Протоиерей Дмитрий Сизоненко: Христианофобия направлена не только против христиан, но против свобод

Вопрос свободы религии и убеждений, а также вопрос европейской интеграции как проблемные в секулярных странах были затронуты в недавней совместной Декларации Папы Римского Франциска и Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Редакция сайта «За свободное вероисповедание» побеседовала с исполняющим обязанности представителя Русской Православной Церкви при Европейских международных организациях в Брюсселе протоиереем Дмитрием Сизоненко.
 
- Как Вы считаете, что является ключом к свободе религии и убеждений?

Демократические выборы сами по себе еще не создают свободного общества. Для этого так же необходимы такие вещи, как уважение к чужому мнению, социальная справедливость, нелицеприятное верховенство закона, коллективное участие в общем благе, тонкий  баланс прав и ответственности. Без этого демократия может легко выродиться в диктатуру толпы, а затем приведет к новой тирании, как это описывает Платон. Сценарий арабской весны является трагическим подтверждением этой прописной истины. 

Свобода не достигается посредством протестов, устранения тирана или введения всеобщего избирательного права. Для этого требуются постоянные усилия в сфере образования и сбалансированной подачи информации.  В частности, в университетах необходимо поощрять свободный поиск истины, свободу исследования, которая требует честно и с уважением относиться к мнениям, которые по каким-то причинам не совпадают с твоими собственными. Это сродни принципу «audiatur et altera pars», что означает «следует выслушать и другую сторону», который используется в юриспруденции. 

Конечно, легче разделить мир на своих и на демонов. Легче заставить замолчать оппонента, в крайнем случае, уничтожить неугодного. Однако от этого мир не изменится к лучшему. Оружие приносит победу в войне, а процветанию мира способствуют доброкачественные идеи. 

- Что, на Ваш взгляд, в современной Европе является главной угрозой для свободы религии? 

Вопреки всем прогнозам об окончательной победе секулярной идеологии, в ХХI  веке мы становимся свидетелями небывалого всплеска религиозного радикализма. Сегодня это является величайшим вызовом человечеству. Факторы, которые способствовали возникновению ИГИЛ, представляют собой реальную угрозу всем нам, далеко за пределами Ирака и Сирии. 

К сожалению, сегодня институциональный диалог руководства Евросоюза с Церквами и религиозными организациями по сути сводится к обсуждению проблем антисемитизма и исламофобии. Эти два явления совершенно разного порядка, но сожаление вызывает то, что официальные представители ЕС всячески избегают дискуссий о феномене христианофобии. Вместе с тем, всё это тревожные симптомы глобального кризиса. Ни одна страна, ни одна культура сегодня не могут существовать как на острове. В современной Европе антисемитизм оскорбляет не только евреев, исламофобия это не только проблема мусульман, христианофобия направлена не только против христиан, но против свобод. Если верующие люди не чувствуют себя в безопасности в Европе, никто не может чувствовать себя в безопасности. Когда пытаются вытеснить из общественной жизни христианство, в результате европейцы теряют свои свободы, на наших глазах Европа стремительно теряет свою душу.  

Мы все в опасности: христиане подвергаются гонениям и дискриминации по всему Ближнему Востоку, в Северной Африке и в Азии. Если учесть масштабы этого явления, то уместно было бы назвать его преступлением против человечества, религиозным эквивалентом этнической чистки. Иудеи живут в страхе перед угрозой всплеска антисемитизма. ИГИЛ  держит на прицеле не только невинных жителей Парижа, но и 200 миллионов мусульман-шиитов. Хинди, сикхи, буддисты, бахаи и др. претерпевают те или иные притеснения во всех уголках земли. 

- Как можно нейтрализовать радикализм?

Китайцы говорят: «Если строишь планы на один год, то выращивай рис. Если строишь планы на десять лет, посади дерево. Если строишь планы на столетие, займись воспитанием ребенка». Противостояние религиозному радикализму займет отрезок времени, равный жизни нескольких поколений, но если не уделять внимание воспитанию детей и молодежи, эта война будет проиграна. 

Единственным противоядием тлетворному влиянию радикализма на умы разочарованной молодежи  является возвращение к доброкачественным  религиозным идеям, на основе которых можно формировать полноценную идентичность. Разве можно представить себе этническую идентичность русских, белорусов, европейцев в отрыве от духовных истоков, в отрыве от многовековой религиозной традиции? Думаю, что нет. Церковь призвана дать реальное чувство принадлежности общине или общности, конкретный опыт любви к ближнему, служения общему благу и уважения к иным традициям. Ничего подобного не могут дать миазмы цивилизации эгоцентризма и потребления.  

