МОНИТОРИНГ СМИ: Пастора осудили за участие в акции.

Николай Свинко — пастор церкви христиан веры евангельской в деревне Синегово Стародорожского района — районным судом признан виновным в административном правонарушении — участии в несанкционированной массовой акции.

 

Как судили священника

Судья Диана Филатова признала Николая Свинко виновным по ч. 1 ст. 23.34 КоАП и вынесла ему предупреждение за участие в несанкционированном митинге 14 августа. Суд начался 3 сентября, приговор прозвучал на следующий день.

Пастор Свинко и представить себе не мог, что в суде могут выносить приговор согласно показаниям одного человека в форме:

«У меня такое впервые, я поражен неправде. Свидетель, на основании слов которого меня обвинили, — сотрудник Стародорожского РОВД Андрей Кульчицкий 1996 года рождения. Сказал, что видел меня на площади в Старых Дорогах 14 августа, но меня там не было. А к делу приложили фото за 16 августа».

Судья не признала фото как доказательство нахождения Свинко на площади 14 августа и запросила видео, на котором пастор был бы запечатлен. Нашли только видео с допроса. Однако предупреждение пастору судья все же вынесла.

Пастор говорит, что при этом она сослалась на показания свидетеля Кульчицкого. Свинко вину не признал. Говорит, что дело не только в том, что доказательства против него были шиты белыми нитками, а свидетель лгал в зале суда, но и в том, что виниться ему не в чем.

 

Как милиция искала священника по фотографиям

В деревне Синегово, где живет около 270 человек, в церковь к пастору Свинко ходят порядка ста человек. Среди этих людей и семья самого Николая Свинко — его жена, двое сыновей с женами и их семеро детей. Община появилась двадцать лет назад, а зарегистрирована в 2001 году.

Свинко говорит, что у него хорошая церковь, а люди в ней свободные и бесстрашные: «У них страх только перед богом. И мы живем честно, мы живем праведно и ничего не боимся». 

Поэтому на акции против насилия вышли многие. Николай Свинко рассказал, что в Старых Дорогах люди выходили с протестами с 13 по 19 августа. Стояли с цветами в центре города:

«Я был там как пастор. Я помню, что 14 августа даже успокаивал женщину, которая выражалась в отношении сотрудника ГАИ матом, говорил, что он при исполнении обязанностей. Если вышли на мирную акцию, то надо быть и морально устойчивыми людьми. Но было это не на площади, как утверждал свидетель в суде. В воскресенье, 16 августа, после службы я тоже поехал в Старые Дороги, мы погуляли, многие фотографировались и я сфотографировался с людьми. Прошла неделя, и мне позвонили из милиции. А незадолго до этого в районной газете было размещена статья начальника районного отдела внутренних дел Олега Бычени, в которой подчеркивалось, что мирных людей никто не будет обижать».

18 августа в газете «Навіны Старадарожчыны» Олег Быченя, обращаясь к участникам акций, призвал их проявить взаимоуважение, «ведь вам в настоящий момент никто не мешает высказывать свое мнение».

А председатель райисполкома Николай Карпович на встрече с жителями 18 августа, подчеркивая стремление к диалогу, спросил у собравшихся: «Вы в эти дни не раз выходили на улицу с протестными акциями, на центральную площадь. Скажите, кто вас хоть пальцем тронул?..» 

Так что Николай Свинко удивился, когда в милиции ему начали рассказывать о нарушении закона:

«Сначала звонили 23 августа, я не отвечал. А 25-го поговорил с сотрудником РОВД, который пригласил меня на беседу. Мне показали мое воскресное фото. Я понял, что это было именно в воскресенье  я был парадно одетый, потому что приехал после службы. Меня фотографировала корреспондент районной газеты. 

А в милиции мне сказали, что снимок был сделан 14 августа, что я в тот день был в центре Старых Дорог и выкрикивал лозунги. Советовали покаяться. Я ответил, что не буду, потому что не совершал никакого преступления. Я имею право на мирный протест после того, как узнал, как людей покалечили, насиловали в Минске. Мой долг как священника был выразить протест, быть вместе с людьми». 

