Наталья Василевич: "Свобода религии должна быть переосмыслена церквями как ценность для всего общества, в том числе и для неверующих и инаковерующих"

- Насколько сейчас в Беларуси приоритетна проблема религиозной свободы?

Здесь нужно отметить два аспекта. Во-первых, как человек, который занимается вопросами свободы религии или убеждений непосредственно, видит проблемы и в действующих (а также недействующих) правовых нормах и правоприменительной практике, в первую очередь, оценивая их соответствие (а точнее, несоотвествие) международным стандартам, я могу сказать, что проблема приоритетна, потому что права человека в этой области нарушаются и практически нет механизмов их восстановления. Во-вторых, с другой стороны, эти проблемы касаются непосредственно довольно узкой прослойки общества, активных верующих, а также лидеров религиозных организаций, поэтому широких слоев населения, эта тема в принципе не касается, их религиозные потребности целиком удволетворяются в рамках семейно-бытовой религиозности "покрестить детей - освятить куличи - набрать крещенской воды".

Что касается узкой прослойки не только верующих, но делающих это активно, публично и совместно - то и здесь постепенно проблема затушевывается, уходит на второй план, рутинизируется. Мы научились сидеть на этом стуле с гвоздем, привыкли, адаптировались, и вроде как чувствуем себя более менее комфортно, стараемся не дергаться и не делать резких движений. Ушли с экранов яркие картинки середины 2000-х, в репрессиях поубавилось брутальности, и тема ушла из топа.

- Какие наиболее срочные вопросы в отношении свободы религии или убеждений в современной Беларуси?

На мой взгляд, это, в первую очередь, бюрократические вопросы - регистрация, разрешение на проведение массовых мероприятий, приглашение иностранцев, в целом, излишний и чрезмерный государственный контроль религиозной деятельности; а также правоприменительный произвол, дающий слишком много санкционирующей и контролирующей власти чиновникам. В результате, спонтанная, инициативная, живая религиозная деятельность парализуется или уходит в теневую сферу, в сферу частной жизни. Здесь даже вопрос не в конкретной норме или правовом институте, а в целом в существующим правовом и политическом режиме. 

- Что могут предпринять церкви в Беларуси для обеспечения права на свободу вероисповедания?

К сожалению, церкви в Беларуси не могут предпринять ничего, потому что, чтобы мочь, нужно хотеть, нужно понимать, даже чувствовать, что проблема существует. И нужны механизмы, через которые церкви как составляющие гражданского общества, могли бы вообще влиять на публичную сферу. Все решают свои собственные текущие проблемы, стараясь пользоваться теми возможностями, которые есть. Это довольно рациональная позиция - не расшатывать тот баланс, который худо-бедно сложился на данный момент, к которому уже более-менее все привыкли, в котором религиозная деятельность идёт не так интенсивно, зато по накатанной, рутинно. Но рациональная позиция - это, на мой богословский взгляд, это не та позиция, которой должны ограничивать свое социальное служение церкви. Свобода религии должна носить для церквей не утилитарный характер - что моя община или вся церковь или деноминация может от этого поиметь (не только в материальном плане, но и в плане вообще возможностей осуществлять и развивать деятельность). Она должна быть переосмыслена как ценность для всего общества, в том числе и для неверующих и инаковерующих. Нужна гражданская зрелость и готовность отказаться от "египетских котлов" ради справедливости, ради свободы, ради защиты другого, чье право на свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков. 

Церкви много говорят об угрозе "приватизации" религии, вытеснения ее из публичной сферы в частную. Я соглашусь с Хосе Казановай, который в книге "Деприватизация современной религии" приходит к выводу, что возвращение церквей в публичную сферу не в качестве мобилизационного политического института, а в качестве полноценного института гражданского общества связано в первую очередь с тем, что церкви преодолевают самоконцентрацию на защите своих собственных партикулярных интересов, а защищают человеческую личность и принимают принцип свободы религии как универсальное право человека. Повернуться лицом к обществу и помочь обществу осознать себя в качестве гражданского.

Наталья Василевич - эксперт "Инициативы Forb", член Рабочей группы по правам человека Конференции Европейских Церквей. Теолог, политолог, юрист, докторантка Рейнского Университета Фридриха Вильгельма (Бонн, Германия), директор Центра “Экумена”, редактор портала “Царква”.

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
5 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.