Рабатский план действий по запрещению пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию

Рэквізiты
Прыняты: 
05.11.2012

Выводы и рекомендации четырех региональных экспертных совещаний, организованных УВКПЧ в 2011 году, принятые экспертами в г. Рабате (Марокко) 5 октября 2012 года

 

I. Предисловие

1. В 2011 году Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ) в различных регионах мира была организована серия рабочих совещаний экспертов, посвященных вопросам пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти и трактовки ее международным законодательством в области прав человека. В ходе совещаний участники рассмотрели ситуацию в различных регионах и обсудили ответные стратегические меры, как вне-юридического так и юридического характера, относящиеся к возбуждению ненависти.

2. Мероприятия проходили в Европе (Вена, 9 и 10 февраля 2011 года), Африке (Найроби, 6 и 7 апреля 2011 года), в Азии и Тихоокеанском регионе (Бангкок, 6 и 7 июля 2011 года) и в Америке (Сантьяго-де-Чили, 12 и 13 октября 2011 года).[1] Таким образом, целью УВКПЧ являлось проведение комплексной оценки воплощения в жизнь на национальном и региональном уровнях законодательства, юридической и политической практики в области пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, заключающейся в призывах к дискриминации, враждебности или насилию[2], одновременно способствуя развитию всецело уважительного отношения к свободе слова (самовыражения), защищенной международным законодательством в области прав человека. Главным предметом рассмотрения было взаимоотношение между свободой самовыражения и языком вражды, особенно в области религии - проблематика, которая все чаше оказывается в центре внимания и неоднократно служила причиной трений и эпизодов насилия как между различными общинами, так и внутри них.

3. Экспертные совещания 2011 года предоставили огромное количество информации и целый ряд практических предложений по более эффективным методам реализации соответствующих стандартов международного законодательства в области прав человека.[3] Для подведения итогов серии совещаний, проведенных в 2011 году, УВКПЧ инициировало проведение заключительного совещания экспертов (в Рабате, 4 и 5 октября 2012 года), чтобы произвести сравнительный анализ результатов четырех предыдущих совещаний, сформулировать возможные действия на всех уровнях, а также задуматься об оптимальных способах и средствах обмена опытом.

4. В работе экспертного совещания в Рабате принимали участие четыре модератора и специалисты, участвовавшие в работе всех четырех предыдущих совещаний, в том числе Специальный докладчик по вопросам свободы слова и выражения мнения, Специальный докладчик по вопросам свободы религии или убеждений, Специальный докладчик по вопросам расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, представитель Комитета по ликвидации расовой дискриминации и представитель неправительственной организации «Article XIX»

5. В соответствии с практикой предыдущих совещаний, государства-участники были приглашены участвовать в качестве наблюдателей. Им было рекомендовано включить ведущих экспертов в составы делегаций. Участвовать в качестве наблюдателей также были приглашены соответствующие отделы, фонды и программы ООН, а также соответствующие международные и региональные организации, национальные институты в области прав человека и организации гражданского общества (в том числе пресса, академические и религиозные организации).

6. Нижеприведенный итоговый документ отражает выводы и рекомендации, выработанные в ходе Рабатского совещания экспертами, принимавшими участие во всех четырех семинарах или модерировавшими один из них.

 

II. Контекст

7. Поскольку мир становится все более взаимосвязанным, а ткань общества - более мультикультурной, инциденты, происходившие в последние годы в разных частях мира, вновь привлекли внимание к проблеме возбуждения ненависти. Следует, подчеркнуть, что, несмотря на это, многие конфликты, развернувшиеся в мире в последние десятилетия, в разной степени также содержали компонент возбуждения национальной, расовой или религиозной ненависти.

8. Все права человека универсальны, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Эта взаимозависимость становится предельно очевидной в ходе дискуссии о том, как право на свободу слова соотносится с другими правами человека. Реализация права на свободу выражения мнений делает возможными живые, многогранные дебаты по интересующим общество вопросам, озвучивающие различные подходы и точки зрения. Уважение к свободе выражения играет решающую роль в обеспечении демократии и устойчивого развития человеческого потенциала и содействует установлению мира и безопасности на земле.

