Экспертное религиоведческое сообщество Беларуси в механизмах принятия решений в сфере конфессиональной политики: этапы формирования и перспективы развития

Аўтар: 
Кутузова Наталия

Проблема общественного участия в государственных механизмах принятия решений в виде общественных и экспертных советов, а также их аналогов является сравнительно новой для философских и политических наук в Беларуси. Экспертные консультативные советы при органах власти появились в 90-е годы, их массовое формирование относится к 2009-2010 гг.[1] Экспертные сообщества показали свою наибольшую эффективность в тех сферах госуправления, в которых осуществляется взаимодействие с социальными группами – элитами в определенном смысле, которые имеют колоссальный коммуникативный ресурс, влиятельны в медиа, определяют общественное мнение, в том числе и степень лояльности к властям. Как правило, экспертные советы в Беларуси участвуют в распределении бюджетных средств (Министерство культуры), в процессах государственной регистрации (легализации) новых субъектов (Уполномоченный по делам религий и национальностей), дают оценку государственным проектам (программам), реализуемым по отраслям. В Беларуси не существует единой нормальной базы, регламентирующей деятельность экспертных советов, как правило, их присутствие в системе принятия решений закреплено в отраслевом законодательстве, имеются специальные положения об их функционировании, утвержденные главным должностным лицом профильного ведомства, которое своим приказом утверждает состав советов.

Становление системы экспертных сообществ и их участия в принятии государственных решений для белорусского общества фактически является симптомом расширения общественного участия, пусть даже в ситуации, когда советы создаются «сверху»: по инициативе и при фактическом назначении экспертов госорганом. Первой «ласточкой» в этом процессе стало становление белорусского экспертного религиоведческого сообщества.

Белорусское экспертное религиоведческое сообщество прошло ряд этапов становления, демонстрируя смещение приоритетов и фокуса своей деятельности от разовых экспертиз материалов религиозных организаций до формирования целостного и продуктивного направления экспертного религиоведения. Можно эксплицировать и охарактеризовать следующие основные этапы становления экспертного религиоведения.

Первым этапом можно считать период с 15.08.1993 по 15.02.1994 г. - время работы временной экспертной комиссии при Совете по делам религий при Совете Министров Республики Беларусь. Данная комиссия была создана в соответствии с распоряжением начальника управления по делам социально-культурного комплекса Совета Министров РБ от 23.07.1993 г. В ее состав вошли два религиоведа – ведущие научные сотрудники Института философии и права НАНБ Е.С. Прокошина и И.Ф. Рекуц, а также пять представителей органов власти – заместитель председателя Совета по делам религий, заместитель начальника управления по делам общественных организаций Министерства юстиции, главный психиатр Министерства охраны здоровья, ведущий инспектор Министерства образования, главный специалист Комитета по делам молодежи. Комиссия создавалась с конкретной целью – для осуществления религиоведческой экспертизы некоторых новых религиозных организаций, которые уже прошли государственную регистрацию в статусе общественных объединений и фактически занимались религиозной деятельностью. В Заключении о результатах работы временной комиссии от 15.02.1994 г. был отмечен «недостаточно продуманный принцип формирования комиссии»[2], который выразился в малом количестве квалифицированных религиоведов (2 из 7 членов комиссии имели необходимую квалификацию), «отсутствием в ее составе представителей правоохранительных органов», кроме того «сама комиссия не была наделена правом выхода на эти органы с целью получения от них информации», касающейся деятельности тех организаций, материалы которых находились на экспертизе. В Заключении также было отмечено: а) необходимо уточнить и дополнить перечень документов и материалов, предоставляемых организациями в регистрирующие органы, что позволит правильно определять статус организации (религиозная или общественная); б) необходимо «провести научное исследование идеологии и деятельности «нетрадиционных» религий, получивших распространение в РБ»: «результаты данного исследования выявили бы реальную религиозную ситуацию в республике, сущность учений «нетрадиционных религий», что позволило бы руководящим органам более эффективно осуществлять политику в области религии и церкви, регулировать сложные процессы взаимодействия традиционных и нетрадиционных религиозных конфессий, прогнозировать направленность и характер межрелигиозных отношений»; в) «считать необходимым создание постоянно действующей экспертной комиссии, которая могла бы функционировать при госоргане по делам религий и проводить религиоведческие экспертизы уставов и программ как религиозных, так и общественных объединений. В состав комиссии целесообразно было бы включить ученых-религиоведов и правоведов». Данное Заключение было подписано всеми членами временной комиссии.

