Приложение к обращению: Перечень несоответствий положений Закона Республики Беларусь "О свободе совести и религиозных организациях" (от 31 октября 2002 г. № 137—З) Конституции Республики Беларусь и иным законам Республики Беларусь, международным актам...

(Приложение к обращению граждан Республики Беларусь в Конституционный Суд Республики Беларусь, Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь, Президенту Республики Беларусь, в Совет Республики Национального собрания.)

 

Глава 1. Общие положения

Статья 3. Основные термины и понятия

1) «Культовое имущество — предметы, иные материальные объекты (здания, церковная утварь и т. д.), необходимые для совершения религиозных обрядов, ритуалов и церемоний».

Для разных конфессий и деноминаций состав культового имущества различен в связи с различиями в религиозных обрядах.

При этом статья 26 вводит понятие «предметы религиозного назначения», а в части 4 данной статьи «предметы культового назначения».

В Законе РБ «О налоге на добавленную стоимость» используется аналогичное понятие — «предметы религиозного назначения». В соответствии с п. 2 ст. 3 данного закона «Освобождаются от налогообложения обороты по реализации на территории Республики Беларусь... предметов религиозного назначения». Вероятно, что «предметы религиозного назначения» и «культовое имущество» понятия идентичные.

Таким образом, в зависимости от того, относится ли имущество к культовому (предметам религиозного назначения), предоставляются предусмотренные названным законом льготы. Законодатель порождает в связи с этим вопросы: кто определяет критерии отнесения имущества к культовому (религиозная организация по своему усмотрению исходя из культовой практики или гос. орган), что такое «церковная утварь», например, в протестантских церквях, где при совершении религиозных обрядов используются кафедры, микрофоны, радиоаппаратура и т. п.

С четкой регламентацией данного понятия связана и возможность реализации нормы ч. 3 ст. 33 «На имущество культового назначения, находящееся в собственности религиозных организаций, не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов». Можно предположить, что в настоящее время представление о «культовое имуществе» связано исключительно с обрядами православной церкви.

2) При определении понятия «религиозная деятельность» отсутствует указание на субъект этой деятельность, т.е. непонятно, кто ее осуществляет — граждане или юридические лица.

 

Глава 2. Религиозные организации в Республике Беларусь

Статья 13 Закона: «Религиозными организациями в Республике Беларусь признаются добровольные объединения граждан Республики Беларусь (религиозные общины) или религиозных общин (религиозные объединения), объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения религиозных потребностей, а также монастыри и монашеские общины, религиозные братства и сестричества, религиозные миссии, духовные учебные заведения».

Серьезные возражения вызывает положение закона о том, что руководителем религиозной организации может быть только гражданин Республики Беларусь (ст. 13) и то, что иностранный гражданин имеет право заниматься религиозной деятельностью в Республике Беларусь в течение одного года (ст. 39). Данное положение ставит в крайне тяжелую ситуацию многие религиозные организации и противоречит Итоговому документу Венской встречи 1989 года, согласно которому, государства взяли на себя обязательство уважать право религиозных объединений «организовываться в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой» (п. 16.4).

Статья 14

В соответствии со ст. 14 религиозная община образуется по инициативе не менее двадцати граждан Республики Беларусь.

Данное положение противоречит ст. 31 Конституции РБ «Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом».

Установленная в 20 человек численность граждан, необходимая для образования общины, ограничивает возможность граждан для отправления их религиозных потребностей, ибо:

1. расширяет район проживания граждан, входящих в религиозную общину, из-за вхождения в него нескольких населенных пунктов (т. к. многие населённые пункты республики Беларусь имеют небольшое число жителей, например, деревни, состоящие из 15—20 жителей), что удлиняет путь членам общины для проведения ими совместных религиозных собраний;

2. затрудняет регистрацию в государственных органах религиозных общин, ибо для доведения численности общины до 20 граждан требует больше времени и, следовательно:

а) лишает государственные органы иметь более точные сведения о численности граждан в различных вероисповеданиях,

б) задерживает получение религиозной организацией статуса юридического лица, а тем самым и права на её религиозную деятельность.

Это положение закона неизбежно приводит к игнорированию национальных и религиозных традиций отдельных народов, населяющих многонациональное государство.