9. Тем не менее, отдельные лица и группы, к сожалению, становятся жертвами различных форм дискриминации, вражды или насилия в связи с такими факторами, как, например, этническая или религиозная принадлежность. Одна из конкретных проблем в этой области - сдерживание негативных последствий манипулирования вопросами расы, этнического происхождения и религии, защита от нежелательного использования понятий национального единства или национальной идентичности, которые часто пускают в ход, в том числе в политических и предвыборных целях.

10. Нередки утверждения, что свобода выражения мнений и свобода религии или убеждений сложно сочетаемы и могут даже противоречить друг другу. Напротив, они взаимозависимы и усиливают друг друга. Свобода исповедовать или не исповедовать религию или убеждения невозможна при отсутствии свободы выражения мнений, поскольку свободный общественный дискурс зависит от степени уважения к многообразию присущих людям глубоких убеждений. Точно так же свобода выражения мнения необходима для создания условий, в которых возможно вести конструктивный разговор о религиозных вопросах. Действительно, свободное и критическое мышление в ходе открытой дискуссии - лучший способ проверить, соответствуют ли религиозные толкования исходным ценностям, лежащим в основании религии, или, напротив, искажают их.

11. Вызывает озабоченность тот факт, что инциденты, которые действительно могут быть квалифицированы как нарушение ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), не ведут к судебному преследованию и наказанию. В то же время представители меньшинств де-факто подвергаются преследованиям в результате злоупотреблений нечетко сформулированными нормами внутреннего законодательства, правоприменения и процедуры, что отрицательно воздействует на других членов сообщества. Эта дихотомия, а именно, (1) отсутствие преследования в случаях "реального" возбуждения ненависти и (2) преследование меньшинств под прикрытием национальных законов о возбуждении ненависти, по-видимому, значительно распространена. Законы против возбуждения ненависти, использующиеся в различных странах мира, можно квалифицировать как разнородные, порой чрезмерно узкие или расплывчатые; правовая практика в области возбуждения ненависти скудна и непоследовательна, и, хотя государства приняли соответствующие процедуры, большинство из этих процедур являются слишком общими, применяются недостаточно систематически, плохо сфокусированы, и их эффективность не подвергается надлежащему анализу.

12. В свете вышесказанного, проведение четырех совещаний во всех регионах мира и итоговой встречи в Рабате при полном участии экспертов от соответствующих организаций и держателей особых мандатов является весьма своевременной и полезной инициативой.

 

 

III. Реализация запрета на разжигание ненависти

13. На этом фоне нижеследующие выводы и рекомендации представляют собой синтез продолжительных, открытых и углубленных размышлений экспертов. Данные выводы - в области законодательства, судебной инфраструктуры и политической стратегии – направлены на поддержку всех сторон, заинтересованных в реализации международного запрета на пропаганду национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющую собой побуждение к дискриминации, вражде или насилию.

 

А. Законодательство

Выводы

14. В соответствии с международными стандартами в области прав человека, которым должны соответствовать законодательства на национальном уровне, высказывания, подпадающие под определение «языка вражды», могут быть ограничены в соответствии со ст. 18 и 19 МПГПП на различных основаниях, таких как уважение к правам других, общественный порядок, а иногда даже соображения национальной безопасности. Государства также обязаны «запретить» высказывания, сводящиеся к «побуждению» к дискриминации, вражде или насилию (в соответствии со ст. 20.2 МПГПП и, при некоторых других условиях, также в соответствии со ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (ICERD).

