Религиоведческая экспертиза как механизм оптимизации государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений в правовом поле Украины

Аўтар: 
Титаренко Вита

В украинском религиоведении экспертная деятельность, направленная на теоретическую оценку существующих религиозных феноменов, их функционирования, взаимодействия в межконфессиональном и государственно-конфессиональном поле, рассматривается, как составляющая практического религиоведения. Традиционные конфессиональные вероучения и основанные на них современные религии – могут настолько различаться и, порой, противоречить друг другу, что становятся источником социального напряжения, эскалации конфликтов, непонимания и т.п. Поэтому экспертный анализ идейно-целостного комплекса религиозных учений, с одной стороны, способствует защите религиозных организаций от необоснованных обвинений, а с другой – может предотвращать негативные социальные последствия функционирования религиозных феноменов.

Религиоведческая экспликация феномена функциональности религии в ее практическом проявлении, равно как и следствие ее влияния на человека и отдельные сферы социума, являются, по сути, экспертизой, которую осуществляют специалисты относительно той или иной формы (направления, течения) религии, ее отношений с другими религиями, государством и обществом в целом. Исследователи-религиоведы, в таком случае, не только осуществляют экспликации, но и обобщают свой опыт как экспертов.

Религиоведческая экспертиза функционирует на пересечении нескольких предметных сфер – собственно научной (речь идет не только о религиоведении, но и о экспертологии как исторически сложившейся дисциплине), правовой, управленческой и этической. Правовое поле имеет свою специфику в каждой стране, равно, как и сфера управления. Научная же и этическая сферы, в отличие от правовой и управленческой, различаются меньше от страны к стране, являясь более устойчивыми. Поэтому, логично уделить внимание рассмотрению механизмов взаимодействия этих сфер, где и возникают проблемы методологического характера. Анализ научной литературы и практики религиоведческой экспертизы прямо указывает на некоторые из этих проблем. Методологическое обеспечение экспертологии на сегодня остается не в полной мере разработанным. Только сейчас начинают формироваться парадигмы, создается понятийный аппарат, происходит систематизация методов получения оценок экспертов. Экспертология, основываясь на общественной практике, системе знаний об экспертизе, входит в комплекс наук о принятии решений, имеет свой понятийно-категориальный аппарат, общие основы и принципы и предлагает рассмотрение сложных вопросов, которые невозможно решить в рамках других дисциплин. Если с определением понятия «экспертиза» не возникает противоречий, то определение «религиоведческая экспертиза» и производного – «государственная религиоведческая экспертиза», требуют некоторого уточнения, поскольку ни в нормативных актах в странах, где существует государственная религиоведческая экспертиза (в частности, это Россия и Беларусь), ни в религиоведческих словарях, это понятие не раскрывается вполне. Что касается государственной религиоведческой экспертизы, то А.Пчелинцев, профессор Российского государственного гуманитарного университета, специализирующийся в области защиты религиозной свободы, определяет религиоведческую экспертизу, как «независимое и объективное исследование учредительных и иных документов, а также практики регистрируемой организации, основанное на достоверных и научно-обоснованных методиках, проводимое по решению регистрирующего органа уполномоченными экспертами и специалистами в области религиоведения и государственно-конфессиональных отношений на предмет определения религиозного характера организации»[1]. Конечно, экспертиза может иметь различный статус, например, может быть государственной, общественной. В отношении разновидностей экспертизы часто используются такие понятия, как: предыдущая, начальная, повторная, дополнительная, контрольная, итоговая и т.п. В приведенном выше определении А.Пчелинцева, эти разновидности упраздняются, поскольку акцент ставится только на «определении религиозного характера организации», необходимом для государственной регистрации последней, т.е. речь идет, вероятно, о начальной экспертизе. К тому же, из вышеприведенных определений можно сделать вывод, что государственная религиоведческая экспертиза проводится исключительно уполномоченным органом по решению самого государства (его органов), религиоведческая же экспертиза значительно шире в своих функциональных проявлениях и может проводиться и по просьбе самих религиозных организаций, если в том возникает необходимость.

Рассмотрев определения экспертологии и религиоведческой экспертизы, остановимся на их сущностно-методологическом наполнении, поскольку, как показывают исследования, проблемы при проведении религиоведческой экспертизы возникают, в основном, вследствие нарушения ее методологии и основных принципов. В украинском религиоведении базисом для подготовки религиоведческой экспертизы являются теоретическо-методологические основы, целостно собранные руководителем Отделения религиоведения (Институт философии Национальной академии наук Украины) – профессором А.Колодным и изложенным в разделе «Функционирующая религия в ее ценности и практической значимости» коллективной монографии «Практическое религиоведение»[2].

