Основы конституционной защиты права на свободу религии или вероисповедания в Республике Беларусь

Аўтар: 
Дина Шавцова (Беларусь)

Дина Шавцова (Беларусь), юрист, Гражданская инициатива «За свободное вероисповедание»

 

Введение: понятие права на свободу религии или вероисповедания, обзор правовых источников

 

 «Свобода вероисповедания – одно из основополагающих прав человека. Защита этой свободы означает защиту того, что представляется общим для всех людей, - неприкосновенности совести в фундаментальных вопросах смысла человеческого существования, в вопросах об объектах поклонения, обрядах и кодексах поведения. Это право не было создано правительствами, но существовало до появления правительств и обществ. Как записано во Всеобщей декларации прав человека, «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью…» (1).

Свобода мысли, совести и религии является важнейшим, фундаментальным правом человека. Его содержание раскрывается в Конституции Республики Беларусь и ряде международных документов. Так, согласно ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах (далее – МПГПП) (2) и ст. 31 Конституции (3) данное право включает:

свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору;

свободу исповедовать религию или убеждения как единолично, так и сообща, публичным или частным порядком;

свободу отправлять культы или выполнять религиозные и ритуальные обряды;

свободу обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии с убеждениями.

Данному праву, как одному из важнейших, посвящены ключевые положения и других основных международных документов по правам человека:

Всеобщая декларация прав человека (далее - Всеобщая декларация) (4), статья 18;

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (5), статья 9;

Декларация ООН о ликвидации всех форм нетерпимости на основе религии и убеждений (6).

Говоря о религиозных свободах, для их определения мы будем использовать термин, содержащийся в международных актах – право на свободу религии или убеждений. Данное право относится к категории личных прав и свобод, неотчуждаемо и не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного или военного положения (статья 60 Конституции (3)).

Международные стандарты религиозных свобод, вытекающие из норм перечисленных договоров, конкретизируются в ряде источников, к которым   относятся сообщения Комитета по правам человека ООН и решения Европейского суда по правам человека по соответствующим делам,  акты международных конференций (7), документы принятые специальными международными органами и содержащие толкование норм международных договоров (8) и рекомендации по их применению (9, 10). Также особо следует отметить, что стандарты религиозных свобод возникают и из норм законодательства о свободе объединения, о свободе выражения мнения и о правах родителей.

Для Республики Беларусь основными актом, порождающим обязательства в сфере защиты религиозных прав на международном уровне, является МПГПП. Также данное право и связанные с ним правоотношения  регулирует закон «О свободе совести и религиозных организациях» (11), принятый в 1992 г. Действующая редакция Закона принята в 2002 г. Наряду с данным Законом действуют подзаконные нормативные акты, в частности, Положение об Уполномоченном по делам религий и национальностей (12), Положение о порядке приглашения иностранных граждан и лиц без гражданства в Республику Беларусь в целях занятия религиозной деятельностью (13).

Несмотря на особое место, которое  в международных актах по правам человека отведено защите права на свободу религии или вероисповедания, законодательное регулирование и правоприменительная практика Беларуси свидетельствуют о том, что данное право в нашей стране имеет ограничения и зачастую нарушается. В последние годы  в мониторингах и  отчетах различных  правозащитных и международных организаций регулярно отмечаются нарушения права на свободу религии или вероисповедания в Беларуси, указывается, что действующее в этой сфере законодательство не соответствует международным стандартам. Данное обстоятельство побуждает к тому, чтобы защищать религиозные свободы, используя доступные правовые механизмы и   международно-правовые стандарты.

 

Основные правовые механизмы защиты

 

  1. Судебное обжалование

 

Восстановление прав, нарушенных нормативными правовыми актами, действиями (решениями) органов государственной власти, действием (бездействием) должностных лиц путем обращения в суд общий (в рамках административной процедуры) или хозяйственный является обычным способом защиты. Порядок такого обжалования установлен соответствующими нормативными правовыми актами и в некоторых случаях предусматривает необходимость досудебного обжалования.

Ст. 60 Конституции (3) гарантирует каждому защиту его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.

Отдельно следует остановиться на механизме судебной защиты прав религиозной организации в связи с вынесением предупреждения регистрирующим органом или приостановлением деятельности.

