Межконфессиональные отношения в Украине: состояние и пути толерантизации

Аўтар: 
Колодный Анатолий

В советские годы законодательство декларировало свободу религии, но не свободу вероисповеданий. Последнюю в Украине гарантировал Закон 1991 года о свободе совести и религиозных организациях. Более 20 лет независимости и свободы – это период интенсивного развития религиозной сети нашей страны. При этом выросло не только количество религиозных организаций, но и количество действующих в стране конфессий. Если в 1991 году были зарегистрированы 42 религиозных объединения (из них 33 христианского корня, по одному иудейских, мусульманских и родноверческих, 4 – ориенталистских и 2 - синкретических), то на начало 2004 года их было уже свыше 120 (76 – христианского корня, 8 – иудейских, 4 – мусульманских, 7 - родноверческих, 16 – ориенталистских, 6 – автохтонных и синкретических). Точное количество религиозных течений в Украине на 2013 год неизвестно, т.к. Госкомнацрелигий Украины с 2004 года дает неполную статистику, а вот общеконфессиональная картина на 2013 была следующей: из 36995 зафиксированных религиозных организаций 34780 (94%) организаций христианского корня, 282 (0,83%) – иудейских, 1145 (3,33%) - мусульманских, 140 (0,8%) – родноверческих, 163 (0,44%) – ориенталистских.

Хотя Православие по количеству своих организаций (18877) является самой большой конфессией (51%), а три основные конкурирующие Церкви – УПЦ Киевского Патриархата, УПЦ Московского Патриархата и Автокефальная ПЦ – дают 50% религиозной сети страны, но даже эти цифры (православная самоидентификация по разным социологическим исследованиям составляет от 36 до 48% опрошенных) свидетельствуют о том, что Украина не является православной страной, а страной с доминированием православия, с чем православные церкви неохотно соглашаются.

Практически исчерпала «электорат своего роста» Греко-Католическая Церковь (3919 организаций на 2013 год). Несмотря на перенесение ее офиса из Львова в Киев, она осталась практически галичанским феноменом (3551 ее организация, то есть 90,6 %, находятся в Галичине и Закарпатье).

Открытость к миру, его полиэтничности и социальной неустроенности дает возможность вопреки активному противодействию православия утверждаться в регионах своего присутствия римо-католикам (1104 организации), хотя и они практически уже исчерпали возможный электорат своих потенциальных последователей. Если греко-католицизм предстает преимущественно как галичанско-закарпатский феномен, то римо-католицизм – как галичанско-подольско-волынский. Особенных успехов в своем распространении в Восточном и Южном регионах страны католичество на перспективу не имеет.

Заметно растет в Украине сеть протестантских организаций (8793). Они уже составляют 24% от общей цифры религиозной сети Украины. Все протестантские конфессии (баптисты-евангелисты – 3443, пятидесятники – 2677, адвентисты – 2024, иеговисты – 1091 и др.) ведут широкую христианско-просветительную, морально-воспитательную, издательскую, медийную, миссионерскую и благотворительную работу, что служит основанием нашей уверенности в дальнейшем интенсивном росте их сети.

Мусульманство в Украине не имеет своей единой организационной структуры, а представлено шестью своими всеукраинскими управлениями и центрами с 1145 организациями. Последователями ислама (кроме Крыма) являются представители меньшинств тех этносов, на автохтонных территориях которых эта религия является доминирующей. Поэтому почвы для роста в Украине на перспективу ислам почти не имеет. В Крыму ислам также исчерпал возможности своего дальнейшего количественного роста после того, как Духовное Управление мусульман Крыма открыло в 2005 году практически во всех поселениях крымских татар свои организации. Принадлежат к мусульманской умме Крыма теперь 935 организаций. Но мусульманская община автономии предстает слишком расколотой на различные общности и не отличается толерантностью под влиянием различных мусульманских партий, сект и течений.