Несмотря на необходимость религиоведческих экспертиз при регистрации религиозных объединений, высокую степень наукоемкости в работе госоргана по делам религий, работа экспертного религиоведческого сообщества по заданиям госоргана носила разовый характер вплоть до середины 1997 г.

Вторым этапом становления экспертного религиоведения можно считать период с 1997 по 2002 гг. - время функционирования Экспертного Совета при Государственном Комитете по делам религий и национальностей Республики Беларусь. В Постановлении Совета Министров РБ от 17.04.1997 г. было утверждено Положение о Государственном Комитете. Отдельным пунктом в Постановлении было сказано, что «при Комитете могут создаваться консультативные советы из числа работников…научных и образовательных учреждений…для подготовки экспертных заключений по вероучениям, культу и уставам религиозных организаций, выработки рекомендаций по соответствующим направлениям деятельности Комитета. Персональный состав консультативных советов и положения о них утверждаются председателем Комитета».

Первое Положение об Экспертном Совете было утверждено 12.05.1997 г., в нем были перечислены его основные задачи: «подготовка предложений по устранению влияния деструктивных сект на население республики; координация деятельности министерств…по преодолению негативных последствий влияния деструктивных сект; изучение деятельности организаций, распространяющих псевдорелигиозные учения, подготовка экспертных заключений по вероучениям, культу и уставам новых для РБ религиозных организаций».

Экспертный Совет создавался по принципу личного согласия специалистов-религиоведов и официального представительства республиканских органов госуправления. Работа Экспертного Совета была в значительной степени формализована: появилась периодичность заседаний, велись протоколы, по итогам заседаний принимались рекомендации, которые проводились постановлениями коллегии, приказами или предписаниями Госкомитета. Энтузиазм членов Экспертного Совета, в составе которого были известные ученые – религиоведы (А.Круглов, Е.Прокошина), психологи (Е.Агеенкова), психиатры (Е.Скугаревская), был очень велик, именно благодаря их деятельности и стало формироваться экспертное религиоведческое сообщество в республике, что было очень важно после многолетнего доминирования научного атеизма.

Теоретические разработки членов Экспертного Совета имели научный приоритет в областях изучения новой религиозности (серия коллективных научных монографий о неокультовых объединениях в Беларуси, 1998 - 2005 г)[3]. Фактически можно говорить о формировании экспертного полевого религиоведения, психологии религии. На базе аспирантуры Института философии НАНБ было подготовлено молодое поколение экспертов-религиоведов. Многочисленные критические выступления экспертов в СМИ на темы распространения в Беларуси экзотических религий, появлении алтарей вуду в регионе Полесья, массовом похищении жителей Бреста инопланетянами, строительстве космодромов, открытия чакр и др., подготовка экспертных судебных заключений – все это сделало экспертов публичными персонами, а само научное направление популярным.

В августе 1998 г. члены Экспертного Совета обратились с предложением к Председателю Госкомитета о придании Экспертному Совету статуса обособленного подразделения Госкомитета и с критикой инициативы руководства Госкомитета о создании специализированного религиоведческого научного центра. В данном письме, утвержденном на заседании Экспертного Совета, говорилось: «Мы считаем, что в государстве должен существовать единый орган, наделенный правом давать официальные экспертные заключения и заниматься официальными теоретическими разработками». Несмотря на амбициозность и претензии Экспертного Совета на особый статус, нельзя сказать, что эта инициатива была лишена смысла: практика подготовки судебных экспертиз в 2000-х годах все же выявила необходимость создания специального учреждения либо сертификации экспертов-религиоведов.