Как мы уже отмечали выше, экспертиза функционирует на пересечении нескольких предметных сфер. В первую очередь, обозначим, что субъектами экспертологии, по определению признанного специалиста в области методического и организационного обеспечения экспертного прогнозирования и экспертизы Ю.Сидельникова, выступают юридические и физические лица, которые реализуют следующие функции: заказчика экспертизы или лица, принимающего решение, на основе экспертного вывода; организатора экспертизы; технолога по экспертизе (экспертолога); носителя специальных знаний и практического опыта (эксперта)[3].

В таком случае, религиоведческой экспертной деятельностью является совокупность согласованных действий всех субъектов экспертологии по осуществлению анализа и оценки религиозных явлений или процессов, которые должны реализовать основные указанные выше, цели экспертизы. Но всегда ли в практике проведения экспертизы целеустремленно реализуются обозначенные функции – вопрос остается открытым. Как показывает прикладной анализ религиоведческих экспертиз, не всегда реализуется функция технолога по экспертизе или экспертолога, поскольку им должен выступать специалист, деятельность которого представляет собой поиск закономерностей получения, анализа и обработки экспертных оценок, исследование принципов и создание правил организации собственно религиоведческой экспертизы, ее методик и технологий. Именно таких специалистов в религиоведении не хватает.

Что касается основного субъекта экспертизы, которым выступает эксперт, мы имеем ввиду носителя специальных религиоведческих знаний и практического опыта, который представляет интересы определенных групп или организаций и который, в свою очередь: отвечает за свой экспертный вывод, имеет права и обязанности, определяющиеся соответствующими нормативными документами; выполняя специальную ролевую функцию, включен в процесс принятия решений, для того, чтобы научно обосновать их; имеет объективные и полные (в его понимании) сведения об особенностях и свойствах исследуемого объекта и рекомендации относительно лучших вариантов управленческих решений, которые его касаются; независимо от внешних влияний и собственной выгоды высказывает суждение в сфере его специальных знаний и практического опыта по поводу поставленных перед ним вопросов[4]. В деятельности экспертов, по нашему мнению, нужно разграничивать мнение одного эксперта и экспертное заключение, данное группой экспертов. Речь идет о том, что экспертное заключение может служить основой для определенного решения, вынесенного государственным органом и, в свою очередь, влиять на межконфессиональные и конфессионально-государственные отношения. Следовательно, к группе экспертов должны предъявляться соответствующие методологические требования. В первую очередь, это должна быть небольшая совокупность прямо или опосредованно взаимодействующих экспертов, так называемая «tres faciunt collegium»[5], которая должна быть: объединена общим признаком и разновидностью деятельности ее членов, а также идентичными условиями (обстоятельствами), в которых они оказались; иметь свойство саморазвития; иметь ненулевой уровень сплоченности. Если эти требования не соблюдены, то, вероятнее всего, конечный результат деятельности такого религиоведческого объединения будет вызывать сомнения.

В Украине отсутствует институт государственной религиоведческой экспертизы, в то время, как таковой существует, например, в России и в Беларуси. В Украине же, как предусмотрено п.п. 92 п.4 «Положения о Министерстве культуры Украины», утвержденного Указом Президента Украины от 06.04.2011 № 388/2011, Министерство, согласно возложенным на него обязанностям, только обеспечивает религиоведческую экспертизу при участии представителей религиозных организаций и соответствующих экспертов[6]. Как уже отмечалось, в Украине отсутствует государственная религиоведческая экспертиза. В этом можно усматривать определенный демократический прогресс, поскольку, по нашему мнению, религиоведческая экспертиза должна быть независимой, а не государственной – тогда становится возможным соблюдение принципов неангажированности и объективности. Задача содействия проведению религиоведческой экспертизы в Украине возложена на Министерство культуры, «при участии религиозных организаций и соответствующих экспертов».

Положением об Экспертном совете по вопросам свободы совести и деятельности религиозных организаций, утвержденным приказом министерства культуры Украины от 22.06.2012 № 668 предусмотрено, что Экспертный совет – это постоянный консультативно-совещательный орган, образованный Министерством культуры Украины для рассмотрения научных рекомендаций, проведения профессиональных консультаций и изучения проблемных вопросов, связанных с формированием и реализацией государственной политики в сфере религии.