Расколоты на различные центры иудеи: 282 действующие организации в 2012 г. (а ежегодное пополнение их – единички) принадлежат к шести различным объединениям. Перспектив для их взаимопонимания нет, поскольку к этому расколу присоединились внеконфессиональные интересы – экономические, политические, а то и субъективные ориентации. Перспектив и количественного роста иудейских организаций, как и мусульманских, в стране нет, их человеческий ресурс исчерпан.

Появление и рост в Украине различных новых религиозных течений (прежде всего неохристианских, неоориенталистских и родноверческих) является отражением общих тенденций нынешней интенсивной конфессионализации. На начало 2013 года согласно официальной статистики новые религиозные течения в общем составляли около 2280 единиц (6,2% всей религиозной сети). Из них неохристиане имеют 1977 организаций, неоориенталисты – 163, родноверы – 140. Если неоориентализм и родноверие в своем количественном росте и территориальном распространении уже фактически стабилизировались, то в сравнении с ними сравнительно высокие темпы роста имеют неохристиане и прежде всего харизматы, последние имеют уже 1742 своих организаций. Неорелигии неравномерно размещаются своими общинами по территории Украины. Там, где сильны позиции традиционных церквей, их практически единицы (так, на Тернопольщине лишь 11 общин, а среди общин Галичины их всего 1%). В Восточных и Южных областях страны, где наряду с возрождением традиционных христианских церквей возникли и относительно свободно распространялись и неорелигиозные течения (далее – НРТ), количество организаций последних составляет почти 13% от всей местной религиозной сети. Последние годы количество неорелигий почти неизменно, появление каких-то новых образований, массовое их распространение будет уже случайностью. Тем более, что традиционные церкви, входящие во Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций и представляющие 92% всей религиозной сети, в контексте осуждения и противостояния деятельности НРТ находят общий язык и пытаются подключить к этому на местах даже государственные органы.

Мы считаем, что конфессиональная карта Украины практически уже сложилась. Возникновение и распространение немногочисленных новых религиозных течений вообще ее не изменит. Скорее будут происходить изменения существующих традиционных религиозных течений, возникновение на их основе каких-то новых церковных организаций или же религиозных управлений. В этом значительную роль будет играть скорее субъективный фактор, а также вмешательство в религиозный процесс определенных политических сил, стремящихся таким путем увеличить ряды своего электората. Украина - поликонфессиональная страна. Каждый ее гражданин имеет право выбора среди множества конфессиональных предложений. Украинцы предпочитают, как свидетельствуют материалы социологических опросов, делать выбор на основании традиции родителей. Хотя идеальным может считаться сознательный выбор своей конфессиональной принадлежности. И не только на основании знания этой религии, а прежде всего на основании глубинного осознания того, что этот выбор сделан по собственной воле, в результате какого-то необъяснимого внутреннего толчка к ней, иногда подаваемого как какой-то сверхъестественно обусловленный процесс. Учитывая право каждого на свой религиозный выбор, академические религиоведы Украины отстаивают лозунг: конфессионально мы все разные, но в своих правах в области религиозной жизни мы все равные. Бывает, что это различие конфессиями воспринимается чаще как взаимная вражда, абсолютная несовместимость. Когда видишь, как враждуют между собой последователи христианских течений, как они относятся к нехристианским вероисповеданиям, то тут же ставишь вопрос: а христиане ли они? Ведь вражда происходит из-за чисто земного, вне истинно христианского и вопреки Христовой заповеди о любви к ближнему. Именно поэтому задачу своей теоретической и практической работы академические религиоведы усматривают в формировании толерантности межконфессиональных и межцерковных отношений.

Толерантизация предусматривает осознание того, что все конфессионально различные люди равны в правах в своем общественном бытии. Ведь мы живем в такой век, когда все больше ощущаешь себя гражданином Земли. Современные средства информации почти ежедневно создают присутствие в культуре других народов, а транспортные средства дают возможность за несколько часов переехать в другую страну, углубиться в способ жизни другого народа, в другие традиции, вероисповедания, познать другие цивилизационные измерения жизнедеятельности.

