Свобода совести в Беларуси в 2015-2016 годах: новые тренды

Аўтар: 
Наталья Василевич, Дина Шавцова

Республика Беларусь в 2015 году проходила процедуру отчета в рамках второго цикла универсального периодического обзора ООН. К этому циклу в 2014 году правозащитные организации Беларуси подготовили коалиционный альтернативный доклад [1], в котором в части прав и свобод в сфере свободы религии или вероисповедания были отмечены следующие проблемы:

  1. требование обязательной регистрации религиозной организации и наличие уголовной ответственности (ст. 193-1 Уголовного кодекса);
  2. ограничения на проведение религиозных мероприятий в помещениях, не имеющих статуса культовых (необходимость получения разрешения в соответствии с Законом «О массовых мероприятиях»);
  3. ограничения на религиозную деятельность иностранных граждан: невозможность являться учредителями религиозных организаций; запрет на руководство религиозными организациями, необходимость получения специального разрешения на иную религиозную деятельность;
  4. ограничения права на распространение религии для религиозных общин - законодательная невозможность создания средств массовой информации общинами без создания ими религиозного объединения.

Правозащитники предложили рекомендации по совершенствованию и приведению законодательства в соответствие с международными стандартами в сфере свободы религии, в частности, по отмеченным проблемам:

  1. упразднить требование обязательной государственной регистрации религиозных общин; 
  2. отменить получение разрешений на проведение религиозных мероприятий в помещениях, находящихся в законном владении религиозных организаций; 
  3. снять законодательные ограничения на учреждение средств массовой информации религиозными организациями различных видов;
  4. предоставить иностранным гражданам, законно находящимся в Беларуси, реализовывать в полном объеме право на свободу религии без получения дополнительных разрешений (являться учредителями и руководителями религиозных организаций, осуществлять законную религиозную деятельность, включая преподавание в духовных учебных заведениях); а также,
  5. исключить из законодательства нормы, предусматривающие ограничения деятельности религиозных организаций территорией административно-территориальной единицы.

В рамках прохождения УПО по вопросу свободы религии была предложена одна рекомендация - Святым престолом: “принять меры к недопущению установления ограничений в отношении свободы религии и убеждений и обеспечить более строгое соблюдение права на свободное выражение мнений и свободу ассоциации” [2]. Данная рекомендация была Республикой Беларусь принята и учтена в утвержденном постановлением Совета Министров в октябре 2016 года Межведомственном плане по реализации рекомендаций, принятых Республикой Беларусь по итогам прохождения второго цикла универсального периодического обзора в Совете Организации Объединенных Наций по правам человека, и рекомендаций, адресованных Республике Беларусь договорными органами по правам человека, на 2016 – 2019 годы [3]. В документе отмечается, что мероприятия плана “будут осуществляться республиканскими органами государственного управления, местными исполнительными и распорядительными органами с привлечением”, в т.ч. и религиозных организаций (пар.26).

Правительство включило в план на 2016-2019 годы следующее мероприятие, касающееся свободы религии и убеждений: “Ежегодная разработка и выполнение в целях содействия обеспечению реализации прав на свободу слова, вероисповедания образовательных программ для журналистов по вопросам межконфессиональных и межнациональных отношений в Республике Беларусь, внедрение механизмов поощрения редакций средств массовой информации и журналистов за эффективное продвижение идей межконфессионального мира и согласия посредством организации и проведения ежегодного творческого конкурса данной тематики” [4]. Исполнителями данного мероприятия были назначены Министерство информации и Уполномоченный по делам религий и национальностей (п.58).

Следует отметить, что формулировки данного мероприятия касаются свободы религии и убеждений только косвенно и находятся совершенно вне контекста как рекомендации Святого Престола, принятой Республикой Беларусь, так и рекомендаций правозащитных организаций, предложенных в альтернативном докладе. Акцент переносится с реализации права на свободу религии и убеждений религиозными организациями, с обеспечения этого права посредством государственной политики и действующего правового режима, приводящего к ограничению права, на “продвижение идеи” межконфессионального мира и согласия, то есть речь не идет даже об обеспечении последнего. Главными “действующими лицами” таких мероприятий становятся журналисты, средства массовой информации, а основной формой «продвижения» - образование и творческие конкурсы.