В Законе «О свободе совести и религиозных организациях» (11) в отличие от других специальных законов (например «Об общественных объединениях», «О политических партиях»), регулирующих различные сферы правоотношений, отсутствует норма, которая устанавливала бы порядок обжалования религиозной организацией предупреждения, вынесенного регистрирующим органом, или решения данного органа о приостановлении деятельности религиозной организации. Несмотря на то, что право на судебную защиту установлено Конституцией (3) и норма статьи 60, как отмечал неоднократно в своих решениях Конституционный Суд, должна применяться напрямую, на практике суды отказывались рассматривать жалобы религиозных организаций на вынесенные предупреждения. В 2007 г. Конституционный Суд вынес решение № Р-199/2007 «О праве обжалования в суд письменного предупреждения о нарушении законодательства религиозной организацией» (14). В данном решении он указал, что в своих заключениях и ежегодных посланиях о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь «неоднократно обращал внимание на прямое действие части первой статьи 60 Конституции в силу требований, закрепленных в статье 137 Основного Закона, указывая при этом, что право на судебную защиту относится к общепризнанным принципам международного права, приоритет которых Республика Беларусь, согласно статье 8 Конституции, признает и обеспечивает соответствие им законодательства». Таким образом, Конституционный Суд указал судам, что Конституция содержит достаточное правовое основание для принятия и рассмотрения указанной категории жалоб даже при отсутствии соответствующей нормы в Законе «О свободе совести и религиозных организациях» (11).

 

  1. Защита в Конституционном Суде

 

В отличие от правовых систем других государств в Беларуси отсутствует институт конституционной жалобы.

В соответствии со статьей 6 Закона Республики Беларусь «О Конституционном Суде Республики Беларусь» (15) обратиться в Конституционный Суд с предложением о проверке конституционности акта вправе Президент Республики Беларусь, Палата представителей Национального собрания Республики Беларусь, Совет Республики Национального собрания Республики Беларусь, Верховный Суд Республики Беларусь, Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь, Совет Министров Республики Беларусь. Данный перечень является исчерпывающим.

Другие государственные органы, общественные объединения, а также граждане выступают с соответствующей инициативой перед органами и лицами, обладающими правом на внесение предложений о проверке конституционности акта.

Для Конституционного Суда Беларуси обычной стала практика  рассмотрения индивидуальных или коллективных обращений граждан на основании части первой ст. 116 Конституции (3) (осуществление контроля за конституционностью нормативных актов) и вынесение решений. Примером может служить приведенное выше решение Конституционного Суда № Р-199/2007 от 05.04.2007 (14). Таким образом, граждане вправе индивидуально или коллективно обратиться в Конституционный Суд по вопросам, связанным с нарушением конституционных прав. Однако рассмотрение такого обращения в рамках соответствующих процедур является правом, но не обязанностью Суда.

 

Применение международно-правовых стандартов при осуществлении судебной защиты права на свободу религии или вероисповедания

 

Считаю необходимым более подробно остановиться на возможностях защиты права на свободу религии или вероисповедания в рамках судебного разбирательства, когда выясняется, что применяемые нормы национального законодательства не соответствуют Конституции и международным актам. В такой ситуации юрист сталкивается с тем, что нарушенное право невозможно защитить, опираясь только на нормы национального законодательства,  необходимо интерпретировать и соответствующим образом применить международные акты и международно-правовые стандарты.

Рассмотрим этот способ защиты на примере, когда нарушена одна из наиболее важных и значимых свобод, входящих в состав права на свободу религии или вероисповедания, - свобода совместно исповедовать религию (коллективная свобода). Защита данной свободы  весьма актуальна для Беларуси, поскольку граждан достаточно часто привлекают к ответственности именно за реализацию данного права.

  Общинная (коллективная) сторона религиозной жизни имеет особое значение в большинстве религий, которые по сути своего вероучения не могут отправляться в одиночестве. Во Всеобщей декларации (4) и в МПГПП (2) указано, что свобода религии или убеждений включает в себя свободу «единолично или сообща с другими, публичным или частным порядком…» исповедовать религию и убеждения «в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений». «… Тип общинного участия должен определяться в соответствии с религиозными убеждениями, а не диктоваться, проверяться или каким-либо другим образом «ущемляться» требованиями государства» (10).

 

Пример:

 

Гражданину В. вменяется в вину создание религиозной организации, которая не была зарегистрирована в установленном порядке, и участие в ее деятельности. Его вина состоит в том, что совместно с небольшой группой  верующих он регулярно проводил религиозные собрания, проповедовал, совершал религиозные обряды. Дело рассматривает суд.

