Самостоятельность Белорусской Православной Церкви: общее собрание епархий Минской Митрополии

Аўтар: 
Наталья Василевич

На общем собрании епархий Минской митрополии Белорусской Православной Церкви, которое состоялось 16 декабря 2014 г. в Национальной библиотеке Беларуси, произошло событие, которое в официальной новости о собрании содержится во фразе "Затем митрополит Павел ответил на поступившие из зала вопросы." По информации портала "Царква", отвечая на вопрос про разукрупнение епархий, Митрополит Павел сделал заявление, которое дважды сопровождалось бурными овациями присутствующих священнослужителей:

«Смотрите – в Эстонии два епископа – самоуправляемая церковь, в Латвии два епископа – самоуправляемая, в Молдове пять епископов – самоуправляемая, у нас 16 епископов – мы не самоуправляемая. Где-то даже обидно становится. Так что я буду, наверное, подымать этот вопрос. Даже не знаю, какая будет реакция и решение, но поскольку мы [аплодисменты]...Спасибо за поддержку… Двадцать лет назад меня это не задевало, сегодня меня это задевает, потому что здесь уже честь Белорусской Православной Церкви [аплодисменты]. Сегодня Русская Православная Церковь, которая находится территориально в границах Российской Федерации это, сами понимаете, мощная церковь, Украинская Православная Церковь тоже мощная церковь, а третья-то идет – Белорусская! Поэтому, конечно, если с вашей стороны будет поддержка, вопрос этот будем подымать, если с вашей стороны будут направлены еще и пожелания и письма, тогда будем обсуждать, тогда будем выносить этот вопрос на решение Синода. Я сторонник того, чтобы Белорусская Православная Церковь была мощная крепкая, но, как вы сами понимаете, здесь никто из нас не собирается выходить из-под омофора Русской Православной Церкви, ни в коем случае… У нас был патриарх, есть патриарх, поэтому давайте жить в тех условиях, исполняя дух и традиции нашей церкви. Но некоторые моменты будем все равно продвигать...»

Это положение было также включено в предварительную редакцию итогового документа в следующей формулировке:

"Просить Высокопреосвященнейшего митрополита Павла поставить перед Синодом Белорусской Православной Церкви вопрос о возможности предоставления Белорусской Православной Церкви статуса самоуправляемой церкви в составе Русской Православной Церкви."

Митрополит Павел прокомментировал необходимость поднятия такого вопроса

«поскольку он действительно волнует многих, это не мой вопрос, не только моя озабоченность, а очень многих людей – и священников, и мирян, и руководителей государственных структур (sic!). Ну, вы знаете, здесь, видимо, проявляется такое вот щепетильное чувство, внутренне такое чувство достоинства нашей церкви, нашего государства (sic!): соседи получили такой самоуправляемый статус, а мы, церковь большая, нет. То есть это не попытка какая-то узурпировать власть, себе что-то перехватить, нет, это достойное стремление занять достойное место в иерархии нашей церкви».

В своем программном докладе, прозвучавшем в начале собрания, Митрополит Павел отметил

недопустимость распространения националистической и экстремистской литературы, книг патриотической тематики, изданных в других государствах или же распространяющих идеи, противоречащие Конституции Республики Беларусь (неуважение к суверенитету страны, ее целостности, правительству (sic!), культуре и пр.)

Из приведенных цитат, а также контекста, в котором они прозвучали, можно сделать ряд выводов.

Во-первых, овации священнослужителей, вызванные словами о самостоятельности, свидетельствуют о осознании ими несоответствия юридического статуса Белорусской Православной Церкви в качестве Экзархата РПЦ видению духовенства, готового к большей самостоятельности от Москвы.

Во-вторых, инициирование большей степени самостоятельности идет в контексте государственного патриотизма, характерного для белорусского политического режима, поскольку является ответом на озабоченность в т.ч. и "руководителей государственных структур", а одним из принципов Конституции Республики Беларусь кроме уважения к суверенитету, целостности и культуре постулируется уважение к правительству. Привычно считать, что "автономистские" и "автокефалистские" стремления являются "оппозиционной" темой, то сейчас одним из ключевых элементов дискурса суверенитета является лояльность политическому режиму, в том числе. Получив большую самостоятельность от Москвы, Белорусская Православная Церковь рискует попасть в еще большую зависимость от белорусского режима.

В-третьих, Митрополит Минский, Патриарший Экзарх всея Беларуси, из уст которого прозвучали слова о необходимости большей самостоятельности для БПЦ, был назначен на эту должность год назад - не из числа белорусских архиереев и даже без консультации с Синодом БПЦ - Синодом Русской Православной Церкви. Его назначение стало возможным только благодаря отсутствию определенной степени самостоятельности и демонстрацией со стороны Московского Патриархата отношения к субъектности Белорусской Православной Церкви в целом. Изменение статуса БПЦ изменит и статус самого Митрополита Павла как внутри белорусской церкви, так и на уровне всей Русской Православной Церкви, дав ему большие властные полномочия, и пока совершенно неясно, насколько его политика будет про-белорусской и более открытой на диалог - по содержанию. Как свидетельствует его кадровая политика, а также политика по отношению к таким самобытным белорусским явлениям как Институт теологии БГУ, Христианский образовательный центр им. Мефодия и Кирилла, к Гродненской епархии, больший суверенитет может сконцентрироваться исключительно на уровне "суверена".

В-четвертых, сенцационность данного заявления завышена, поскольку оно не является юридически значимым. Формулировка итогового документа "поставить перед Синодом Белорусской Православной Церкви вопрос" предусматривает, что существующая малая степень самостоятельности накладывает ограничения на возможность принимать решения. Даже, если Синод БПЦ выразит желание большей самостоятельности, окончательное решение все равно за Москвой. И если Патриарх не подпишет Журнал Синода, содержащий такое решение, то он даже не будет опубликован. Устав не предусматривает для Экзархата легальной возможности добиваться большей степени автономности, юридическую самостоятельность можно получить только, если центральная власть соизволит ее предоставить.

В-пятых, хотя разговор идет не про автокефалию, но подразумевается степень "авто"-кефальности, само-главности, нужно сказать следующее: имеет значение не только наличие "головы", но и ее содержание. Если "голова" есть, но ее сознание "колониальное", она думает чужими схемами и символами, живет чужой эстетикой и вкусом (напомню, например, позолоченные луковицы на древнем храме в Новогрудке), зависит от внешних информационных потоков, живет в другом мире (например, "русском мире"), то ее самостоятельность в любом случае является только иллюзорной. Позволю себе свой любимый каламбур на эту тему: "Автокефалия должна быть в голове".

Фото: church.by. Священник из Рязанской Митрополии вручает Митрополиту Павлу награду от Российской военной академии.

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.