К основным задачам Экспертного совета отнесено, в частности, содействие проведению в установленном порядке религиоведческой экспертизы. При этом предложения и рекомендации Экспертного совета (п. 10 Положения) носят рекомендательный характер. Проведение же самой религиоведческой экспертизы не входит в полномочия Министерства культуры Украины. Следовательно, структурное подразделение Министерства – отдел экспертно-аналитической работы и связей с религиозными организациями Департамента по делам религий и национальностей не может выступать непосредственным субъектом проведения религиоведческой экспертизы. Из этого следует, что на сегодня в Украине действующим законодательством четко не определены основания, конкретный порядок проведения религиоведческой экспертизы, не очерчен круг лиц, уполномоченных на непосредственное проведение экспертизы, нормативно не закреплена форма экспертного вывода. В таком случае мы снова сталкиваемся с методологическими нарушениями проведения экспертизы как таковой, поскольку, независимо от типа осуществляемой религиоведческой экспертизы (как это должно быть: начальная, повторная, дополнительная, итоговая, контрольная и т.д.), привлечение эксперта должно определяться наличием самых важных профессиональных качеств, таких, как: квалификация и опыт; соответствующая специализация; владение методами экспертной оценки; четкое представление обо всех звеньях технологической цепочки и уровнях управления ситуацией[7].

Кроме того, если выводы Экспертного совета носят только рекомендательный характер, то такая постановка вопроса тоже, определенным образом, противоречит методологическим требованиям к экспертизе, поскольку непрописанной остается ответственность экспертов за свой экспертный вывод – какими правами они наделены и какие обязанности имеют, какая ответственность на них возложена. Кроме того, рекомендательный характер экспертизы ограничивает (если не отстраняет вообще) участие экспертов в процессе принятия решений с целью их научного обоснования. В практической плоскости проведение религиоведческой экспертизы поручается такому профессиональному научному подразделению, как Отделение религиоведения Института философии имени Г.С.Сковороды НАН Украины. Объективно условия сложились так, что нагрузка по изучению новых религиозных движений, мощно заявивших о себе с начала 90-х годов ХХ ст. в Украине, была возложена именно на этот сектор академической науки, единственный, в своем роде, сегодня на всем постсоветском пространстве. Поэтому и подготовка экспертных материалов, являлась логическим продолжением научных изысканий специалистов Отделения. Экспертная деятельность Отделения религиоведения предусмотрена Уставом самого Института (пункт 2.2.5.) и осуществляется с 1991 г. научными специалистами по вопросам религии и церковно-конфессиональных отношений. Среди более пяти десятков проведенных религиоведческих экспертиз только за последние пять лет, можем найти примеры различных типов экспертиз, в частности таких, как экспертная оценка проблемы и экспертная оценка[8].

К такому типу религиоведческих экспертиз можно отнести следующие:

• религиоведческую экспертизу вероучения, обрядовой практики и организационной структуры Церкви Адвентистов Седьмого Дня в Украине[9];

• религиоведческую экспертизу содержания и форм еженедельных богослужений в культовых помещениях религиозной организации Свидетелей Иеговы в Украине – «Залах Царства» и их соответствия признакам религиозного обряда[10];

• религиоведческую экспертизу с целью обоснования идентичности и необоснованности притязаний со стороны любых других религиозных групп для присвоения названия «Украинская Греко-Католическая Церковь»[11].

Заказчиками вышеупомянутых религиоведческих экспертиз, представляющих собой экспертные оценки проблемы, выступали представители религиозных организаций, непосредственно заинтересованных в данной экспертизе.

Примером религиоведческой экспертизы, представляющей собой экспертную оценку, служит экспертиза Отделения религиоведения Института философии имени Г.С. Сковороды НАН Украины Устава религиозной общины Покрова Пресвятой Семьи (г. Золочев Львовской обл.), представленного на регистрацию в Львовскую областную администрацию 20 июня 2011 г. Заказчиком этой экспертизы выступал государственный орган – Львовское городское управление ГУ МВД Украины в Львовской области Галицкого районного отдела[12]. Экспертная оценка использовалась на подготовительном этапе разработки управленческих решений относительно регистрации религиозной организации. Термин «оценка» используется в двух значениях – как результат «измерения» и как процесс. Но следует подчеркнуть, что временами актуальные религиозные проблемы не могут быть решены из-за отсутствия четких и достоверных критериев. Как видим, экспертной оценке подлежат и сфера государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений, и законодательные инициативы в сфере религиозных вопросов, а также обрядовые, образовательно-просветительские, благотворительные направления деятельности конфессий, а также факты проявления враждебности, вандализма, которые допускаются представителями одной конфессии по отношению к другой и т.д.

Но основные цели экспертизы, такие как повышение степени обоснованности принятых решений на основе выводов экспертов и контроль за соблюдением соответствия или установление соответствия между характеристиками объекта экспертизы и требованиями (условиями, ограничениями), предусмотренными нормативными, нормативно-правовыми и законодательными актами разных уровней, остаются, по нашему мнению, недостигнутыми в полной мере.