Автору пришлось принимать участие в роботе многих межрелигиозных форумов представителей различных религий мира. Тысячи участников из различных стран приезжают на эти собрания. Конфессиональное разнообразие впечатляет. Здесь католики и мусульмане, иудеи и буддисты, индуисты и сикхи, протестанты и зороастрийцы, африканские культы и синтоисты, представители многих других конфессий при мизере православных. При этом никто никого не агитирует за свою религию, не пытается навернуть на ее путь, доказать ее истинность. Каждый лишь пытался у свой способ наилучшим образом представить свое вероисповедание, даже своим внешним видом засвидетельствовать его своеобразие, подарить тебе что-то, что напоминало бы о наличии такой религиозной культуры.

Организаторы форумов избрали эффективную форму их роботы. Небольшие, по 7-9 человек группы участников на протяжении часа-двух по заранее определенной схеме обсуждают актуальные проблемы религиозной жизни, конфессионального разнообразия и межконфессиональных отношений. Состав групп постоянно меняется. На протяжении дня каждому приходилось работать в 4-5 таких группах. Имеет место диалог, но не как средство убеждения кого-то в своей истинности. Происходило информирование коллег по форуму о своей конфессии, ее истории и современной жизни. После таких бесед осознавал, что Бог – один, а конфессия – это лишь путь к нему, что каждый человек по-своему ищет Бога и идет к нему своей дорогой. Конкретные географические и исторические условия его бытия определяют своеобразие этого пути. Объединяет же последователей различных религий прежде всего тот моральный потенциал, который содержит каждое из вероисповеданий. Хотя моральное кредо религий и различается в словесном выражении, но по своей сущности оно одинаково: ни одна религия не учит дурному.

В межконфессиональных отношениях в Украине мы имеем противостояния между православными и католиками, православными и протестантами, православными и мусульманами, между историческими церквями и новыми религиями. Эти конфликтные отношения на всеукраинском срезе при участии религиоведов удалось толерантизировать, перевести в локальные выражения и на местном уровне. Но все же сравнительно острыми остаются внутриконфессиональные противоречия – между православными церквями, мусульманскими и иудейскими центрами, между новообразованиями в православии и греко-католицизме, с одной стороны, и уже традиционными их церквями. В последнее время возникает конфликт между харизматизмом и традиционным протестантизмом. Возникновению и эскалации внутриконфессиональных конфликтов способствует как внутренний фактор, зачастую политический, в частности поддержка властью Московского Православия, непонятная медлительность в депортации заезжих в УГКЦ экстремистов-догналовцев, так и внешний фактор – вмешательство в православную жизнь Украины Московского Патриархата с его бредовой идеей «русского мира».

Руководство конфессий Украины не особенно обеспокоено тем, как толерантизировать межконфессиональные и внутриконфессиональные отношения, как использовать международный опыт толерантизации этих отношений в реалиях украинской религиозной жизни. В наличии даже устремление на свою конфессиональную самоизоляцию и от общества, и от многоконфессиональной жизни страны.

Говоря о толерантизации межконфессиональных отношений в Украине, мы советуем субъектам этих отношений критически подойти к тем формам, которыми они пользуются при оценках и описаниях своего духовного противника. Перечитывая постоянно конфессиональные издания (а наше Отделение религиоведения Института философии является подписчиком около семидесяти религиозных газет и журналов), мы встречаем в них часто такие карикатурные и ложные сведения о других религиях, которые можно даже использовать для привлечения их авторов за оскорбление и клевету к криминальной ответственности. Вызванный появлениям изображений пророка Мухаммеда «карикатурный конфликт», имевший не так давно место в Дании, а после и в других странах, многому научил религиозные сообщества, но только не конфессии в Украине. Он показал, что свобода слова дает нам право говорить то, что мы думаем, но она в то же время не обязывает это делать. Конфликт свидетельствует о наличии различных ценностей: имеет место непонимание на Западе психологии религиозности Востока. При этом, если одним не хватало понимания глубоких религиозных чувств, то другие обнаружили явное преувеличение сделанного и даже восприняли ложную информацию того, что произошло, за истину. Восток углубил конфликт тем, что дал право использовать, как аргумент против Западной цивилизации, суждения, что та демократия, какую она несет, та свобода слова, какую она защищает, может открыть путь для осмеивания и издевательств над их верой.

