Соответствует ли международным стандартам закон Украины, требующий переименования Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата)

Аўтар: 
Наталля Васілевіч

Верховная Рада Украины на заседании 20 декабря приняла в целом законопроект №5309, которым были внесены изменения в Закон Украина "О свободе совести и религиозных организациях" в части, регулирующей названия религиозных организаций, которые входят в структуру религиозной организации, управляющий центр которой находится за рубежом Украины в государстве, которое законом определена как совершившая военную агрессию против Украины и(или) на оккупировала часть территории Украины.

В частности, предлагается следующее: 1) обязать религиозную организацию (объединение), которая входит в структуру (является частью) религиозной организации (объединения), руководящий центр (управления) которой находится за пределами Украины в государстве, законом признана осуществившей военную агрессию против Украины и временно оккупировавшей территорию Украины, отражать ее принадлежность к религиозной организации (объединению) за пределами Украины путем обязательного воспроизведения в своем названии полного уставной названия такой религиозной организации (объединения) с возможным добавлением слов «в Украине» и / или обозначения своего места в структуре иностранной религиозной организации (новая часть 7 ст. 12); 2) определить признаки вхождения религиозной организации в такие религиозные организации (новая часть 8 ст. 12); 3) обязать соответствующие религиозные организации (объединения) в течение четырех месяцев внести предусмотренные этим законом изменения в свое официальное название и в свой устав (положение), ограничить доступ священнослужителей таких религиозных организаций (объединений) в части, соединения вооруженных сил и других военных формирований Украины и т.д. (пункты 4 и 5 раздела II «Переходные и заключительные положения").

При подготовке Законопроекта он прошел экспертизу, и в частности Главным научно-экспертным управлением Верховной Рады Украины было принято заключение от 6 июня 2017 г., в котором отмечалось, кроме прочего, что "действующее законодательство Украины уже содержит достаточное количество правовых средств (включая меры юридической ответственности за нарушение действующего законодательства Украины), направленных на обеспечение национальных интересов, территориальной целостности, государственной безопасности и суверенитета Украины", "положения законопроекта содержат признаки несоответствия Конституции Украины, которая исключает возможность установления особых требований относительно названия и содержания уставов (положений) отдельных религиозных организаций (объединений) и ограничений по доступу их священнослужителей в части, соединения Вооруженных сил и других военных формирований Украины", а также "в соответствии со статьей 8 Закона религиозная община, как разновидность религиозной организации, имеет право на ее подчиненность в канонических и организационных вопросах любым действующим в Украине и за ее пределами религиозным центрам (управлениям) и свободное изменение этой подчиненности. При этом сообщение государственных органов об образовании такой религиозной общины не является обязательным. В связи с чем установление соответствующего долга по воссозданию в названии религиозной организации (объединения) полной уставной названия религиозной организации (объединения), руководящий центр (управления) которой находится не в Украине, сомнительно".

Моя (правозащитная) позиция по новому закону Украины строится на международных правовых стандартах в сфере свободы религии и правосубъектности религиозных общин. В ней всего три пункта, основанных на документе БДИПЧ ОБСЕ "Руководящие принципы относительно правосубъектности религиозных общин
 и общин, придерживающихся определенных убеждений" и практике анализа законодательства ОБСЕ и Венецианской комиссией.

1. Поскольку в законе содержатся вызывающие противоречие нормы, Верховная рада Украины по своей доброй воле могла бы обратиться в ОБСЕ и Венецианскую комиссию, консультативный орган по конституционному праву при Совете Европы еще на стадии законопроекта, чтобы международные эксперты помогли оценить, не нарушает ли он прав человека.

2. Противоречивость этих норм отражается в их несоответствии некоторым рекомендациям БДИПЧ ОБСЕ, отраженным в упомянутых "Руководящих принципах", в частности, рекомендации 31: "государство должно уважать независимость религиозных общин или общин, придерживающихся определенных убеждений. Реализуя режим, регулирующий получение статуса юридического лица, государства должны выполнять свои обязанности, обеспечивая, чтобы национальное законодательство предоставляло религиозным общинам или общинам, придерживающимся определенных убеждений, самим решать вопросы о своих руководителях, внутренних правилах, сущностном содержании своих убеждений, структуре общины и методах назначения священнослужителей, а также о своем названии (sic!) и других символах".

3. Проблему поддержки государства агрессора можно было бы решать на основании рекомендации 34 - "вопрос о любых нарушениях со стороны отдельных лидеров или членов религиозной организации должен быть адресован лицам, совершившим эти нарушения (а не всей общине или другим ее членам), посредством возбуждения в их отношении уголовного, административного или гражданского производства". Не на всю организацию накладывать санкцию, а на тех представителей, которые призывают к насилию.

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
11 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.