15. Дискуссии в ходе различных совещаний продемонстрировали отсутствие правового запрета на возбуждение ненависти в сводах законов многих государств по всему миру. Кроме того, законодательства, запрещающие возбуждение ненависти, непоследовательны в терминологии, которая часто не согласуется со ст. 20 МПГПП. Чем шире определение возбуждения ненависти в законодательстве страны, тем больше возникает возможностей для произвольного применения этих законов. Терминология, связанная с преступлениями в области возбуждения национальной, расовой или религиозной ненависти, различна в разных странах и становится все более расплывчатой, по мере того как законодательство пополняется новыми категориями ограничений в области свободы выражения мнений. Это увеличивает риск неверного толкования ст. 20 МПГПП и появления дополнительных ограничений на свободу выражения мнения, не оговоренных в ст. 19 МПГПП.

16. Законодательства некоторых стран оговаривают правонарушения, относящиеся к возбуждению как расовой, так и религиозной ненависти, в то время как в других рассматриваются исключительно расовые и этнические проблемы. В некоторых странах также существуют запреты на возбуждение ненависти по иным мотивам. Различны и подходы государств к распределению вопросов между гражданским и уголовным правом. Во многих странах возбуждение ненависти квалифицируется как уголовное преступление, а в других оно может рассматриваться в рамках как уголовного, так и гражданского, или исключительно гражданского законодательства.

17. На международном уровне запрет на возбуждение ненависти четко определен в ст. 20 МПГПП и ст. 4 ICERD. В Общем Замечании № 34 Комитет по правам человека подчеркивает, что с Пактом несовместимы запреты на проявление неуважения к религии или другой системе верований (в том числе законы о богохульстве), за исключением специфических обстоятельств, предусмотренных в параграфе 2 ст. 20 Пакта. Подобные запреты должны также соответствовать строгим требованиям параграфа 3 ст. 19, а также статей 2, 5, 17, 18 и 26 МПГПП. Так, например, недопустимо, чтобы подобный закон обеспечивал дискриминацию в пользу одной или ряда религий (систем верований) или против таковых, а также дискриминацию адептов какой-либо религии (религий) по отношению к другим, или дискриминацию верующих по отношению к неверующим. Подобные запреты также не должны использоваться для предотвращения критики религиозных лидеров или комментариев по вопросам религиозной доктрины и принципов веры или в качестве наказания за подобную критику или комментарии.

18. Ст. 20 МПГПП предусматривает высокий порог наступления ответственности в соответствие с фундаментальным принципом, гласящим, что ограничение свободы слова должно являться исключительной мерой. Этот порог необходимо рассматривать в сочетании со ст. 19 МПГПП. Действительно, тест на допустимость ограничений (состоящий из трех частей - законность, соразмерность и необходимость) относится и к случаям возбуждения ненависти, т.е. ограничения должны быть установлены законом, определены достаточно узко, чтобы обеспечивать законные интересы общества, и должны быть необходимы для защиты этих интересов в демократическом обществе. Это означает, среди прочего, что ограничения должны соответствовать следующим требованиям: они должны быть четко и узко определены, отвечать настоятельной общественной необходимости, они должны в наименьшей из всех доступных мер степени вторгаться в общественную и личную жизнь, не быть слишком широкими (т.е. не предполагать широких или неопределенных ограничений свободы слова), быть соразмерными в том смысле, что польза для защищаемых интересов превышает ущерб, нанесенный свободе выражения мнений, в том числе в отношении санкций, которые они вводят.

19. На уровне государств законы о богохульстве контрпродуктивны, так как они могут привести к фактическому цензурированию диалогов и дискуссий между различными религиозными и мировоззренческими системами и внутри них, а также к подавлению критики, которая, по большей части, может являться конструктивной, здоровой и необходимой. Кроме того, многие законы о богохульстве предоставляют неодинаковые уровни защиты для различных религий и на практике часто применялись и применяются дискриминационным образом. Существуют многочисленные примеры преследования религиозных меньшинств или нонконформистов, атеистов и неверующих в результате использования законодательства о религиозных преступлениях или чрезмерно усердного применения различных нейтрально сформулированных законов. Более того, право на свободу религии или убеждений в том виде, в котором оно закреплено в соответствующих международно-правовых нормах, не подразумевает прав на религию или веру, не подлежащую критике или осмеянию.