Мир глобализируется, а поэтому не следует думать, что аудитория сказанного или напечатанного ограничивается лишь какой-то небольшой местностью, общиной, конфессией, а то и ограничивается местным реципиентом. Поэтому мы, как те, кто созидает гражданское общество, в котором каждый - суверен, должны поддерживать в отношениях между собой взаимное уважение, терпимость и взаимопонимание. Следует наводить мосты между религиями, а не заниматься поисками того, что их разъединяет и в какой-то карикатурной, клеветнической форме это показывать. Следует быть открытым к другим, отличным от твоих ценностей, воспринимать их как данность и знать, что именно в мире этих ценностей кто-то чувствует себя счастливым, не имеет желания менять их на другие и не потерпит любые притязания, а тем более в карикатурной, искаженной форме.

Если мы хотим жить в мире и дружбе с другими людьми, с их религиями, то не должны оскорблять их чувства, искажать их миропонимание различными провокациями, поскольку это порождает конфронтацию. Мы исходим из того, что одной истинной религии нет. Истинным является то, что объединяет, как общий корень, все религии. Это вера в наличие мира сверхъестественного, в спасение благодаря этой вере и следование общечеловеческим нормам морали, вера в жизнь в потустороннем мире. Каждая религия по-своему решает эти вопросы. Следует принять принцип: последователь другой религии - не враг твой. Он идет к тому же Богу, что и ты, но другой дорогой. Возможность существования других религий признавал и апостол Павел, когда писал: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между нами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11:19).

В своих беседах с православными, проклинающими больше всех другие конфессии, часто спрашиваю: «А христиане ли вы?». Их это удивляет, но в своем восприятии мира они находятся на уровне иудейского Ветхого Завета. Моральные принципы последнего не являются общечеловеческими, когда их прочитываешь в контексте всей ветхозаветной Библии. Ведь там находим и убийства, и грабеж, и изнасилование, но представителей других народов, а не богоизбранного, то есть евреев. Десять заповедей в их ветхозаветном прочтении адресованы именно евреям и только им. Идею же взаимной любви в мир людей и народов принес Иисус Христос.

Таким образом, хотя мы и являемся различными во всем, в том числе и в своих вероисповеданиях, но, несмотря на это, мы являемся равными. Поэтому мир наш должна характеризовать толерантность отношений. Дорога к ней тяжело дается людям, о чем свидетельствует и тот «карикатурный скандал», который не так давно взбудоражил мировое мусульманство.

В Украине академические религиоведы ищут различные формы межконфессионального согласия. Проводятся нами в областных городах Дни религиозной толерантности с приглашением представителей различных конфессий. Даже посидев рядом, общаясь, увидев один одного, верующие одной конфессии убеждаются в том, что эти «другие» - такие же люди, как и они, что их вера искренняя и убедительная. Организованные при нашем участии фестивали художественных коллективов различных конфессий и выставки изданий способствуют их взаимоознакомлению. Этой же цели служили напечатанная в нашем журнале «Релігійна панорама» информация о конфессиональной жизни Украины и мира, а также сведения об истории, вероучении и особенностях деятельности того или иного религиозного объединения.

В устных беседах с лидерами различных конфессий мы советуем им, как толерантно входить в жизнь полирелигиозного мира, как находить дорогу взаимопонимания с другими. Уже имеем первые шаги этих поисков, когда руководство одной конфессии просто с целью взаимоознакомления посещает офисы других. Мы советуем конфессиям не ждать к себе корреспондентов из светских газет, а писать для них статьи о своей деятельности, особенно благотворительной. Межконфессиональному взаимопониманию может служить также созданная в офисе Украинской Ассоциации религиоведов (далее - УАР) библиотека конфессиональных изданий (книг, журналов, газет), постоянно пополняемая своими различными религиозными сообществами Украины. О путях толерантизации межконфессиональных отношений идет речь на многих конференциях, проводимых УАР и Отделением религиоведения НАН Украины с приглашением представителей религиозных организаций.

