Платок преткновения

Аўтар: 
Вольга Раяна Чарных

Для верующего человека религиозные законы и правила, как предписанные религиозными авторитетами данной религии, являются интегральной частью религиозной веры. Это может быть молитва, пост, паломничество, определенные способы поклонения. Государство, соблюдая права человека на свободу вероисповедования, не может вмешиваться в религиозную практику граждан и нарушать их права, зачастую исходящие из религиозных обязанностей. В Беларуси, к сожалению, такое правило не действует, и верующим приходится пройти все круги бюрократического ада, чтобы добиться соблюдения своих прав.

В случае беларуских мусульманок, которые уже больше года добиваются исключительного права фотографироваться на паспорт с покрытой головой, представители государственных органов остаются при своём мнении, ни под каким предлогом не желая менять или усовершенствовать уже принятое решение. При этом, в отношении православных монахинь государство не препятствует делать фотографии для документов в апостольнике, покрывающем голову и плечи.

Суть проблемы

Вообще быть мусульманкой в Беларуси несложно. В том плане, что если ксенофобия и неприязнь к новому и непонятному в обществе есть, то она не носит массового характера и проявляется, скорее, не более чем в излишне смелых высказываниях в интернете.

Другое дело – закон. Вот тут в нашей стране соблюдающей мусульманке действительно приходится несладко. Хотя бы потому, что беларуское законодательство не предусматривает никаких исключений, необходимых для защиты религиозных убеждений граждан.

Например, ношение мусульманками традиционного покрывала – хиджаба – может стать причиной серьёзных разногласий с буквой закона. И дело тут не только в трудовом законодательстве, которое никак не защищает права женщин, которые по каким бы то ни было соображениям должны соблюдать определённый дресс-код (длинная юбка или платок). По существующим в Беларуси правилам мусульманкам, гражданкам нашей страны, приходится фотографироваться без платка или шали на голове. Я намеренно не употребляю словосочетания «головной убор», так как платок для мусульманки – это предмет гардероба, а не просто аксессуар или какая-то «религиозная дурь».

Дело в том, что с арабского хиджаб (حجاب‎‎) переводится как покрывало. Иными словами, под хиджабом подразумевается вся женская одежда, которая покрывает её тело. В «Толковом словаре» Ефремовой (2000), хиджаб в широком смысле определяется как любая уличная одежда мусульманки; в более узком смысле – женский головной платок. В пояснении ко второму значению составительница словаря указывает, что существует «Предписание об обязательном ношении такой одежды».

Соответственно, нельзя утверждать, что хиджаб является головным убором, тем самым подразумевая его опциональность и необязательность. Потому что для мусульманки платок не сравним с шапкой или вуалью, но скорее - с предметом гардероба, без которого выйти на улицу нельзя. Согласитесь, мало кто согласиться снимать, например, блузку перед объективом фотоаппарата. Тогда почему мусульманка должна раздеваться перед фотографом, делая снимок на паспорт?

Для людей религиозных строгие догматы порой оказываются непосильной ношей. Что уже говорить о верующих, но не практикующих, сомневающихся или атеистов. Для них любое проявление религиозности – будь то платок на голове или крестик на шее может стать предметом для серьёзных дискуссий или откровенного недовольства.

Для меня же и моих единоверцев появление публично с непокрытой головой равноценно появлению обнажённой. Потому что платок вне дома мы носим всегда и снимаем его только в кругу женщин или близких родственников.

А потому запрет на фотографирование на наиболее часто используемый документ без платка равноценен для меня принуждению ходить публично голой. Тем более, когда в аэропортах и на пограничных пунктах мой снимок разглядывают чужие мужчины, иногда отпуская очень смелые комментарии. Кому-то это покажется смешным и несущественным, но мне это приносит серьёзные неудобства, если не сказать страдания.

Бюрократический ад

Когда я впервые столкнулась с проблемой запрета фотографироваться на документы в платке, мне это показалось самодурством местных властей. Я думала, что это местная инициатива Толочинского РОВД, которая наверняка будет отменена вышестоящей инстанцией. Тем более, что сразу несколько моих знакомых мусульманок делали паспорта с соответствующими нормам ислама фотографиями.