 

Рекомендации

  • В плане общих принципов, четкое различие должно быть сделано между тремя типами высказываний: высказывание, которое является уголовным преступлением; высказывание, которое не является уголовно наказуемым, но может подлежать гражданскому иску или административным санкциям; высказывание, не подлежащее уголовным, гражданским или административным санкциям, но, тем не менее, вызывающее озабоченность с точки зрения толерантности, корректности и уважения прав других людей.
  • Принимая во внимание взаимосвязь между ст. 19 и 20 МПГПП, государства должны проследить, чтобы национальное законодательство о возбуждении ненависти основывалось на прямой ссылке на ст. 20 МПГПП («пропаганда национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющая собой побуждение к дискриминации, вражде или насилию»), а также рассмотреть вопрос о надежных определениях для ключевых терминов, таких как ненависть, дискриминация, насилие, враждебность и т.д. В частности, законодательство может опираться на руководство и определения, сформулированные в Кемденских принципах по свободе выражения мнения и равенству (Camden Principles).[4]
  • Государства должны гарантировать, что три критерия для ограничения свободы выражения – законность, соразмерность и необходимость – распространяются также и на случаи разжигания ненависти.
  • Государства должны принимать во внимание указания ведущих международных экспертных механизмов в области прав человека, в том числе Комитета по правам человека и Комитета по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) и их Общим замечанием № 34 и Общей рекомендацией №15 соответственно, а также указания соответствующих мандатариев специальных процедур Совета по правам человека.
  • Государствам рекомендуется ратифицировать и эффективно воплощать в жизнь соответствующие международные и региональные документы по правам человека, снять существующие возражения, и выполнять обязательства по представлению соответствующих отчетов.
  • Государства, в законодательстве которых имеются законы о богохульстве, должны отменить их, поскольку подобные законы негативно сказываются на свободе религии или убеждений и на возможности здорового диалога или дискуссий о религии.
  • Государства должны принять комплексное законодательство по борьбе с дискриминацией, включающее профилактические и карательные меры для эффективной борьбы с возбуждением ненависти.

 

Б. Правоприменение

Выводы

20. Независимая судебная инфраструктура, которая регулярно приводится в соответствие с текущими международными стандартами и юридической практикой, представители которой действуют беспристрастно, объективно и с уважением к порядку надлежащей правовой процедуры, имеет решающее значение для гарантии того, что в каждом конкретном случае факты и юридическая квалификация получат оценку, отвечающую международным стандартам в области прав человека. В дополнение, для защиты прав человека необходимы и другие сдерживающие механизмы и противовесы, такие как независимые национальные правозащитные учреждения, созданные в соответствии с Парижскими принципами.

21. Уровень обращения к судебным и квазисудебным механизмам в случаях предполагаемого возбуждения ненависти зачастую чрезвычайно низок. Во многих случаях жертвы принадлежат к неблагополучным или уязвимым группам населения. Во всем мире информация о прецедентном праве в области запрета на возбуждение ненависти предоставляется неохотно. В некоторых случаях это можно объяснить отсутствием законодательства, отсутствием адекватного законодательства, или отсутствием судебной помощи, доступной меньшинствам и другим уязвимым группам, составляющим большую часть жертв возбуждения ненависти. Недостаток сведений о судебной практике может быть связан и с отсутствием доступных архивов, но также и просто с отсутствием обращений в суд вследствие недостаточной осведомленности общества и недоверия к судебной системе.

22. Было предложено установить высокий порог для введения ограничений на свободу выражения мнения при определении возбуждения ненависти и для применения ст. 20 МПГПП. Критерий тяжести, необходимый для преодоления порога, подразумевает, что только наиболее тяжкие и эмоционально заряженные оскорбления классифицируются как возбуждение ненависти. Возможные параметры для оценки степени ненависти, могут включать в себя жестокость сказанного, степень вреда, к совершению которого призывал выступавший, частоту и количество высказываний и степень их публичности. В связи с этим был предложен тест из шести частей для определения высказываний, подлежащих преследованию в уголовном порядке.