На формирование толерантности межконфессиональных отношений работают также международные акции, проводимые Международной академией свободы религий, Ассамблеей религий мира, Парламентом религий и др. Можно лишь сожалеть, что из-за межконфессиональной предубежденности, практически присущей всем нашим религиозным течениям, Украина не представлена на них своими конфессиями. За них эту работу выполняем мы, украинское религиоведы. Они только присутствуют на проводимых нами в Киеве международных конференциях по проблемам свободы религии. Наиболее активными в плане диалога с другими религиозными сообществами являются Церковь Христиан веры евангельской, бахаи, которые инициируют общие акции, в частности в области благотворительности, создания за межконфессиональные средства домов отдыха для пенсионеров, центров по интересам, медицинских консультпунктов, дешевых аптек и др. Часто такие совместные мероприятия инициируются конфессиями, желающими войти в религиозное пространство Украины, среди них Церковь Единения, Богородичная Церковь, общность Вознесенные Володарей, саентологи и др.

Редакция нашего журнала «Релігійна панорама» часто получала письма, авторы которых подвергали нас критике за то, что мы, публикуя в каждом номере в «Сторінці конфесії» информацию о жизни различных вероисповеданий, называем их при этом еще и религиями, следовательно таким образом «пропагандируем псевдорелигии». Но, исповедуя принцип свободы вероисповеданий, признавая и защищая право каждого человека на свободный религиозный выбор, мы воспринимаем последний как его свободный путь к Богу. Может для кого-то выбор другого представляется ложным, но и для последнего путь того, кто оценивает его так, является таким же. Следовательно псевдорелигий не существует. Любое из имеющихся религиозных течений по своей форме, вероисповедным положениям является человеческим творением, а следовательно имеет много субъективного.

Как внутренние, так и внешние факторы определяют путь каждого к сверхъестественному. Но в исторических церквях прокручиваются из года в год одни и те же богослужебно-обрядовые формы тысячелетней давности, которые воспринимаются образованным христианином, верующей молодежью скорее как следы язычества в христианстве, как какой-то анахронизм. Интересные суждения по этому поводу высказал глава УГКЦ Святослав Шевчук: «Один молодой человек в Аргентине мне сказал: «Владыко, если церковь – музей, где хорошо сохраняют культурные экспонаты, то туда можно прийти раз на год. Но жить в музее, то уж извините». Таким образом, живучесть церкви при ее желаемой ориентированности на «современных людей», делает далее вывод иерарх, зависит от того, насколько она является «живой», но не «музеем».

Сказанное выше отметил и экс-папа Бенедикт ХVІ, когда сказал, что «началась новая эра религиозности» и что люди «пытаются найти ее не в Церкви». «При этом религия часто предстает всего лишь как разновидность просветительной деятельности, которой пытаются разнообразить будни, - подчеркнул понтифик. «Большие традиционные Церкви, пожалуй, ощущают какую-то угнетенность из-за своей чрезмерной институализированности, институционной регламентированности… Почти не осталось проявлений живой веры, ее простоты. Христианство теперь обозначает только принадлежность к большим структурам… Христианство как институт начало восприниматься как балласт, в том числе и как балласт традиции».

Почему молодые люди ныне часто отдают свое предпочтение харизматическим церквям (да и неорелигиям) перед традиционными, так это потому, что они являются живыми, современными в формах выражения христианского мировидения и мироотношения. Не может образованный человек и городской житель воспринимать христианские формы, возникшие в условиях сельской жизни и рассчитанные на видение их, а не на активное участие в них. Поэтому традиционные церкви должны с осознанием наличия в них заторможенности толерантно воспринимать потери своих возможных молодых парафиян, пытаться осовременивать образ бытия своих верующих в конфессии, а не заниматься поисками путей сохранения их в старых окостеневших обрядовых деяниях. Общение с молодыми священнослужителями исторических церквей часто свидетельствует о понимании ими ситуации, наличии у них желания кое-что изменить и осовременить, но отсутствие в их церквях свободы в религии принуждает их также изо дня в день, с года в год «крутить заезженную пластинку», рассчитанную на малообразованного верующего.