Не следует забывать, что до недавнего времени ваххабиты, салафиты, деобанди и другие течения, о которых сегодня говорят чаще всего, были весьма маргинальными образованиями на общем фоне мирового ислама. В силу разных обстоятельств этим небольшим группам удалось создать развитую систему образования и воспитать в своих медресе целое поколение радикально настроенной молодежи. Есть огромный мир умеренного ислама в России, в Азии, в европейских странах, но его голос сегодня едва различим.  

Необходимо создание образовательной системы, направленной на формирование мировоззрения, основанного на уважении религиозных традиций и тех людей, с которыми нам предстоит жить вместе.  К сожалению, осознание неотложности этой задачи пришло только после терактов в Париже. Необходимо рассматривать ее в долгосрочной перспективе. Это как с изменением климата, действовать нужно уже сейчас, потому что потом может оказаться поздно. В пастырской практике я вижу, что доводы разума бессильны, например, в общении с православными, которые всеми силами демонизируют католиков и агрессивно настроены против любой формы общения с другими христианами. Эта ненависть иррациональна. Важнее повлиять на человека до того, как он или она попадет под влияние проповедников-радикалов.

- Хаос на Ближнем Востоке связан с политизацией религии?

Умонастроения, которые господствуют на Ближнем Востоке, условно можно охарактеризовать словом «дуализм». Когда отдельная личность или целый народ чувствует себя униженным обстоятельствами жизни, есть два типа реакции. Можно сказать: «Случилась катастрофа, давайте искать выход». Но дуалист всегда будет искать виновного, при этом он всегда будет обвинять в своих бедах других. Если он считает себя последователем Всевышнего, то провинившийся перед ним непременно демонизируется, переходит в разряд врагов Всевышнего. Дуалистические ситуации должны диагностироваться на ранних стадиях. Оказавшись однажды в сетях религиозного тоталитаризма, очень трудно оттуда выбраться. 

Современные исследования в области нейронауки доказывают, что у человека есть некое «нравственное чувство».  Наука говорит о существовании зеркальных нейронов, которые отвечают за эмпатию. Например, когда мы видим страдания другого человека, наше сердце невольно сжимается. Благодаря этому между людьми возникают узы эмпатии, а порой и симпатии. Поэтому для человека, который не является психопатом, очень трудно убить другого человека с хладнокровием. Очень трудно. Что нужно было сделать с теми людьми, которые в Париже хладнокровно, методично, без эмоций расстреливали невинных людей? Кто-то должен был нейтрализовать эти самые зеркальные нейроны. Кто-то должен был намертво убить их способность к эмпатии. Это очень трудно сделать. Для этого нужно внушить, что ты – жертва, а другой человек – преступник, носитель зла, представитель темных сил, Шайтан, антихрист, дьявол. А затем эту злобу «оправдать» высочайшими идеалами, беззаветным служением истине и т.п. Так происходит сегодня с джихадистами, так происходило в разные эпохи и в разных странах с теми, кто становился слепым орудием тоталитарных режимов. Итак, очень важно остановить человека до того, как он будет инфицирован вирусом дуализма. Поэтому необходима система подготовки христианских, иудейских, мусульманских лидеров, которые в критической ситуации не будут искать виновных, а скорее зададут вопрос:  что мы должны сделать, чтобы мир стал лучше для всех нас. 

- Что могут предпринять церкви в Европе  для обеспечения права на свободу вероисповедания?

На мой взгляд, необходимо создание международного богословского проекта. Принцип свободы религии закреплен в 18-й статье Всеобщей декларации ООН по правам человека, но для ее имплементации необходимо сотрудничество духовных лидеров и мыслителей, направленное на выработку общих принципов, в богословском отношении непротиворечащих религиозным традициям. Нечто подобное произошло в Европе на исходе религиозных войн XVI-XVII вв.: группа мыслителей, среди них были верующие и не очень верующие, опираясь на Библию, сформулировали тогда важнейшие идеи, определившие облик современного мира – учение о свободе совести, о веротерпимости, о нравственных границах власти, об общественном договоре и, наконец, само понятие права человека. 

В отношении глобального общества информационной эры подобный труд еще предстоит проделать. Должны быть сформулированы богословские принципы, к которым будут апеллировать в практике международных отношений, поскольку свобода религии и уважение к многообразию традиций – основа мирного сосуществования народов.  Забота об основополагающем праве жить согласно вере, не опасаясь за свою жизнь, как мне кажется, является одним из величайших вызовов нашего времени. 

Протоиерей Дмитрий Сизоненко – священник Русской Православной Церкви. В 2010-2013 гг. – секретарь Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, с 2013 г. – исполняющий обязанности представителя Русской православной церкви при Европейских международных организациях в Брюсселе. 

 

 
 

 

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 11 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.