К примеру, иудейская религиозная община согласно еврейским национальным традициям создается уже при наличии 10 верующих — так называемый миньян. Положение не только нарушает эту традицию, но и совершенно не учитывает демографическую ситуацию с населением страны. Например, большая часть еврейского населения Беларуси, было уничтожено в результате гитлеровского геноцида в годы второй мировой войны. В некоторых населенных пунктах республики проживает менее 20 еврейских семей (а также менее 20 католиков или православных), а это значит, что Закон не дает этим людям возможность свободного вероизъявления и нарушает их конституционное право закрепленное в ст. 31 Конституции РБ (текст приведен выше).

Из смысла приведенных норм вытекает, что реализация конституционного права на совместное исповедание религии возможна лишь в рамках религиозной общины как юридического лица и для этого требуется как минимум двадцать граждан. Такое законодательное положение ставит граждан, совместно молящихся или изучающих тексты религиозных книг, но в количестве менее 20 человек и не зарегистрировавших религиозную организацию, вне закона.

В настоящее время за подобные действия граждан привлекают к административной ответственности (ст. 193 КоАП РБ), а прокуратура выносит официальные предупреждения о недопустимости нарушения законодательства о свободе вероисповеданий и религиозных организациях.

Данное положение также не соответствует международным принципам, Закрепленным в ст. 18 Всеобщей декларации прав человека: « Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков».

Ст. 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений».

Ст. 10 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и Основных свободах человека: Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и вероисповедания. Это право включает свободу выбирать свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию и убеждения как индивидуально, так и совместно с другими, отправлять религиозных культ, следовать и выполнять религиозные и ритуальные обряды и действовать в соответствии с ними.

Возрастной ценз (ст. 14 п. 2.), ограничивающий возможность вступления в религиозную общину 18 годами, также нарушает еврейскую национальную традицию, при которой членом религиозной общины (миньяна) может стать юноша (в ортодоксальном движении) и девушка (в реформистском движении), прошедшие обряд совершеннолетия — юноша в 13 лет, девушка — в 12 лет.

Статья 14 закона также предусматривает, что религиозная община может объединять группы граждан лишь «в пределах территории одного или нескольких смежных населенных пунктов». Данное положение прямо противоречит статьям 31 и 36 Конституции РБ (ст. 36: «Каждый имеет право на свободу объединений»), которые никак не устанавливают ограничений на право граждан реализовывать свои религиозные чувства (в том числе право быть членом религиозной общины) и на свободу объединений (в том числе и религиозных) в зависимости от места проживания.

Статья 14 не соответствует принципам ст. 18 Всеобщей декларации прав человека, ст.18 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Конвенции СНГ 1995 года (см. выше), которые никак не устанавливают ограничений на право граждан реализовывать свои религиозные чувства (в том числе право быть членом религиозной общины) и на свободу объединений (в том числе и религиозных) в зависимости от места проживания.

Само понятие «Территории деятельности» также является незаконным ограничением и при этом противоречит ст. 16 этого же закона. Так как «с момента регистрации религиозная организация приобретает статус юридического лица», она подпадает под действие Гражданского кодекса РБ, который не содержит каких-либо ограничении в определении территории деятельности юридических лиц.

Из текста ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 14 усматривается, что религиозные общины — это объединения только граждан Республики Беларусь; непонятно, по какой причине иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие на территории РБ. Не могут входить в состав религиозной общины («Религиозной общиной признается… граждан Республики Беларусь, являющихся приверженцами единого вероисповедания, для совместного исповедания веры и удовлетворения иных религиозных потребностей»).

Статьи 13 и 15 содержат перечень видов религиозных организаций — религиозные общины, религиозные объединения, монастыри и монашеские общины, религиозные братства и сестричества, религиозные миссии, духовные учебные заведения.. При этом дано определение только таким видам религиозных организаций, как религиозные общины и религиозные объединения.

Какими признаками обладают все остальные виды религиозных организаций, законодатель ничего не сообщает; непонятен статус монастырей, монашеских общин, религиозных братств, сестричеств, благотворительных религиозных миссий и обществ, духовных учебных заведений. С одной стороны они создаются объединениями, с другой стороны в статье 19 речь идет об участниках этих организаций. Какой статус имеют участники и каковы их полномочия?

Без решения перечисленных вопросов останется нерешенным вопрос о собственнике имущества (объединение или участники в лице компетентного органа).

Эта неясность развивается и в ст. 20: «Устав религиозной общины и религиозного объединения утверждается их учредителями. Устав религиозной организации, создаваемой религиозным объединением, утверждается органом управления религиозного объединения». Вопрос: является ли объединение учредителем и собственников имущества или нет?