Но когда отказ в предоставлении мне права фотографироваться на паспорт в платке я получила сначала из УВД Витебского облисполкома, а потом из Государственного Департамента по гражданству и миграции МВД, я поняла, что бороться с системой, если и возможно, то очень сложно.

Каждый из отказов мотивировался тем, что «в соответствии с техническими требованиями, предъявляемыми к фотографиям для паспорта гражданина Республики Беларусь, утверждёнными постановлением МВД РБ от 28 июня 2010 г. №200, фотографируемый должен быть без головного убора».

При этом государственные органы ссылаются на Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона и Современный толковый словарь русского языка Т.Ф. Ефремовой, указывая мне в письме, что «головной убор – это общий термин для способов убранства и покрытия головы, включает в себя все виды покрытия головы, т.е. платки, косынки, шляпы, ермолки, каски, панамы, кепки, котелки, хиджабы, обручи, венки, любые национальные и религиозные покрытия головы и многое другое».

Я не поленилась найти статью и в Энциклопедическом словаре, и в Современном толковом словаре русского языка. Так вот, оказывается, что согласно Брокгаузу и Ефрону, убор головной – это всё, что так или иначе имеется на голове от причёски до шляп и прочих аксессуаров. Значит ли это, что отсутствие головного убора у фотографируемого в понимании Государственного департамента означает обритие человека налысо?
У Ефремовой же определение понятия «Головной убор» не встречается и в помине. Зато, как я цитировала выше, хиджаб составитель Современного толкового словаря русского языка определяет, как уличную одежду или предписание эту уличную одежду носить.

Соответственно, у меня возникает вопрос, откуда взялось определение понятия головной убор, процитированное в письме Государственного департамента по гражданству и миграции?

Далее, в своём обращении к Департаменту, я процитировала сразу несколько важнейших законов Республики Беларусь, которые говорят о моём праве на свободу вероисповедания и выражения своих религиозных взглядов.

Это и ст. 31 Конституции РБ, которая гласит, «каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом».

И ст. 5 Закона РБ «О свободе совести и религиозных организациях», согласно которой «каждый имеет право свободно выбирать, иметь, менять, выражать и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом». Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 7 указанного закона «воспрепятствование осуществлению прав на свободу совести и вероисповедания, а также установление каких-либо преимуществ либо ограничений прав граждан в зависимости от их отношения к религии не допускаются и преследуются по закону».

Более того, согласно ст. 23 Конституции РБ ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

В своём ответе Государственный департамент по гражданству и миграции в свою очередь цитирует мне ст. 7 Закона РБ от 17 декабря 1992 г. «О свободе совести и религиозных организаций» (в редакции Закона РБ от 31 декабря 2002 г.), который гласит, что «никто не может по мотивам своих религиозных убеждений уклоняться о исполнения установленных законом обязанностей». В ответе дополнительно сказано, что «согласно ч.1 ст.7 указанного Закона граждане равны перед законом независимо от их отношения к религии».

На мой вопрос, почему вышеизложенные нормы не касаются православных монахинь, которые беспрепятственно фотографируются на паспорт в чёрном апостольнике, покрывающем голову и плечи до груди, я ответа до сих пор не получила. Видимо, сотрудники департамента ищут очередные несуществующие статьи в словарях и энциклопедиях, чтобы объяснить мне действующие в стране двойные стандарты.

Абсурдные решения

Недавно я проводила блиц-опрос среди своих друзей и подписчиков в Фейсбук (без претензии на какое бы то ни было социологическое исследование) с целью понять, как беларусы относятся к девушкам в платках, и что мои соотечественники думают по поводу запрета женщинам фотографироваться с покрытой головой, как того требуют религиозные нормы.

На первый вопрос подавляющее большинство ответили, что или положительно, или без каких-то особых эмоций «носит и носит, лишь бы меня не заставляла». При этом практически все отвечающие сошлись во мнении, что с покрытой девушкой могли бы работать в одном коллективе без особых проблем.

