Творить благо, действовать по закону: проблемы развития социального служения религиозных организаций в Беларуси

Аўтар: 
Елена Зенкевич

Благотворительная деятельность, вдохновляемая идеями милосердия и человечности, помощь больным, пожилым людям, оказавшимся в беде – является древнейшей гуманистической традицией, неотъемлемой частью нравственной культуры любого общества и общественных норм всех цивилизаций. Они существовали со времен родоплеменного общества, а с возникновением национальных и мировых религий, забота о больных и нищих, призрение сирот, облегчение участи униженных и оскорбленных, любые акты милосердия и благотворительности стали рассматриваться как религиозно обязательные поступки.

В современном обществе интерес к социальному служению Церквей и религиозных организаций начинает возрождаться с 50-х годов прошлого столетия. Вопросы развития социальных инициатив обсуждаются на поместных и архиерейских соборах, звучат в выступлениях руководителей церквей. Идеи и практика религиозного милосердия получают освещение в работах христианских теологов. Причем разработка этой темы связывается не только с вопросами христианской нравственности и духовного опыта, но и с осмыслением проблемы человека в современном мире.

Известно, что в течение многих десятилетий советской власти организованная благотворительная деятельность церквей была под запретом. Но, следуя историческим традициям служения милосердия, с самого начала легализации церковной благотворительной деятельности в начале 90-х годов Церкви активно включились в работу по оказанию помощи страждущим соотечественникам. 

Тенденции, наблюдаемые сегодня в сфере социального служения религиозных организаций во многом заслуживают высокой позитивной оценки. Возникают и планомерно развиваются социальные инициативы приходов и общин, направленные на оказание помощи инвалидам, престарелым, многодетным семьям, ведется работа с заключенными, с людьми, страдающими алкогольной и наркотической зависимостью. Создаются реабилитационные центры и социальные мастерские для людей с особенностями в развитии. Семейные консультации и кризисные центры помогают семьям в ситуации семейного неблагополучия, поддерживают женщин в кризисной беременности, ведут разъяснительную работу по предотвращению абортов и профилактике насилия в семье. 

Сфера социального служения приобретает все большее значение в современной жизни Православной Церкви. Основной объем церковной социальной работы в Беларуси выполняют православные сестричества милосердия, осуществляющие патронаж над больными, немощными и одинокими людьми по месту жительства, больницах, в домах престарелых и инвалидов, опекающие детей-сирот в детских домах, помогающие малообеспеченным, многодетным и неблагополучным семьям, несущим милосердие и христианскую заботу туда, где проблема помощи ближнему стоит очень остро. 

Социальное служение Православной Церкви до недавнего времени развивалось и строилось исключительно благотворительных намерениях и волонтерских началах. Но количественное развитие церковных социальных инициатив и служб в регионах поставило вопрос эффективного функционирования этих служб. В 2011 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви принят документ «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви», который ознаменовал переход от стихийного развития деятельности по оказанию помощи нуждающимся к упорядочению и системной организации социального служения. Начали работу курсы, семинары, школы по подготовке церковных социальных работников, сестер милосердия, специалистов по профилированным направлениям деятельности с конкретными целевыми группами нуждающихся. 

Способствует ли белорусское законодательство системному развитию социального служения религиозных организаций?

Не претендуя на детальный юридический анализ – я не юрист, но практик со специализацией в сфере менеджмента социальной работы – предлагаю рассмотреть этот вопрос с практической стороны. Возможно, мой анализ будет несколько субъективным, но, тем не менее, он будет выражать мнение многих моих коллег по социальному служению.

Говоря о законодательных актах, в той или иной степени регламентирующих социальную и благотворительную деятельность церквей, следует обозначить три аспекта данной темы:

  1. Законодательство, регламентирующее благотворительность в целом (безотносительно, кто ее осуществляет: религиозные, общественные или коммерческие структуры)
  2. Законодательство, регламентирующее деятельность религиозных организаций.
  3. Использование самими религиозными организациями имеющихся возможностей.