  • Контекст: Контекст весьма важен для оценки того, действительно ли конкретные высказывания побуждают к дискриминации, вражде или насилию, он может иметь прямое отношение к намерениям и/или причине. Контекстуальный анализ должен поместить высказывание в социальный и политический контекст, преобладавший в тот момент, когда это высказывание было сделано или распространялось.
  • Оратор: Необходимо учитывать положение или статус говорящего в обществе, в частности, положение данного лица или организации по отношению к искомой аудитории высказывания.
  • Намерение: Ст. 20 МПГПП предполагает наличие умысла. Халатность и безрассудство не являются достаточными основаниями для применения ст. 20, для которой требуется "пропаганда" и "возбуждение ненависти", а не просто распространение. В связи с этим, статья предполагает наличие треугольника отношений между объектом высказывания, субъектом высказывания и аудиторией.
  • Содержание или форма: Содержание высказывания - один из основных объектов судебного рассмотрения и главная составляющая возбуждения ненависти. Анализ содержания предполагает выяснение того, насколько прямым и провокационным было высказывание, а также рассмотрение формы и стиля, характера выдвинутых оратором аргументов, сбалансированность аргументации, и т.д.
  • Степень публичности: Этот пункт включает в себя такие элементы, как доступность высказывания, характер адресата, значительность и размер аудитории. Дальнейшие соображения - является ли высказывание публичным, каковы средства его распространения. Необходимо принять во внимание, распространялось высказывание посредством единственной листовки, путем вещания в средствах массовой информации или через интернет, каковы были частота, количество и ширина охвата, имела ли аудитория возможность действовать в соответствии с провокационными призывами, распространялось заявление (или произведение искусства) в узком кругу или было общедоступным.
  • Вероятность реализации призыва, включая неотвратимость: Возбуждение ненависти, по определению, является преступлением в зародыше. Действие, к которому побуждает высказывание, не обязано совершиться для того, чтобы высказывание могло быть признано преступным. Тем не менее, в какой-то степени должен быть определен потенциальный риск причинения вреда. Это означает, что суды должны будут установить, что существовала реальная вероятность того, что высказывание могло спровоцировать фактическое действие против целевой группы, отдавая себе отчет в том, что в данном случае должна быть указана достаточно прямая причинно-следственная связь.

 

Рекомендации

  • Общенациональные и региональные суды должны регулярно получать обновленную информацию о международных стандартах и международной, региональной и сравнительной правовой практике в отношении возбуждения ненависти, так как, сталкиваясь с подобными случаями, суды должны проводить тщательный анализ, основанный на хорошо продуманных пороговых критериях.
  • Государства должны обеспечить право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, сформированным в соответствии с законом.
  • Должное внимание следует уделить меньшинствам и уязвимым группам, представители их должны быть обеспечены правовой и иной помощью.
  • Государства должны обеспечить лицам, понесшим реальный ущерб в результате возбуждения ненависти, право на эффективные средства правовой защиты, в том числе гражданский или внесудебный механизм компенсации ущерба.
  • Уголовные санкции, связанные с противозаконными формами высказывания, следует рассматривать как крайние меры, которые должны применяться только строго обоснованно в особых ситуациях. Необходимо также рассматривать возможность гражданских санкций и средств правовой защиты, включая компенсацию материального и морального ущерба, вместе с правом на опровержение и правом на ответ. Необходимо также рассматривать возможность использования административных санкций и средств правовой защиты, включая те, которые определены и применяются различными профессиональными институтами и регулирующими органами.