Второй вопрос вызвал больше разногласий, так как респонденты ссылались на законодательство, которое одинаково для всех. При этом чаще всего делался акцент на то, что в платке девушку сложнее будет идентифицировать, даже если открыта большая часть лица. Хотя некоторые отвечающие сделали акцент на то, что любая модификация внешности, как то длина, форма или цвет волос, наличие бороды или усов у мужчин, а также возраст основательно усложняют процесс идентификации, на что беларуские правоохранительные органы реагируют мало.

Но в целом мои друзья, знакомые и коллеги высказались в поддержку мусульманок. Чего не скажешь о беларуских чиновниках, чьи решения иногда приводят в ступор.

17 ноября этого года состоялось очередное заседание Консультативного межконфессионального совета при Уполномоченном по делам религий и национальностей. В ходе заседания начальник отдела по гражданству Департамента по гражданству и миграции МВД РБ Дмитрий Левченко сообщил о недопустимости выдачи гражданам паспортов с фотоизображением их в головных уборах, в том числе, если по религиозным убеждениям им нельзя показываться перед людьми без головного убора.

На что муфтий Духовного управления мусульман в Республике Беларусь Али Воронович возразил, что каждая мусульманка должна носить платок, в чём единодушны все направления ислама и все мусульманские учёные. По словам муфтия, «это не только вопрос мусульман, корень этого религиозного положения лежит и в других религиях».

Несмотря на возражения, Левченко оказался непреклонен и сослался на «находящееся в свободном доступе в сети YouTube» слова «известного исламоведа и востоковеда, переводчика Корана» Валерии Пороховой: «Хиджаб - это не ислам. Это никакого отношения к исламу не имеет. Это традиции, обусловленные географическим расположением, климатом конкретной страны» .

Тем не менее, Валерия Порохова никакого религиозного образования не имеет, а соответственно не владеет полномочиями выносить подобные решения. А потому ссылаться на её слова, как мне кажется, просто верх невежества.

Кроме того, сама Валерия Михайловна в интервью порталу islamnews.ru заявила, что «белорусские чиновники, как это часто бывает, передернули ее слова и выдали желаемое за действительное, перепутав хиджаб с паранджой».
При этом Валерия Порохова напомнила, что ношение хиджаба диктуется необходимостью сокрыть сексуальную привлекательность женщины, которая должна быть открыта только для мужа.

«Нет-нет, я говорила о том, что исключительно национальной традицией являются паранджа и чадра – там, где случаются песчаные бури и так далее. Что касается покрытия головы, стандартное, обычное покрытие только головы (о лице даже речи не идет) диктуется всеми религиями мира. И оно не имеет отношения к тому, о чем так настойчиво твердят радикалы, утверждающие, что должно быть закрыто лицо, что должны быть какие-то черные одежды и так далее. В старорусском языке было прекрасное слово «опростоволоситься», т.е. снять головной убор, и это считалось позором. Вся наша аристократия ходила в шляпах, а молодые девушки – в кокошниках. Поэтому покрытие головы обязательно» - цитирует слова Валерии Пороховой портал Islam News.

Но судя по всему, слова Валерии Михайловны стали для беларуских чиновников лишь предлогом для нежелания идти на уступки и пересматривать свои решения. Во время заседания Совета, муфтий Мусульманского религиозного объединения в Беларуси Абу-Бекир Шабанович задал вопрос, что можно сделать, чтобы фотографирование на паспорт в платке было разрешено. На что представитель МВД ответил, что ничего нельзя сделать. Абу-Бекир предлагал разрешить хотя бы для женщин, отправляющихся в хадж. Но и на это был получен отказ.

Хотя мы, беларуские мусульманки, не теряем надежду на справедливость. И будем продолжать делать всё, чтобы наши религиозные права в нашей стране были соблюдены.
 

Ольга Раяна Черных, журналистка, блоггер, принадлежит к мусульманской общине.

Фото: Алина Крук

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.