Резюмируя вышеизложенное, отметим, что, в первую очередь, проблему функционирования органов, уполномоченных на проведение религиоведческой экспертизы, равно как и самого процесса ее осуществления, следует искать в несоблюдении ее методологии. Поэтому необходимо актуализировать в практическом религиоведении экспертологию как методологию, определяющую технологию проведения экспертных исследований любых видов человеческой деятельности (в том числе и религиозной). Необходимым условием успешной экспертной деятельности становится также преодоление разрыва, который сохраняется сегодня между академической наукой и практическим религиоведением и создание сообщества специалистов-экспертов по практической религиоведческой экспертизе. Кроме того, важно постоянно повышать уровень «спроса» правительства и других субъектов религиозной ситуации на экспертно-аналитическую продукцию такого вида. Кроме вышеуказанных условий, нужно вырабатывать культуру стратегического мышления и принятия решений политической элиты в вопросах религиозной жизни общества.

Таким образом, разработка основанного на экспертологии экспертного обеспечения практического религиоведения, обеспечение открытости и профессионализма экспертной деятельности, наряду с другими условиями, позволят наладить систему результативного проведения религиоведческих экспертиз, что повысит уровень и качество аналитической работы как в религиоведении, так и в государственном управлении.



[1] Пчелинцев, А. Экспертиза по божественным делам: инквизиция или гарантия свободы религии?// Религия и право. - №2, 2009. – С.42.

[2] Колодний, А.М. Практичне релігієзнавство як нова дисциплінарна складова фаху // Дисциплінарне релігієзнавство. Колективна монографія. – К., 2009. – С. 212-214.

[3] Сидельников, Ю. Системный анализ экспертного прогнозирования. – М., 2007. – С.78.

[4] Там же. С.86.

[5]«Трое составляют коллегию» - это положение римского права, сформулированное в «Дигестах» (XXCCVII, 56, 16), обозначает минимальное количество лиц, необходимое для создания коллегиального учреждения или законности его заседаний, или присутствия, как такового.

[6] Правовий висновок управління правового забезпечення на службову записку директора Департаменту у справах релігій та національностей Міністерства культури України Любчика В.П. від 24.07.2012№ 39567-12

[7] Сидельников, Ю. Системный анализ экспертного прогнозирования. – М., 2007. – С.93.

[8] Напомним, что в оценку экспертной проблемы включено определение всех, необходимых для ее решения проблем, в число которых, в зависимости от характера проблемы и возможностей религиоведческой науки, входят: определение методов исследования, источников информации, состава экспертов, организационных форм, источников финансирования, методик исследования, а также промежуточных и конечных результатов, необходимых для разработки, согласования и внедрения решений возникшей проблемы.

[9]Президент Украинской Унионной Конференции Церкви Адвентистов Седьмого Дня В.А.Крупский и Директор отдела общественных связей и религиозной свободы Церкви Адвентистов Седьмого Дня в Украине П.В.Ганулич обратились к Директору Института философии имени Г.С.Сковороды НАН Украины академику М.В.Поповичу с просьбой (письмо от 25 февраля 2010 г., исходный № 124/50 от 2.03.2010 г.) сделать экспертный вывод о вероучении, обрядовой практике и организационной структуре Церкви АСД в Украине. Авторов письма беспокоят материалы, которые периодически появляются в средствах массовой информации Украины, где Церковь АСД изображают как секту, порождающую, как отмечают адресанты, напряжение в отношениях с гражданами и судебные иски.

[10] Религиозная организация «Религиозный центр Свидетелей Иеговы в Украине» (письмо от 20.02.09 г. №15 на имя директора Института философии академика М.В.Поповича инициировала проведение религиоведческой экспертизы содержания и форм еженедельных богослужений в культовых помещениях религиозной организации Свидетелей Иеговы в Украине – «Залах Царства» и их соответствия признакам религиозного обряда.

[11] Патриаршая Курия Украинской Греко-Католической церкви (УГКЦ), возглавляемая Верховным архиепископом Киево-Галицким Любомиром Гузаром, обратилась к президенту Национальной академии наук Украины академику Б.Е.Патону (письмо от 6 июня 2010 р.) с просьбой привлечь специалистов-религиоведов для проведения экспертизы с целью обоснования идентичности и необоснованности притязаний со стороны любых других религиозных групп для присвоения названия «Украинская Греко-Католическая Церковь».

[12] Запрос в письме от 28 апреля 2011 р., №67/4918 на имя А.Н.Колодного, заместителя директора – руководителя Отделения религиоведения Института философии имени Г.С.Сковороды НАН Украины, доктора философских наук, профессора.

 

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 8 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.