Правозащитные организации, с свою очередь, разработали индикаторы по выполнению рекомендаций, принятых Республикой Беларусь в рамках УПО [5]. В частности, относительно свободы религии или убеждений такие индикаторы соответствуют принятой рекомендации Святого Престола, поскольку затрагивают именно нелегитимные (а значит, не соответствующие международным стандартам) “ограничения в отношении свободы религии или убеждений”, недопустимость которых отмечается Святым Престолом. Так как данная рекомендация была Республикой Беларусь принята, то государством были взяты обязательства по исправлению таких недостатков в своем законодательстве. Индикаторы выполнения данной рекомендации, разработанные правозащитными организациями, следующие:

1. Государство приняло меры по приведению законодательства и правоприменительной практики в сфере свободы религии и убеждений в соответствие с международными стандартами и, в частности:
1.1. отменен запрет на деятельность религиозных организаций без государственной регистрации;
1.2. из Уголовного кодекса исключена статья 193-1;
1.3. внесены изменения в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», согласно которым регистрация религиозной организации является правом, а не обязательным условием для совместного исповедания религии;
1.4. из Закона «О свободе совести и религиозных организациях» исключена норма, ограничивающая территорию деятельности религиозных организаций;
1.5. отменено обязательное согласование проведения религиозных мероприятий в местах и помещениях, не являющихся культовыми и предоставляемых для этих целей на законных основаниях;
1.6. религиозные организации могут беспрепятственно приглашать иностранных священнослужителей для удовлетворения религиозных потребностей верующих - отменен порядок обязательного согласования приглашения иностранных священнослужителей;
2. Государство содействует религиозным организациям в создании свободно доступных мест богослужений: строительство культовых зданий осуществляется в общем порядке без процедуры особого согласования, в законодательство внесены необходимые изменения.
3. Всем религиозным организациям предоставлены равные права на создание собственных средств массовой информации, духовных учебных заведений.
4. Законодательно закреплено право иностранных граждан и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории Республики Беларусь, участвовать в создании религиозных организаций и возглавлять данные организации.

Проследим, какие изменения произошли относительно данных индикаторов в белорусском законодательстве и правоприменительной практике в период 2015-2016 годов. Хотя в законодательном регулировании религиозной деятельности изменений не было, в части проведения религиозных мероприятий вне культовых помещений ситуация кратковременно улучшается: власти Минска начинают давать разрешения на проведение крупных религиозных мероприятий: в Чижовка Арене дважды прошел христианский Глобальный лидерский саммит [6], который посетило в 2015 году и в 2016 году более тысячи человек [7], а в 2016 была проведена молитва за Беларусь [8]. Существует мнение, что на облегчение режима проведения подобных мероприятий власти вынуждены пойти в силу сложной экономической ситуации: большие культурно-спортивные объекты, построенные к Чемпионату мира по хоккею 2014 г., становятся нерентабельными без проведения на их базе крупных мероприятий. Поэтому горисполком вынужден был сам предлагать религиозным организациям проводить свои встречи на данных объектах. С другой стороны, власти не заинтересованы в мобилизации любых активистов, тем более, сопряженной с участием в общественной жизни и политике, особенно учитывая политическую позицию лидеров и активных верующих протестантских церквей в прошлые политические сезоны. Поэтому они стараются сохранять контроль над проведением религиозных мероприятий и во многих случаях отказывают в разрешениях. Даже те массовые мероприятия, которые организуются самим режимом для выражения поддержки, как предвыборная “Молитва за Беларусь” 2 октября 2015 года, проходят без привлечения мобилизационного потенциала церквей и общества - участие в таких мероприятиях обеспечивается по “разнарядке” [9].