 

С. Политика

Выводы

23. При всей важности правового реагирования, законодательство является лишь частью набора инструментов, которые могут быть использованы в борьбе с языком вражды. Любое соответствующее законодательство должно дополняться инициативами, поступающими из различных слоев общества и ориентированными на множественность политических и практических мер по воспитанию общественного сознания, толерантности, осознания перемен и открытой дискуссии. Цель этих шагов - создание и укрепление культуры мира, толерантности и взаимного уважения между людьми, государственными чиновниками и судейским сообществом, а также оказание влияния на средства массовой информации, на религиозных лидеров и лидеров местных сообществ с целью повышения их этической и социальной ответственности. Государства, средства массовой информации и общество несут коллективную ответственность за то, чтобы в случае возбуждения ненависти высказать протест и принять меры в соответствии с международным правом в области прав человека.

24. Политические и религиозные лидеры должны воздерживаться от выражения нетерпимости или высказываний, побуждающих к насилию, вражде или дискриминации. Их твердые и своевременные заявления против нетерпимости, дискриминационных стереотипов и языка вражды также играют решающую роль. Должно быть разъяснено, что применение насилия в ответ на возбуждение ненависти категорически недопустимо.

25. Для устранения коренных причин нетерпимости необходим гораздо более широкий набор стратегических мер, например, в области межкультурного диалога (взаимопонимания и взаимодействия): воспитание плюрализма и умения ценить многообразие, установка на то, чтобы дать меньшинствам и коренным народам возможность осуществлять свое право на свободу выражения мнения.

26. Государства несут ответственность за обеспечение меньшинствам возможности пользоваться основными правами и свободами, например, путем содействия в регистрации и функционировании их медийных организаций. Государства должны поощрять сообщества в их стремлении получить доступ к широкому спектру мнений и информации и делиться ими, а также приветствовать возникший в результате здоровый диалог и дискуссию.

27. Некоторые регионы явно предпочли вне-законодательный подход к борьбе с возбуждением ненависти, в частности применяя общественно-политические меры и создавая различные типы институтов и процессов, как например, комиссии по установлению истины и примирению. Работа региональных правозащитных механизмов, специализированных организаций, активного гражданского общества и независимых институтов мониторинга фундаментально важна во всех регионах мира. Кроме того, положительные традиционные ценности, совместимые с международно-признанными нормами и стандартами в области прав человека, также могут способствовать борьбе с возбуждение ненависти.

28. Средства массовой информации и другие средства связи играют основополагающую роль в обеспечении свободы выражения мнения и установления равенства. В глобальном масштабе традиционные средства массовой информации по-прежнему важны, но они переживают значительную трансформацию. Новые технологии - в том числе цифровое вещание, мобильная телефония, интернет и социальные сети - делают возможным значительно более широкое распространение информации и порождают новые формы общения, такие как блогосфера.

29. Шаги, предпринятые Советом ООН по правам человека, в частности, принятие без голосования Резолюции 16/18 «О борьбе с нетерпимостью, негативными стереотипами, стигматизацией, дискриминацией, призывами к насилию и применением насилия в отношении лиц на основе их вероисповедания или убеждений», создают перспективную платформу для эффективных, комплекснных и всеобъемлющих действий со стороны международного сообщества. Эта резолюция требует реализации и постоянного государственного контроля за исполнением на национальном уровне, в том числе и с помощью «Рабатского плана действий», являющегося вкладом в ее выполнение.

 