В перечень религиозных организаций входит такой вид, как «духовные учебные заведения». Гражданский кодекс к юридическим лицам относит такой вид некоммерческих организаций, как учреждения. Вероятно, что духовные учебные «заведения» не могут быть основаны на членстве и будут по своему статусу являться учреждениями.

Статья 15

В соответствии со ст. 15 закона «религиозные объединения образуются при наличии не менее десяти религиозных общин единого вероисповедания, из которых хотя бы одна осуществляет свою деятельность на территории Республики Беларусь не менее двадцати лет». Такое навязывание религиозным организациям вертикальной структуры управления может не согласовываться с их собственным видением организации управления. Согласно п. 16.4 Итогового документа Венской встречи 1989 г. государства обязуются, уважать право религиозных объединений «организовываться в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой». Возражения вызывает и упомянутый двадцатилетний испытательный срок действия религиозных организаций. Следует заметить, что двадцать лет назад на территории бывшего СССР просто физически не могли существовать многие известные и уважаемые конфессии.

Данное положение противоречит статьям Гражданского кодекса РБ, которые не содержат никаких временных цензов для образования юридического лица и не ограничивают правоспособность граждан в реализации их права создавать юридические лица (ст. 17 ГК РБ). Кроме того, данное положение противоречит статье 16 Конституции РБ, утверждающей равенство религий и вероисповеданий перед законом, а также статье 6 закона о равноправии религий, так как ставит религиозные общины в неравные условия.

Согласно ст. 15 закона правом на создание духовных учебных заведений для профессиональной подготовки священнослужителей обладают исключительно религиозные объединения. Таким образом, налицо факт неравенства перед законом религиозных организаций принадлежащих к «большим» либо «маленьким» конфессиям. Последние лишаются права иметь собственные духовные учебные заведения.

В ст. 13—15 закон предусматривает две основные организационно-правовые формы религиозных организаций юридических лиц — религиозные общины и религиозные объединения. При этом не упоминается и не берется в расчет право граждан на совместное исповедание и распространение религии путем создания религиозных сообществ без обязательной государственной регистрации. Такая ситуация влечёт серьезные ограничения прав граждан, т. к. в соответствии с концепцией закона религиозные организации подлежат обязательной государственной регистрации (ст. 16). При этом в тексте закона нет даже намека на то, что граждане имеют право совместно исповедовать религию без образования юридического лица. Например, изучение священных текстов в семейном кругу, совместная молитва вне рамок деятельности религиозной организации и т. п., с точки зрения данного закона, незаконны. Данное обстоятельство провоцирует массовые нарушения прав верующих. Закон не включает право на совместное исповедание религии, то есть объединение без образования юридического лица. Такой подход грубо противоречит ст. 36 Конституции Республики Беларусь и ряду основополагающих международных документов.

Статья 17 ч. 3: «Религиозная община, исповедующая вероучение, ранее неизвестное в Республике Беларусь, к заявлению прилагает также сведения об основах этого вероучения и соответствующей ему культовой практики, в том числе об истории возникновения религии...»

1) Не ясно, что означает формулировка «вероучение, ранее неизвестное в Республике Беларусь», кто определяет, «известное» или нет данное вероучение. Неясно из формулировки закона, можно ли обжаловать определение «известности», если оно является правовым актом, либо это просто мнение компетентного органа и какой субъект является этим компетентным органом.

Статья 20 закона «Устав религиозной организации» вводит понятие «Территории деятельности» религиозной организации и содержит требование указывать в уставе территорию деятельности религиозной организации. Данная норма не соответствует положениям гражданского кодекса РБ, которые не содержит территориальных ограничений деятельности юридических лиц, каковыми в контексте закона являются религиозные организации. На практике введение подобных «ограничителей» деятельности религиозных организаций приводит к тому, что командировка работников одной общины в другую общину для осуществления совместных проектов, оказания методической или иной помощи квалифицируется гос. органами как нарушение действующего законодательства.

Статья 21 п. 2 ч. 1 согласно данному пункту, одним из оснований для отказа в государственной регистрации религиозной организации является недостоверность сведений, содержащихся в представленных на регистрацию документах. В сведениях об истории возникновения религии могут содержаться неточности, которые регистрирующий орган вполне может квалифицировать как «недостоверность сведений» и отказать в регистрации. Вряд ли можно считать правомерным и законным возложение на членов религиозной организации бремени представления в регистрирующий орган истории возникновения религии.