Похожая динамика наблюдается и в отношении требования об обязательной регистрации, которое касается двух аспектов. С одной стороны, регистрация обязательная, но есть общины, которые не хотят регистрироваться в силу особенностей своего вероучения, а также потому, что не имеют потребности в излишней бюрократизации и ресурса на поддержание существования в рамках бюрократической системы. С другой стороны, регистрация в Беларуси является довольно трудоемкой и ресурсоемкой процедурой, непосильной для многих небольших общин, особенно, в малых населенных пунктах. Особенно сложно обстоит дело с регистрацией автономных, не входящих в состав уже существующего религиозного объединения, общин [10] либо общин того религиозного направления, которое регистрируется в Беларуси впервые. Практика применения норм в этой сфере также различается по регионам: в Минске и Минской области при регистрации автономной общины применяется более жесткий порядок дорегистрационного контроля, а именно, государственные органы требуют проведения религиоведческой экспертизы в порядке, установленном законодательством для общин, исповедующих вероучение, ранее неизвестное в Республике Беларусь. Поскольку ст. 193-1 УК РБ предусматривает уголовную ответственность за деятельность без регистрации, оба вида общин (желающие действовать без регистрации и те, которые не могут зарегистрироваться из-за сложной процедуры) попадают под риск преследования. И хотя сами государственные власти, во избежание международного резонанса,  не заинтересованы доводить дела по данной статье до судебного рассмотрения, и даже со стороны Министерства юстиции озвучиваются обещания об изменении законодательства в этой сфере, такая статья об уголовной ответственности существует и действует, со стороны чиновников нередко звучат угрозы ее применения. Даже если в настоящий момент она не применяется в полном объеме и государственные органы ограничиваются лишь вынесением предупреждения, само ее наличие создает психологическую преграду для верующих свободно осуществлять свою религиозную деятельность без регистрации.  

Что касается прав иностранных граждан, особенно приглашения иностранцев для религиозной деятельности, то законодательство также не изменено. Несмотря на то, что правозащитники и представители религиозных организаций наблюдают некоторое потепление, связанное с рядом аспектов. Во-первых, открытая в этом году возможность кратковременного (5 дней) безвизового пребывания в Беларуси, когда религиозная деятельность проповедников может маскироваться под туристические цели и таковую может быть довольно сложно отследить. Во-вторых, государственные органы в отдельных случаях дают разрешение на приглашение ранее невъездных в Республику Беларусь проповедников и священнослужителей (например, в 2016 году в Беларусь впервые после 15 лет смог въехать шведский проповедник Карл Густав Северин). В-третьих, в случае с Белорусской Православной Церковью, государственные органы “закрывают глаза” на прямое нарушение дискриминационной нормы ст. 13 Закона “О свободе совести”, не позволяющей иностранным гражданам руководить религиозной организацией: митрополит Павел (Пономарев), возглавляющий ныне БПЦ не является гражданином Республики Беларусь. В-четвертых, власти поддаются давлению религиозных организаций и общественности: так в июле 2016 года после протестного заявления курии Минско-Могилевской архиепархии Римско-Католической Церкви [11] было отменено постановление о несогласовании религиозной деятельности для следующих трех священнослужителей из Польши: свящ. Роман Шульц OP - настоятель прихода Св. Казимира в Могилеве, свящ. Лех Баханек OFM Conv - настоятель прихода Св. Михаила Архангела в Ивенце, свящ. Ежи Котовский OMI - настоятель прихода Пресвятого Сердца Иисуса и св. Кристофа в Колодищах (Минский р-н). Такая стратегия уполномоченных органов - не изменять нормы, но в ряде конкретных случаев разрешая деятельность в рамках существующей нормы и даже вопреки ей - позволяет государству полностью оставлять за собой исключительное право на санкционирование религиозной деятельности иностранных граждан, фактически, контролировать кадровую политику религиозных организаций, вопреки международным нормам, признающим право религиозных организаций выбирать, назначать и заменять свой персонал и обязанность государства уважать автономию религиозных организаций в этом аспекте.

Поскольку обозначенные выше проблемы, с одной стороны непосредственно касаются довольно узкой прослойки общества, а именно активных верующих, верующих, принадлежащих в религиозным направлениям меньшинства, а также руководителей религиозных организаций, и фактически не затрагивают интересов широких слоев населения, тема свободы религии остается вне приоритетов общественного процесса. С другой стороны, даже по отношению к той узкой прослойке, которой приходится сталкиваться с ограничением свободы религии и убеждений, то руководителями и активистами религиозных организаций за продолжительное время действия дискриминационных норм были найдены пути решения конкретных проблем, способы “обходить” нормы тем или иным образом, рутинизировать процесс решение определенных задач, а также оптимизировать деятельность, отказавшись от некоторых ее аспектов ради возможности пользоваться другими правами и поддерживать более-менее конструктивные отношения с властью. Те права, которые ограничиваются белорусским законодательством в отношении религиозных организаций, это как заболевание, с которым, религиозные организации научились жить, при соблюдении определенных процедур и “правил игры”. Одним из таких “правил”, которое помогает удерживать болезнь в стадии хронического течения, является отказ от “обострения”, от открытой конфронтации, попытки решать возникающие проблемы без привлечения общественности, сми, кулуарно. Репрессивный механизм также рутинизировался, в репрессиях стало меньше яркости и брутальности, тема носит более бюрократический характер, что не способствует ее продвижению в публичной сфере. Вся проблематика уходит в непрозрачную, теневую сферу.