Рекомендации государствам

  • Государствам необходима большая степень вовлеченности в широкую кампанию по борьбе с негативными стереотипами и дискриминацией отдельных лиц и сообществ по мотивам их национальности, этнического происхождения, религии или убеждений.
  • Государства должны способствовать межкультурному взаимопониманию, в частности, в гендерных вопросах. В этой связи, на всех государствах лежит ответственность за построение культуры миролюбия и обязанность положить конец безнаказанности.
  • Государства должны предоставить учителям дополнительную подготовку по вопросам ценностей и принципов в области прав человека, инициируя или усиливая акцент на межкультурном взаимопонимании в школьных программах для учащихся всех возрастов.
  • Государства должны выделить большее количество ресурсов для подготовки сотрудников органов безопасности, правоохранительных органов и лиц, участвующих в отправлении правосудия, и привлечения их внимания к вопросам, касающимся запрета на возбуждение ненависти.
  • Государства должны рассмотреть вопрос о создании институтов по обеспечению равенства, или усиления подобной функции в рамках существующих национальных правозащитных организаций (учрежденных в соответствии с Парижскими принципами), с повышенным уровнем профессионализма в области содействия социальному диалогу, а также с полномочиями принимать жалобы в случаях возбуждения ненависти. Для эффективного исполнения подобных функций необходимы также новые адаптированные руководства, тесты и рекомендованные практики, позволяющие избежать произвола и способствующие согласованию практики на международном уровне.
  • Государства должны гарантировать систематический сбор данных о преступлениях, имеющих отношение к возбуждению ненависти, и обеспечить существование необходимых механизмов и институтов.
  • Государства должны разработать общественную стратегию и нормативно-правовую базу, которые способствовали бы развитию плюрализма и разнообразия средств массовой информации, в том числе использующих новые медийные технологии, и обеспечивали бы отсутствие дискриминации в доступе к средствам связи и в их использовании.
  • Государства должны усилить поддержку международных правозащитных механизмов, в частности, договорных органов (таких как Комитет по правам человека и КЛРД) и мандатариев специальных процедур, поскольку они предоставляют консультации и помощь государствам в работе по воплощению в жизнь правозащитного законодательства.

 

Рекомендации Организации Объединенных Наций

  • Управление Верховного комиссара по правам человека должно быть обеспечено ресурсами, необходимыми для адекватной поддержки международных экспертных механизмов, призванных защищать свободу выражения мнений и свободу вероисповедания, предотвращать возбуждение ненависти и призывы к дискриминации, и т.п. Государства должны поддерживать подобные усилия Верховного комиссара по правам человека, направленные на укрепления договорных органов, и обеспечение адекватных ресурсов для системы специальных процедур.
  • Управлению Верховного комиссара по правам человека предлагается сотрудничать с государствами, желающими воспользоваться его помощью для укрепления нормативной и политической основы, относящейся к запрету возбуждения ненависти. В этой связи УВКПЧ может рассмотреть – используя опыт четырех региональных совещаний как часть этого процесса – создание инструментов, соответствующих международному правозащитному законодательству, таких как сборник рекомендованных практик и элементов типового законодательства в области запретов на возбуждение ненависти. С целью способствовать прогрессу в развитии национального законодательства и прецедентного права в этой развивающейся области, УВКПЧ может также рассмотреть вопрос об организации регулярных юридических коллоквиумов для предоставления национальным судебным органам обновленной информации и для стимулирования обмена опытом по части запретов на возбуждение ненависти.
  • Необходимо повысить уровень взаимодействия и сотрудничества между соответствующими договорными органами, и мандатариями специальных процедур, в том числе, в случае необходимости, с помощью совместных шагов по осуждению пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, являющейся побуждением к дискриминации, вражде или насилию.
  • Различные учреждения системы Организации Объединенных Наций, включая Управление Верховного комиссара по правам человека, инициативу «Альянс цивилизаций» и Канцелярию Специального советника по предупреждению геноцида, должны активизировать сотрудничество с целью добиться максимального эффекта и стимулировать совместную деятельность.
  • Сотрудничество и обмен информацией необходимо укрепить (а) между различными региональными и межрегиональными механизмами, такими как Совет Европы, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейский союз, Организация американских государств, Африканский союз, АСЕАН, а также Организация исламского сотрудничества, и (б) между этими организациями и Организацией Объединенных Наций
  • Рассмотреть возможность осуществления на национальном уровне и в сотрудничестве с государствами-участниками мер по воплощению в жизнь рекомендаций данного документа, адресованных государствам.