Статья 22 Религиоведческая экспертиза: законодатель не заложил механизма обжалования результатов религиоведческой экспертизы, которые могут явиться основанием для отказа в государственной регистрации религиозной организации. Ни один из действующих нормативных правовых актов, регламентирующих порядок регистрации юридических лиц такой ситуации не порождает. В законе не определены цели экспертизы, сроки ее проведения, исполнители и т.п. При отсутствии в законе данных принципиальных положений, религиоведческая экспертиза может использоваться в политических целях для подавления инакомыслия. Эту же тенденцию подтверждает ст. 21 закона, которая предусматривает отказ в регистрации религиозной организации «по итогам проведения религиоведческой экспертизы». Это более чем странная и юридически неопределенная формулировка. Что вкладывается в этот так называемый итог — целесообразность или законность?

Статья 23:

«религиозная организация может быть ликвидирована... по решению суда в случаях повторного в течение года нарушения настоящего Закона, иного законодательства Республики Беларусь либо осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей ее уставу...»

Не определено:

• какой орган полномочен фиксировать нарушения Конституции и каким процессуальным документом;

• к «нарушениям иного законодательства» могут относиться нарушения налогового, таможенного, другого законодательства, что случается в деятельности любого юридического лица: правомерно ли ликвидировать (возбуждать дело о ликвидации) за подобные нарушения.

Из формулировки нормы неясно, что является основанием для ликвидации: неоднократность нарушения одного из перечисленных нормативных правовых актов или просто неоднократность нарушений законодательства.

Согласно данной статье, организация может быть ликвидирована в случае причинения вреда здоровью и нравственности граждан и т. д. Вопрос: кто и как устанавливает этот вред? Это одна из центральных проблем закона, из-за многие законопослушные религиозные организации оказались под угрозой ликвидации. Мы считаем, что этот вред может быть установлен только в судебном порядке. И это должно быть зафиксировано в законе.

 

Глава 3. Права и условия деятельности религиозных организаций

Статья 25:

Часть 1. «Богослужения, религиозные обряды, ритуалы и церемонии беспрепятственно проводятся в культовых зданиях, сооружениях...» Означает ли это, что для каких-то других случаев государство предусматривает право создавать препятствия?

В законодательстве мы не находим и определение «культового здания». Относится ли к культовому здание бывшего дома культуры, находящееся в собственности и используемое для проведения религиозных мероприятий религиозных общин?

В части 1 данной статьи указано, что религиозные обряды и т. п. проводятся, в части четвертой — отправляются. В чем отличие проведения от отправления?

Часть 2 ст. 25 закона «Религиозные обряды, ритуалы и церемонии при необходимости могут проводиться по месту жительства граждан по их просьбе». Закон не разъясняет, является ли место проведения обрядов, ритуалов и церемоний местом «нахождения общины» и дает ли это право на «размещение общины», то есть право на ее регистрацию по этому адресу.

Опыт показывает, что регистрация религиозной общины на квартирах в настоящее время невозможна, ибо, согласно Жилищному кодексу РБ, «жилые помещения предназначаются для проживания граждан».

Фактически понятия «размещение общины» и «место нахождения общины» не являются идентичными. Такое положение создает искусственные препятствия для регистрации многих общин.

Часть 5 данной статьи: «Богослужения, религиозные обряды, ритуалы и церемонии, а также иные массовые мероприятия, имеющие своей главной целью удовлетворение религиозных потребностей, в специально не предназначенных для этих целей местах под открытым небом и в помещениях могут проводиться только после принятия соответствующего решения руководителем местного исполнительного и распорядительного органа или его заместителем в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь».

Каковы критерии «специально не предназначенных» помещений: вывеска на здании, свидетельствующая о том, что это дом культуры, а не церковь, или соответствие помещения характеру проводимых в нем мероприятий?

При таком правовом регулировании можно представить и другую ситуацию: в последние годы очень часто организации приглашают священнослужителей для «освящения» открываемых офисов, объектов социального, культурного назначения. Понятно, что «освящение» это религиозный обряд, но трудно представить, чтобы директор предприятия подавал заявление в исполком в порядке, установленном Законом РБ «О собраниях, митингах. уличных шествиях, демонстрациях и пикетировании». Но если организаторы такого «освящения» этого не сделают, есть основание для привлечения их к административной ответственности по ст. 167—1 КоАП РБ.