Таким образом, возникновение новых течений в христианстве, чему активно противодействуют исторические церкви, не является какой-то случайностью, а своеобразной реакцией на консерватизм традиционных его течений, выражением поиска в христианстве того, что было у него до нововведений Вселенских Соборов и Отцов Церкви и что часто страдает далекой от Истины субъективностью. Причин и мотивов иного от традиционного восприятия христианства есть много. Если богослов какой-то конкретной конфессии воспринимает это за ересь, то религиовед в этом усматривает, с одной стороны, дальнейшее развитие конфессии, а с другой – право каждого на свободу в религии. А поскольку в гражданском обществе каждый человек является сувереном своей судьбы, то мы допускаем эту его суверенность и в области религиозной жизни.

К тому же, отпор у последователей любой из конфессий по отношению других вероисповеданий должны формировать не мы, религиоведы (а именно этого от нас ждут традиционные Церкви), а богословы или священнослужители конфессий. Но при этом они должны знать своего оппонента, а не голословно, без должной аргументации выбрасывать его в корзину псевдорелигий, причислять к еретикам, последователям каких-то «тоталитарных сект» и др. В обретении таких знаний украинские религиоведы как раз своеобразно им помогают. Исповедуя принципы объективности и внеконфессиональности, в своих работах мы описываем вероучение, обрядовую практику, образ жизни действующих в Украине вероисповеданий. Так, в журнале «Релігійна панорама» нами опубликовано свыше 130 таких статей. На их основе напечатаны 7 и 8 книги десятитомной «Історії релігії в Україні» - «Релігійні меншини України» і «Нові релігії України».

При этом мы не даем каких-то оценок вероучения и обрядов конфессий. Наши оценки имеют место лишь тогда, когда в деятельности религиозных организаций мы находим антигосударственную, явно антиукраинскую ориентацию. Но это уже не религия, а политика: политикой религиозные организации, согласно Закону о свободе совести, не имеют права заниматься.

Религиозная толерантность может служить тем базисом, на котором возрастает христианская благотворительность. Проповедуя человеколюбие, признавая ценность каждого человека, христианство призывает творить доброжелательность милосердия во взаимных отношениях между людьми, “побеждать зло добром” (Рим. 12:21), быть сострадающим. Таким образом благотворительная деятельность религиозных организаций является выражением их толерантности, социального служения всему человечеству, а не только для единоверцев. Благотворительность должна объединять конфессии, формировать толерантные отношения между ними, а не противопоставлять их. Ее не следует превращать в какую-то межконфессиональную конкуренцию, рекламировать отдельные конфессии путем сопоставления их благотворительной деятельности с другими. Именно через нее должна заработать та толерантность, которая удерживает спокойствие в межконфессиональных отношениях в нашей стране. Думаю, что при Всеукраинской Раде Церквей и религиозных организаций целесообразно создать отдел, который, объединяя благотворительные усилия и финансовые возможности различных религиозных организаций и церквей, уже приступил бы к открытию различных благотворительных учреждений, координировал бы благотворительную деятельность так, чтобы она не превращалась в конкуренцию и миссионерство.

Таким образом, сфера религиозной жизни, сфера межконфессиональных отношений является очень сложной и деликатной. В них на уровне обыденного видения проблем вмешиваться не следует, поскольку можно поучить обратный результат. К тому же, еще есть и законы, с помощью которых государство регулирует жизнедеятельность религиозных организаций в стране. Их необходимо знать и выполнять, чтобы не допускать правовой нигилизм, принуждение церквей к противоканонической деятельности, неуважению права каждого в условиях гражданского общества на свободный религиозный выбор и свободное исповедование своей религии.

 

 

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.