Относительно первого пункта множество слов сказано, круглых столов проведено, проблемных вопросов обсуждено. Белорусские общественные организации давно и настойчиво ратуют за принятие закона о благотворительности (который есть во многих странах и не только западных, но и в наших бывших братских республиках), в котором бы благотворителям и благотворительным организациям, выполняющим социально значимую деятельность, предоставлялись определенные льготы либо оказывалась поддержка со стороны государственных структур. И эти пожелания выглядят достаточно логично с точки зрения некоммерческих организаций: специалисты, волонтеры помогают уязвимым слоям населения, дополняя работу государственных социальных служб, помогая людям, по различным причинам не охваченных этими государственными службами, выполняя некоторые виды работ более эффективно в силу большей мотивации и гибкости в организации помощи. Аналогично по отношению к благотворителям, безвозмездно отдающих часть своей прибыли, товаров, услуг на нужны общества: эта деятельность достойна благодарности и общественного признания в виде конкретных льгот, к примеру, в налогообложении либо преференций в определенных сферах.

На деле же обоим участникам благотворительного процесса приходится постоянно доказывать своё право помогать: отношения с государственными структурами строятся по принципу:«сначала докажи, что ты реально будешь помогать «затыкать» дыры социальной защиты социального государства, а мы решим – разрешать тебе это делать или нет». Особенно ярко это наблюдается на примере с регистрацией денежных средств или товаров, полученных из-за рубежа: множество бумаг, справок, рекомендаций из различных инстанций требуется приложить к заявлению в Департамент о гуманитарной деятельности, выждать значительное время, чтобы (при позитивном решении вопроса о регистрации) начать помогать нуждающимся людям. С одной стороны понятна обеспокоенность контролирующих органов – строгие законодательные акты принимались по следам выявленных нарушений целевого использования гуманитарных грузов или спонсорской помощи, но, согласитесь, желания развивать благотворительную деятельность такие процедуры не вызывают.

По этой теме можно приводить множество грустных и абсурдных примеров «пробуксовки» и сетовать на несовершенство законодательства, но учитывая установленные рамки данной статьи, делаем следующий вывод: благотворительная деятельность некоммерческих и коммерческих структур развивается на высокой социальной ответственности отдельных коммерческих и некоммерческих организаций – «не благодаря, а вопреки» ситуации с законодательством.

По второму пункту рассматриваемой темы: 

наше законодательство очень четко разводит в разные стороны общественные и религиозные организации: их регистрируют разные государственные органы и регламентируют разные законодательные акты. Это понятно, логично и обосновано относительно действительно религиозных организаций – церквей, епархий, общин, приходов, монастырей. Но по Закону “О свободе совести и религиозных организациях” к религиозным также относятся братства и сестричества. И вот тут существует определенный диссонанс: эти организации объединяют мирян для совместной общественной деятельности в рамках церковного прихода или епархии – социальной, просветительской, образовательной, имеют выбираемое руководство (председателя, старшую сестру), т.е. по сути являются общественными организациями, деятельность которых базируется на религиозных канонах и принципах. Во многих странах такие организации называются «основанными на вере» (faith-based organisations), но юридически они являются все же общественными. И, на мой взгляд, это более соответствует потребностям и общества, и церкви, и государственных структур – это позволяет таким оргаизациям активно участвовать в решении многих актуальных проблем наравне со светскими общественными организациями. А в существующей ситуации получается, что социальные и благотворительные инициативы религиозных организаций существуют параллельно светским инициативам. Еще свежи в памяти общественные обсуждения по теме социального государственного заказа: представители религиозных организаций попали на мероприятие только благодаря зарубежным партнерам, буквально «втащившим в последний вагон» церковных специалистов, обладающих не меньшим опытом социальной работы, чем представители общественных организаций. Отмечу, что мотивация церковных специалистов бывает на порядок выше – мотивирующей основой работы в церковных благотворительных организациях является аспект духовного совершенствования путем сострадания и активного милосердия. 