Третьим этапом стал период с 2002 г. по 2006 г. В ноябре 2002 г. был принят новый Закон «О свободе совести и религиозных организациях» (далее - Закон), который в статье 11 «Полномочия органа государственного управления по делам религий» закрепил существование Экспертного Совета: «назначает государственную религиоведческую экспертизу в случаях, установленных настоящим Законом; создает экспертный совет для проведения государственной религиоведческой экспертизы с участием соответствующих специалистов и привлечением в случае необходимости представителей религиозных организаций». В статье 22 Закона «Государственная религиоведческая экспертиза» говорилось: «Государственная религиоведческая экспертиза назначается республиканским органом государственного управления по делам религий в установленных настоящим Законом случаях при создании, а также при осуществлении деятельности религиозных организаций. Порядок назначения и проведения государственной религиоведческой экспертизы определяется республиканским органом государственного управления по делам религий». Функции Экспертного Совета даже несколько расширились в соответствии со статьей 26 Закона, по которой ввозимая в РБ религиозная литература также подлежала государственной религиоведческой экспертизе. Данные положения критиковались в период публичного обсуждения Закона: правозащитники справедливо усматривали в деятельности Экспертного Совета «государственную цензуру».

Пик в работе Экспертного Совета пришелся на период 2002 - 2003 гг. – период перерегистрации религиозных организаций в соответствии с новым Законом. Поскольку на период 2002 - 2007 гг. приходится формирование правозащитного движения в области религиозных свобод и свободы совести (гражданская инициатива «За свабоднае веравызнанне» и др.), члены Экспертного Совета более глубоко знакомятся с международными стандартами обеспечения религиозных свобод. Концептуальные аспекты в деятельности Экспертного Совета в период 2002 - 2007 гг. меняются: постепенно исчезает антисектантская риторика («секты», «неокульты», «деструктивные организации»), в документах преобладают нейтральные научные или юридические понятия («религиозная организация»). Именно эксперты – члены Экспертного Совета сыграли огромную роль в изменении «антисектантской» риторики СМИ, в своих интервью эксперты подчеркивали, что, несмотря на широкое использование понятия «секта» в научном обороте, следует избегать употребления этого понятия в СМИ, так как понятие обладает негативными коннотациями, религиозными организациями данное понятие может быть воспринято как оскорбительное.

В 2005 г. в составе Экспертного совета были 16 специалистов, в том числе 2 доктора и 8 кандидатов наук, 6 человек не имели научного звания и являлись сотрудниками министерств, ведомств и общественных организаций.

Четвертый этап начался в 2006 г. Комитет по делам религий и национальностей был преобразован в аппарат Уполномоченного по делам религий и национальностей. В 2007 году было принято новое Положение об Экспертном Совете. Отдельным пунктом в Постановлении было сказано, что «при Комитете могут создаваться консультативные советы из числа работников…научных и образовательных учреждений…для подготовки экспертных заключений по вероучениям, культу и уставам религиозных организаций, выработки рекомендаций по соответствующим направлениям деятельности Комитета. Персональный состав консультативных советов и положения о них утверждаются председателем Комитета».

Основные задачи Экспертного совета:

проведение экспертизы и подготовка по ее результатам экспертных заключений при создании, а также при осуществлении деятельности религиозных организаций на предмет соответствия их уставов, вероучений, соответствующих им культовых практик законодательству Республики Беларусь;

определение религиозного характера регистрируемой организации на основании представленных для проведения экспертизы документов и материалов;

проверка достоверности сведений, представленных для проведения экспертизы документов и материалов;

проведение экспертизы по решению Уполномоченного в случаях, предусмотренных статьей 26 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях».

Начиная с 2006 г., деятельность Экспертного Совета рассматривается на заседаниях итоговых коллегий аппарата Уполномоченного, члены Экспертного Совета участвуют в проведении программ повышения квалификации для госслужащих, в том числе и в регионах республики.

В состав Экспертного совета в 2008 году входили 15 специалистов, в том числе 2 доктора (философских и медицинских) наук и 8 кандидатов наук (философских, исторических, психологических, педагогических наук). 5 человек не имели ученых степеней и являлись сотрудниками заинтересованных министерств, ведомств и общественных организаций. В настоящее время общая численность Экспертного Совета – 17 человек, в их числе 4 доктора наук (философских, исторических, социологических), 8 кандидатов наук, 2 представителя религиозных организаций, представители министерств и ведомств.

До 2006-2008 гг. актуальным направлением деятельности Экспертного Совета была экспертиза документов религиозных организаций на предмет их соответствия законодательству РБ. В настоящее время эта функция постепенно уходит на второй план: в тех редких случаях, когда Экспертный Совет принимает отрицательно решение по документам религиозных организаций, речь идет о недостатках (небрежности) в подготовке документов.