 

Рекомендации другим заинтересованным сторонам

  • Неправительственные организации, национальные правозащитные учреждения, а также другие гражданские объединения должны создавать и поддерживать диалог и механизмы, способствующие межкультурному и межрелигиозному взаимопониманию и познанию.
  • Политические стороны должны утвердить этические принципы, определяющие поведение их представителей, в особенности, во время публичных выступлений, и следить за их соблюдением.
  • Саморегулирование, там, где оно эффективно, остается наиболее подходящим способом решения профессиональных вопросов, связанных со средствами массовой информации. В соответствии с Кемденским принципом №9, все средства массовой информации должны, в порядке моральной и социальной ответственности и путем саморегулирования, участвовать в борьбе с дискриминацией и содействовать межкультурному взаимопониманию, в том числе следующим образом:
    • Принимать меры для того, чтобы их сообщения были помещены в контекст, были взвешенными и основывались на фактах, при этом делая все, чтобы акты дискриминации доводились до сведения общественности.
    • Понимать опасность, которую представляет дискриминация отдельных лиц и групп и негативные стереотипы в их отношении, когда их распространяют СМИ.
    • Избегать ненужных упоминаний расы, религии, пола и других групповых характеристик, которые могут способствовать нетерпимости.
    • Повышать уровень осознания обществом вреда, причиняемого дискриминацией и негативными стереотипами.
    • Уделять внимание различным группам или сообществам, давая их представителям возможность высказаться и быть услышанными таким образом, который способствует лучшему их пониманию, и, в то же время, отражает установки этих групп или сообществ.

30. Кроме того, добровольные профессиональные кодексы поведения для СМИ и журналистов должны отражать принципы равенства, и следует предпринять эффективные шаги, чтобы провозгласить их и претворять в жизнь.

 

IV. Заключительные замечания

31. Несмотря на систематическое внимание, уделяемое концепции свободы выражения мнения в международном законодательстве в области прав человека и во многих национальных законодательствах, практическое применение и официальное признание этой концепции осуществляются не в полной мере во всем мире. В то же время, во многих частях мира международным правозащитным стандартам о запрещении возбуждения национальной, расовой или религиозной ненависти еще только предстоит войти в национальное законодательство и политическую стратегию. Вышесказанное объясняет как объективную сложность, так и политическую деликатность определения возбуждения ненависти в духе уважения к свободе выражения мнения.

32. Вышеизложенные выводы и рекомендации являются шагами в направлении решения этих проблем, которые, как хочется надеяться, будут способствовать как дальнейшей работе внутри стран, так и международному сотрудничеству в этой области.

 


[1] Около 45 экспертов в различных областях приняли участие в четырех региональных совещаниях и встрече в Рабате. Более 200 наблюдателей приняли участие в дебатах.

[2] Ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой побуждение к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом».

В дальнейшем в тексте это будет упоминаться как «возбуждение ненависти».

[3] С обращением Верховного комиссара к четырем экспертным совещаниям, справочными исследованиями, докладами экспертов, выступлениями заинтересованных сторон и отчетами о совещаниях можно ознакомиться по ссылке: www.ohchr.org/EN/Issues/FreedomOpinion/Articles19-20/Pages/Index.aspx

[4] Эти принципы были подготовлены организацией «Article XIX» на основании обсуждений, проведенных рядом заинтересованных сторон с участием экспертов-правозащитников в области международного права, специализирующихся по проблемам свободы выражения мнения и равенства. Принципы являются прогрессивной интерпретацией международного права и международных стандартов, принятой государственной практики (в частности, отраженной в национальных законах и решениях национальных судов), а также общих правовых принципов, признанных международным сообществом.

В соответствии с принципом № 12, в правовых системах стран должно быть указано (прямо или с помощью авторитетного толкования), что термины «ненависть» и «вражда» относятся к «интенсивным и иррациональным эмоциям осуждения, вражды и неприязни по отношению к целевой группе», что термин «пропаганда» следует понимать как подразумевающий «наличие намерения публично возбудить ненависть к целевой группе» и что термин «возбуждение ненависти» относится к «заявлениям о национальных, расовых или религиозных группах, создающим непосредственную угрозу дискриминации, вражды или насилия в отношении лиц, принадлежащих к этим группам».