Одна из главных проблем - это даже не сами действующие репрессивные нормы, однако чрезмерный государственный контроль, а также бюрократический и правоприменительной произвол в вопросах осуществления религиозной деятельности, благодаря которому в руках чиновников концентрируется слишком много санкционирующей и контролирующей власти. Это приводит к парализации спонтанной и инициативной религиозной деятельности, уменьшению ее интенсивности, поскольку предусматривает необходимость тратить дополнительные ресурсы на ее проведение.

Ситуацию в Беларусь, характеризующуюся политической стабильностью при низком уровне жизни и ограничении прав и свобод граждан, политологи объясняют моделью “социального контракта” [12], когда общество, в том числе религиозные организации, выражают согласие с правилами игры, определенными властью, а власть исполняет определенный минимум обязательств, таким образом, как бы заключая имлицитное соглашение, в котором преобладает рациональность “выгод” и “затрат”. В религиозной сфере эта рациональность действует так же, как и в других: религиозные организации и верующие взвешивают все “за” и “против” определенных видов деятельности, и таким образом формируется сбалансированная система, в которой более рационально согласиться с пускай неудобными и репрессивными нормами, но сохранить имеющиеся возможности. Протестовать и добиваться определенных прав становится невыгодно, нерационально по затратам ресурсов, более рационально использовать другие механизмы преследования своих интересов или частично от них отказаться. Свобода религии и вероисповедания рассматривается как утилитарный, а не ценностный или нормативный институт.

В таких условиях перед правозащитниками стоит задача реактуализации свободы религии для церквей и религиозных организаций не как механизма по защите или продвижению собственных партикулярных интересов, но как универсальной ценности, которая, в долгосрочной перспективе имеет и утилитарную цель: создание более прозрачного и свободного режима деятельности, в котором гарантируются все аспекты свободы религии и вырастает социальный потенциал религиозных организаций как самостоятельных субъектов гражданского общества.

Доклад был представлен Натальей Василевич на встрече Форума религиозной свободы, который прошел в 17-19 марта в Стамбуле. 

English version of the report: Natallia Vasilevich, Dina Shavtsova, Freedom of religion in Belarus 2015-2016: new trends. Report at European Religious Liberty Forum 17-19 March, 2017, Istanbul.

[1] http://forb.by/node/437; (пп.41-43)

[2] 129.055

[3] Постановление Совета Министров от 24.10.2016 № 860, http://www.government.by/ru/solutions/2661

[4] Мероприятия Межведомственного плана по реализации рекомендаций, принятых Республикой Беларусь по итогам прохождения второго цикла универсального периодического обзора в Совете Организации Объединенных Наций по правам человека, и рекомендаций, адресованных Республике Беларусь договорными органами по правам человека, на 2016 – 2019 годы: http://www.government.by/upload/docs/fileda5977190d4418c4.PDF

[5] http://upr.belhelcom.org/docs/indikatory-k-rekomendaciiam-upo.pdf

[6] http://globalsummit.by/#about

[7] http://chizhovka-arena.org/novosti/649-chizhovka-arena-prinyala-globalny... https://sputnik.by/society/20161118/1026149181/globalnyj-liderskij-sammi...

[8] https://news.tut.by/society/449984.html

[9] Васілевіч Н. Рэлігійная сфера: малітва за Беларусь, малітва за Лукашэнку? - Белорусский ежегодник 2016. Сборник обзорных и аналитических материалов по развитию ситуации в Республике Беларусь в 2015 г. под ред. Паньковского А., Костюговой В. - Наше мнение; АСПЭ. - Логвінаў, Vilnius 2016. - С. 191-199 

[10] Шавцова Д. Вопросы практики регистрации автономных (вне религиозных объединений) религиозных общин, http://forb.by/node/568

[11] http://forb.by/node/673

[12] Гайдук, Крук и др. Социальные контракты в современной Беларуси, с. 5, 10,11.

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.