Как уже отмечалось выше, одним из главных направлений деятельности Экспертного совета стало проведение государственной религиоведческой экспертизы религиозной литературы, ввозимой и распространяемой в Республике Беларусь. В 2008 г. силами экспертов проведена экспертиза 2241 наименования религиозной литературы, ввозимой и распространяемой на территории республики. За 2011 г. были рассмотрены свыше 150 единиц источников (печатных, аудио- и видеоматериалов). За 2012 г. были рассмотрены 91 единица печатных источников. Суть данной экспертизы состоит в предупреждении ввоза в Республику Беларусь религиозной литературы экстремистского либо оскорбляющего религиозные чувства верующих содержания. Следует отметить, что для многоконфессиональной Беларуси последнее обстоятельство является важным, тем более что духовные центры большинства религиозных организаций находятся за пределами республики, а печатная продукция во многих случаях действительно содержит сведения, разжигающие религиозную вражду.

Одной из самых резонансных экспертиз была судебная экспертиза печатной продукции ЗАО «Христианская инициатива» (декабрь 2008 г.), согласно которой и по решению суда Советского района г. Минска, ряд печатных изданий были признаны экстремистской литературой. Основная форма экстремизма, которая исследовалась в суде – пропаганда антисемитизма. Прошедшие в 2008–2009 гг. судебные процессы привели к лишению издательской и торговой лицензий ЗАО «Христианская инициатива», к закрытию магазинов сети «Православная инициатива», занимающихся изданием и распространением антисемитской литературы.

В последние годы участились случаи распространения радикальной салафитской литературы. По инициативе правоохранительных органов неоднократно на экспертизу представлялся «Смысловой перевод Корана» Эльмира Кулиева, однако Экспертный Совет практически единодушно высказался относительно приверженности принципам права и научной этики, которые позволили избежать ошибок российских коллег, которые по экспертному заключению и решению суда внесли «Коран» Э.Кулиева в список «экстремистской литературы». Аналогичная ситуация произошла также при обсуждении экспертных заключений на содержание сборника Саида Нурси «Рисале-и Нур». При этом следует отметить, что в процессе обсуждения эксперты не только не проявили «солидарность» с российскими экспертами и решением суда и судебной коллегии г. Красноярска (2010 г.) о причислении данного издания к «экстремистской литературе», но и ссылались на процедуру рассмотрения жалобы № 28621/11 "Духовное управление мусульман Красноярского края против России" в Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) и вопросы ЕСПЧ, которые были адресованы Российской Федерации о том, насколько решение суда соответствует нормам демократического общества и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статьи 9 и 10). .

Помимо экспертной и научной деятельности, члены Экспертного совета принимают участие в подготовке научно-методического обеспечения программ повышения квалификации специалистов, работающих в сфере конфессиональной политики.

Среди наиболее важных проблем, которые касаются нынешнего состояния государственно-конфессиональных отношений и эффективной реализации прав граждан Республики Беларусь в области свободы совести и вероисповедания, эксперты отмечают следующие[4]:

- необходимость постоянного мониторинга: 1) межконфессиональных отношений с целью прогнозирования конфликтов; 2) реализации прав граждан в области свободы совести и вероисповедания; 3) правонарушений, мотивированных религиозной либо религиозно-этнической неприязнью;

- необходимость сохранения в системе вузовского образования специального учебного предмета «Религиозные конфессии в Республике Беларусь», в рамках которого студенты должны знакомиться не только с основами вероучений и культовой практики, но и с современными механизмами политико-правового регулирования межконфессиональных отношений, а также взаимоотношений государства и религиозных организаций.

- необходимость присутствия религиоведения в академической и вузовской научной среде, включения религиоведения в перечень приоритетных научных направлений в республике. Последнему обстоятельству члены Экспертного Совета придают большое значение: по мере формирования собственно экспертного религиоведения и религиоведческо-правового проблемного поля исчезло (или вернее было сокращено под видом «оптимизации» социально-гуманитарного блока дисциплин в вузах) общее религиоведение как дисциплина и академическое научное направление.

Члены Экспертного Совета неоднократно принимали участие в обсуждении вопросов о разработке дополнений в Закон относительно правового обеспечения форм социального служения религиозных организаций, благотворительной деятельности, партнерства государства и религиозных организаций, высшего религиозного образования и др.