Тем самым закон ограничивает право граждан на совместное исповедание религии, нарушает права верующих в Республике Беларусь.

Также непонятно, что законодатель относит к «иным массовым мероприятиям». На практике такая неопределенность приводит к расширительному и субъективному толкованию нормы, и «иным массовым мероприятиям» будет считаться любая деятельность и действие религиозной организации, имеющие характер мероприятия.

Статья 26:

Часть 2: «Ввозить в Республику Беларусь религиозную литературу, иные печатные, аудио- и видеоматериалы религиозные организации могут только после проведения государственной религиоведческой экспертизы».

Часть 3: «При распространении религиозной литературы, иных печатных, аудио- и видеоматериалов может проводиться государственная религиоведческая экспертиза по решению республиканского органа государственного управления по делам религий».

Вышеприведенные формулировки 26-й статьи противоречат статье 5 «Право на свободу вероисповедания»: «Каждый имеет право свободно выбирать, иметь, менять, выражать и распространять религиозные убеждения...» Проведение государственной религиоведческой экспертизы означает введение государственной цензуры на религиозную литературу, которая запрещена согласно ст. 33 Конституции Республики Беларусь. (Ст. 33 КРБ: «Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение. Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них. Монополизация средств массовой информации государством, общественными объединениями или отдельными гражданами, а также цензура не допускаются».)

Сегодня в Беларуси продается масса литературы разного содержания, которая не проходит никакой экспертизы. А та литература, которая должна использоваться верующими гражданами, согласно данному закону, подвергается цензуре.

Часть 4: «Коммерческие организации по выпуску богослужебной литературы и производству предметов культового назначения могут создаваться только религиозными организациями». Чем обусловлено данное ограничение? Предусмотрено ли такое ограничение по созданию указанных коммерческих организаций в соответствующих нормативных правовых актах (Гражданский кодекс РБ)?

Часть 8 ст. 26. В данном пункте говорится, что распространение религиозной литературы и других материалов религиозного содержания может осуществляться только в принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или иных законных основаниях помещениях, а также местах, в установленном порядке выделяемых для этих целей местными исполнительными и распорядительными органами.

Вышеприведенные формулировки 26-й статьи противоречат статье 5 «Право на свободу вероисповедания»: «Каждый имеет право свободно выбирать, иметь, менять, выражать и распространять религиозные убеждения...»

Согласно данной норме, человек, приобретший религиозный журнал или книгу в установленном законом месте или полученную по почте, не может ее подарить своему товарищу или дать ее почитать вне установленного государственными властями места. Ведь подобный подарок тоже можно подвести под понятие распространения религиозной литературы.

Статья 27:

Часть 2 статьи 27: «Религиозные объединения в соответствии со своими Уставами имеют право создавать средства массовой информации в порядке и на условиях, установленных законодательством Республики Беларусь».

Данная норма: ограничивает перечень субъектов, имеющих право на создание СМИ. Данное положение противоречит Закону РБ ''О печати и других средствах массовой информации», который предусматривает, что учреждать СМИ могут граждане и юридические лица без каких-либо ограничений.

На практике это приводит к тому, что большие религиозные общины (численностью как минимум свыше 300 человек) не имеют возможности самостоятельно учредить собственную газету.

Статьи 27, 28, 29

Ограничения в организации религиозных объединений приводит к невозможности создания духовных учебных заведений для профессиональной подготовки священнослужителей, теологов и церковного персонала, учреждения средств массовой информации и приглашения иностранных граждан в целях занятия религиозной деятельностью — права на все эти виды деятельности имеют только они (статьи 27, 28, 29 закона).

При невозможности создать религиозное объединение общины лишаются всех этих форм деятельности, что неизбежно приведет к их угасанию, то есть к насильственному удалению данной конфессии или ее разновидности с территории Беларуси. Такое положение не может быть признано демократическими противоречит самому праву граждан на свободу вероисповедания, закрепленному в ст. 31 Конституции РБ и не соответствует многим международным документах (ст. 18 Всеобщей декларации прав человека, ст. 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Конвенции СНГ 1995 года).

Статья 29. В данной статье мы снова сталкиваемся с вопросом о субъекте «религиозной деятельности». Из контекста статьи видно, что религиозная деятельность — это профессиональная деятельность гражданина. При этом следует иметь в виду, что с приглашенным для осуществления религиозной деятельности (в качестве пастора, дьякона и т. п.) иностранным гражданином могут быть установлены трудовые отношения. Если это так, то религиозная организация, приглашающая для религиозной деятельности иностранного священнослужителя и заключающая с ним договор должна получить соответствующую лицензию и пройти всю процедуру согласования в гос. органе по миграции.