В милиции на пастора составили протокол, согласно которому Свинко нарушил ч. 1 ст. 23.34 КоАП. В протоколе отмечается, что пастор 14 августа выкрикивал лозунги «Жыве Беларусь», «Нет насилию». К делу приложена фотография, но сделана она, как уже отмечал пастор, через два дня — 16 августа в воскресенье.

«Меня удивляет, — сказал Николай Свинко, — что милиционер якобы видел, что я был на митинге, но не подошел ко мне, не сказал не совершать, как они называют протест, противоправные действия. Это всё ложь, это подло. Сначала говорят, что не против мирного протеста, а потом ищут по фотографиям людей, которые были на митинге». 

Еще непонятно, по каким критериям они людей выслеживают: «Было 16 августа на митинге около 500 человек, в Минске выходят сотни тысяч. Вся Беларусь в митингах, люди открыто выступают против политики президента. Нас что, всех судить?». 

После допроса и суда пастор говорит, что не может серьезно воспринимать милицию как защитников людей: «У меня ассоциация с теми, кто насиловал, убивал, садистски обращался с белорусами. Я не могу смотреть и на чиновников. Когда сотни людей свидетельствуют о том, как жестоко с ними обошлись, они организовывают митинги «За батьку», одобряют методы силовиков и даже говорят, что митингующим дали мало. Это не вмещается в моем сердце. Как это можно защищать, как оправдывать?» 

 

«Мое место как пастора быть рядом с людьми»

Пастор полагает, что его выбрали для наказания, потому что в районе хорошо знают:

«Мое место как пастора быть рядом с людьми, это мой долг. Когда мне говорили повлиять на людей, чтобы они не ходили на митинги, я отвечал, что перестанут выходить люди — перестану выходить я. Горе тем, кто зло называет добром, и я не скажу, что убивать белорусов, бить их в автозаках — это нормально. В таком случае мне надо снимать сан священника и отказываться от служения. Я этого не сделаю. 

Я спрашивал в суде, в чем моя вина, и еще спрашивал, не нарушают ли закон люди, которые ходят под государственными флагами на митинги, которые организовывают власти. Объявление о приглашении на митинг было и в социальных сетях, и в районной газете. Люди ездили в поддержку власти на машинах, в том числе служебных, сигналили. Судья мне не ответила».

Пастор говорит, что людям не ответили и на вопрос, как в нашей мирной стране можно убивать, насиловать свой народ за то, что они не согласны с результатом выборов:

«Выборы у нас украли, у нас нет выбора. Протест несправедливости  — богом заложенное качество человека Я говорил милиционерам, что на моем месте должен сидеть не я, а убийцы и насильники людей, которые еще не остановились. Посмотрите, как жестко задерживали студентов. Мне скоро 55 лет, отрекаться от своей веры, честности, справедливости и правды я не собираюсь. Я спокойно ложусь спать и спокойно встаю, мне не стыдно перед собой и людьми. И я знаю, что в нашей стране всё поменяется. И как будут люди себя чувствовать, которые сейчас лжесвидетельствуют?»

Он недоумевает, «как власти дошли до того, что в страну не пускают Тадеуша Кондрусевича, гражданина Беларуси, священника высокого ранга, который руководит целой конфессией, ведь закон дает гарантию каждому из нас, что при любых обстоятельствах мы имеем право вернуться на свою землю». 

Пастор говорит, что всё происходящее теперь — это борьба света с тьмою и добра со злом:

«Я думаю, что иначе никак невозможно объяснить поведение человека, который выступает против церкви, здравой позиции, священника, который называет вещи своими именами. Беларусь стоит на пороге перемен. Всё поменяется у нас, но пока силы сатаны всякой неправдой, беззаконием пытаются сохранить страх в людях. Я не говорил в церкви, за кого голосовать, но не могу смотреть, когда нам указывают, как правильно верить, как жить и что говорить. Для того, что происходит теперь, нет слова, кроме слова безумие».

 

Источник: NAVINY.BY

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.