В последние годы стали появляться специальные религиоведческие центры, созданные членами Экспертного Совета, например, Региональный центр религиоведческих исследований при кафедре философии исторического факультета Могилевского государственного университета им. А.А. Кулешова (2009 г.), Международное общественное объединение «Центр изучения современной религиозности» (2009 г.), экспертно-правовое товарищество «Инициатива FORB» (2013 г.). Благодаря их деятельности религиоведческие исследования продолжаются, однако фактически религиоведение оказалось вытеснено в сферу общественных научных инициатив.

Процессы функционирования экспертного религиоведческого сообщества в Беларуси демонстрируют следующие закономерности:

- институциализация экспертных сообществ, формализация их деятельности;

- частичная интеграция в систему принятия решений: экспертные сообщества были и остаются частью научной и общественной среды;

- возрастание компетенций в области отечественного законодательства и международных стандартов обеспечения религиозных свобод, благодаря чему происходит формирование религиоведческо-правового проблемного поля исследований;

- возрастание роли лоббирования международных правовых стандартов в области прав человека и религиозных свобод;

- интернационализация деятельности, взаимодействие в экспертно-аналитической работе с аналогичными сообществами в других странах. Интернационализация экспертной деятельности обусловлена также и аналогичными процессами в религиозной среде (например, распространение салафизма в регионе Восточной Европы, создание международных сетей языческих и родноверческих организаций и др.);

- возрастающая необходимость в сертификации экспертного деятельности, либо создания специального экспертного учреждения, что особенно важно в ситуациях судебных разбирательств. Для повышения достоверности результатов судебных экспертиз и уменьшения судебных ошибок в мире широко внедряется практика аккредитации судебно-экспертных учреждений, которая в перспективе затронет и сферу религиоведческих экспертиз.

Важной особенностью современного судопроизводства является укрепление принципа состязательности сторон, участвующих в уголовном, гражданском или арбитражном процессе. Это требует более пристального отношения к определению компетенции экспертов, подтверждения ее соответствия определенной экспертной специальности и наличия специальных познаний в определенной области. Особое внимание при комплексной оценке обоснованности выводов эксперта уделяется и подтверждению надежности использованных методик. Перспективы развития экспертного религиоведения в Беларуси находятся именно в религиоведческо-правовой сфере, причем по мере имплементации международных стандартов обеспечения религиозных свобод будет возрастать правовой вектор деятельности экспертных сообществ, повышаться степень влиятельности и ответственности механизмов общественного контроля в процессе принятия государственных решений.



[1] Примерами экспертных советов с участием представителей некоммерческих организаций являются Экспертный совет по государственным программам, созданный Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 24 мая 2011 года № 660 с целью осуществления экспертизы и выдачи заключения о проектах государственных программ, Весной-летом 2011 года были созданы Общественно-консультативный (экспертный) совет при Министерстве юстиции, Общественно-консультативный совет при Министерстве информации и др. Довольно активны экспертные советы и комиссии при Министерстве культуры Республики Беларусь.

[2] Здесь и далее цитируется неопубликованный документ из архива Экспертного совета.

[3] Неокультовые объединения в Беларуси / Е.Прокошина, Н.Кутузова, Т.Короткая, И.Рекуц, И.Титовец – Минск : Веды, 1998. – 185 с.; Минск: Четыре четверти, 1999. – 200 с. (дополненное издание); Неокульты: "новые религии "века"? / Е.Прокошина, Т.Короткая, Н.Кутузова, И.Рекуц, И.Титовец – Минск : Четыре четверти, 2000. – 240 с.; 2002. – 260 с.(дополненное издание); Неокульты: идеология и практика / Е.Прокошина, Т.Короткая, Н.Кутузова, И.Рекуц, Н.Малишевский – Минск : Четыре четверти, 2005. – 195 с.; Современная религиозная ситуация в Беларуси: состояние и перспективы развития / О.Дьяченко, Н.Кутузова, Е.Прокошина, Т.Короткая, В.Старостенко, К.Който. – Минск : Право и экономика, 2005. – 160 с.

[4] Результаты открытого интервью, исследование было проведено в ноябре 2013 г.

 

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
18 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.