В правоприменительной практике возникает и такой вопрос, как и откуда следует приглашать иностранного гражданина, который в установленном законодательством порядке постоянно проживает в Республике Беларусь. Такая норма совершенно неправомерно вводит ограничения дискриминационного характера (по признаку гражданства) для данной категории иностранных граждан: граждане РБ имеют право без ограничений работать в качестве религиозных деятелей (вид занятия указан в соответствии с Общегосударственным классификатором РБ «Профессии рабочих и должности служащих»), а иностранные граждане, постоянно проживающие в РБ, — только после того, как их непонятно откуда пригласят, согласовав это приглашение с соответствующим органом.

Статья 30

Часть 3 ст. 30 Закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» не ликвидирует ту историческую несправедливость, которая существует из-за отсутствия в Беларуси закона о реституции. Согласно ст. 30 Закона ч. 3 «религиозные организации имеют преимущественное право на передачу им культовых зданий с прилегающей территорией, за исключением тех, которые используются как объекты культуры, физической культуры и спорта».

Закон не разъясняет, что стоит за словами «преимущественное право». Значит ли это, например, что право на бывшие культовые здания имеют также и нерелигиозные организации?

Часть 5 ст. 30: «Религиозные общины, входящие в религиозное объединение, монастыри и монашеские общины, религиозные братства и сестричества, религиозные миссии, духовные учебные заведения могут передавать свои культовые здания и иное имущество в пользование другим религиозным организациям только с согласия органа управления религиозного объединения, в подчинении которого они находятся».

Непонятно, на каком основании законодатель навязывает религиозным организациям подобный порядок решения их внутренних имущественных вопросов. Данное положение противоречит статье 8 закона, которая устанавливает принцип взаимоотношений государства и религиозных организаций — «Государство... не вмешивается в деятельность религиозных организаций, если она не противоречит законодательству Республики Беларусь». Почему религиозное объединение не может передать общине имущество в собственность, а только в оперативное управление (часть 4 этой же статьи). Нормы, регулирующие порядок создания религиозных общин и др. религиозных организаций, не называют объединение учредителем. Тогда почему навязана аналогия унитарных предприятий, при создании которых учредитель передает имущество в хозяйственное ведение или оперативное управление?

 

Глава 5. Контроль за исполнением законодательства Республики Беларусь о свободе совести, вероисповедания и религиозных организациях

Статья 36—38

Серьезные возражения вызывает наделение органов государственного управления правом запрещения деятельности религиозных организаций и приостановления их деятельности (ст. 36, 37, 38). Речь по сути идет о конституционной ответственности религиозных организаций и решение названных вопросов является исключительной прерогативой суда, а не органов исполнительной власти.

Статья 39

Ст. 39 п. 3 «вовлечение несовершеннолетних в религиозные организации»: что законодатель имеет в виду под «вовлечением»?

В соответствии со ст. 39 п. 1 запрещается деятельность религиозных организаций, препятствующая «исполнению гражданами их государственных, общественных, семейных обязанностей или наносящей вред их здоровью и нравственности». Такая юридическая неопределенность способна на практике привести к злоупотреблению властью и ущемлению прав верующих и религиозных организаций. Так, целибат и монашество, а также половое воздержание в период поста может буквально быть истолковано как уклонение от исполнения семейных обязанностей. Что же касается нанесения вреда здоровью и нравственности, то в законе должно быть четко зафиксировано, что эти факты должны устанавливаться строго в соответствии с законом, то есть по решению суда. В противном случае результат может получиться обратный декларируемым целям закона.

Как мы видим, Закон Республики Беларусь о свободе совести и религиозных организациях (от 31 октября 2002 г. № 137—З) противоречит не только Конституции Республики Беларусь и международным стандартам по сути, но и содержит ряд противоречивых и неясных норм и понятий, несогласованность с другими нормативными правовыми актами, что неизбежно порождает проблемы его практического применения. В соответствии со ст. 23 Закона РБ «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» «Нормативные правовые акты должны быть внутренне согласованными, логично построенными и соответствовать нормотворческой технике. Термины и понятия, используемые в тексте нормативного правового акта, должны быть понятными и однозначными». Закон данным требованиям не соответствует.