Поскольку одним из основных проблемных вопросов развития благотворительной деятельности являются ресурсы, а вернее, их отсутствие, то статус религиозной организации порой является критерием, не позволяющим сестричеству или братству участвовать во многих грантовых конкурсах, независимо от сути, целей и задач деятельности этих организаций.

Поэтому диссонанс я вижу в том, что социальные и благотворительные организации при церквях, объединяющие большое количество активных граждан РБ, т.е. довольно большой кусок гражданского общества, формально не могут принимать участие в грантовых программах по развитию этого самого гражданского общества, не приглашаются к общественным обсуждениям по социально значимым вопросам, и их позиция практически не учитывается в общенациональных программах. Можно, конечно возразить, что, мол, между Православной Церковью и государством подписано Соглашение о сотрудничестве, включающее в себя соглашения и программы с ключевыми министерствами. Недоброжелатели усматривают в этом акте некое «слияние госаппарата с церковным», «фактическое выдвижение БПЦ как доминирующей конфессии» и даже «опустошение государственного бюджета», но реально ситуация выглядит иначе. В настоящее время идет разговор о разработке и подписании такого же соглашения с католической церковью, и, собственно, никто не мешает развивать аналогичное сотрудничество и другим официально признанным конфессиям. И, насколько мне известно, никакого специального финансирования из бюджета мероприятия программ и соглашений с министерствами не получают: всё организуется на паритетных позициях, и каждая сторона использует свои имеющиеся ресурсы. Возможно, есть какие-то другие мнения и факты, но я говорю о тех событиях и мероприятиях сферы социальной защиты, в которых довелось принимать участие или организовывать их. Но с практической точки зрения эффективного решения социальных проблем, создается впечатление, что данное Соглашение – это инструмент для «параллельного мира» религиозных организаций, хотя члены благотворительных церковных организаций являются гражданами Республики Беларусь и помогают государственным службам в решении общих социальных проблем.

Да, кстати, расхожей фразой такого «отпараллеливания» религиозных организаций является цитата «Церковь отделена от государства». Да, действительно, такая статья имелась в Конституции 1919 года (раздел 1, п.7), 1937 года (ст. 99), 1978 года (ст.50), но если внимательно почитать действующую Конституцию РБ, то там мы не найдем такого положения.

И вот здесь мы приходим к третьему аспекту рассматриваемого вопроса. Позиция «отделенности» еще сильна в наших религиозных организациях. Причем, не только от государства (хотя «государство – это мы»), но и друг от друга. В силу недостатка финансовых и материальных ресурсов еще недостаточно в наших социальных организациях штатных сотрудников с соответствующей квалификацией – причем, не только специалистов по социальной работе, но и бухгалтеров, юристов. Социальная работа сводится преимущественно к гуманитарно-раздаточной деятельности, для которой особо и не нужна никакая квалификация. Подавляющее большинство социальных и благотворительных приходских организаций существуют как подразделение прихода и далеко не всегда имеют возможность развивать свой потенциал. 

Возрождение и развитие благотворительной деятельности в Беларуси во многом зависит от преодоления разобщенности государственных, общественных и церковных организаций, занятых социальным служением. Нужна комплексная государственная программа поддержки благотворительной деятельности, включающая в себя комплекс законодательных, экономических, организационных и кадровых мер. Необходимо возродить традиции меценатства, привлечь к делам милосердия и благотворительности внимание предпринимательских кругов. Координация деятельности, налаживание сотрудничества, особенно в регионах, между государственными, религиозными и светскими общественными организациями, наряду с финансовой помощью и созданием правовой базы благотворительности – являются важнейшими условиями развития и процветания социального государства, нашей с вами Беларуси.

Об авторе:

Елена Зенкевич - Исполнительный секретарь Союза сестричеств милосердия, референт по социальным вопросам Минского епархиального управления БПЦ, с 1997 года занимается организацией и развитием социального служения в Белорусской Православной Церкви, магистр педагогики.

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
6 + 5 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.