В настоящее время указанные действия гражданина В. образуют состав уголовного правонарушения, предусмотренного статьей 193-1 Уголовного кодекса Республики Беларусь (16).

Примечание: до внесения изменений в Кодекс об административных правонарушениях Республики Беларусь (17) в декабре 2009 г. одновременно с уголовной существовала и административная ответственность за указанные действия (часть 1 ст. 9.9). Приведенный пример взят из практики, с той лишь разницей, что гражданин был привлечен к административной ответственности.

Какие шаги необходимо предпринять и на какие вопросы ответить, чтобы подготовить аргументированную правовую позицию для защиты нарушенного права?

 

  1. Необходимо установить, имеет ли место нарушение (ограничение) конституционного права и в чем оно состоит

 

Из анализа изложенной ситуации и подлежащих применению норм национального и международного законодательства следует вывод, что имеет место недопустимое ограничение права на совместное исповедание религии. Данный вывод основан на следующем:

 

1)  В соответствии с нормами  Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» (11) религиозная организация подлежит обязательной государственной регистрации (статьи 14, 15, 16, 17, 18, 19). Для регистрации религиозной общины, одного из видов религиозной организации, необходима инициатива не менее двадцати граждан Республики Беларусь.

Граждане не вправе без государственной регистрации религиозной общины в качестве юридического лица реализовывать свое право на совместное исповедание религии в тех формах, которые вытекают из вероучения. (В МПГПП (2) и Законе «О свободе совести и религиозных организациях» (11) эти формы определены как отправление культа,  выполнение религиозных и ритуальных обрядов, религиозные собрания, богослужения, обучение религии и пр.) В противном случае гражданам грозит уголовная ответственность.

2) Пункт 3 статьи 18 МПГПП (2) предусматривает возможность и условия ограничения свободы религии или вероисповедания: «Свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных свобод других лиц». В замечаниях общего порядка № 22 (8) указано, что «ограничения могут устанавливаться лишь для тех целей, для которых они предназначены, и должны быть прямо связаны с конкретной целью, достижение которой ими преследуется, и быть ей соразмерны». Также Европейский суд по правам человека в своих решениях отмечает, что при оценке оправданности и допустимости ограничения права суд должен принимать во внимание необходимость «обеспечить подлинный религиозный плюрализм, являющийся неотъемлемой чертой демократического общества» (18), то есть ограничение должно быть «необходимо в демократическом обществе».

Как отмечается международными экспертами в вопросах свободы религии, законодательное  требование регистрации в качестве признания законности деятельности религиозной организации не согласуется с передовой практикой в области прав человека (10). Вряд ли существует какая-либо острая социальная необходимость, которая «делала бы запрещение защищенной религиозной деятельности «пропорциональной» реакцией. Больше того, тяжело согласиться, что регистрация небольших неформальных групп является «необходимой в демократическом обществе», в то время как единогласный опыт во многих демократических обществах говорит об обратном» (10). В дополнение к сказанному профессором К. Дурамом добавим, что, например, в законодательстве наших ближайших соседей России и Украины отсутствует жесткое требование регистрации религиозной организации.  Закон РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» предусматривает деятельность религиозной группы без государственной регистрации (19). А Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» устанавливает, что уведомление государственных органов о создании религиозной организации является необязательным (20).

Законодательное установление государственной регистрации религиозной общины в качестве обязательного условия реализации права граждан на совместное исповедание религии вряд ли может выполнить функции охраны  общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, основных прав и свобод других лиц. Такая охрана обеспечивается при помощи норм уголовного, административного, гражданского законодательства. Тем более, несоразмерно установление уголовной ответственности лишь за то, что граждане сообща исповедуют религию.

Таким образом, как законодательное требование регистрации религиозной общины в качестве обязательного условия реализации права на совместное исповедание религии, так и установление уголовной ответственности за данную деятельность без государственной регистрации, являются недопустимыми ограничениями конституционного права на совместное исповедание религии.

 

  1. Может ли суд при рассмотрении дела применить нормы Конституции и МПГПП?

 

Следующая задача, которую необходимо решить, это представить суду убедительные доводы о том, что при рассмотрении описанного дела подлежат прямому применению нормы Конституции (3) и МПГПП (2). Полагаем, что аргументация может быть следующей.

  В соответствии со статьей 8 Конституции (3) «Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства». Данный принцип отражен в статье 40 Закона «О свободе совести и религиозных организациях» (11) следующим образом: «Если международным договором, заключенным Республикой Беларусь, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора».

Далее обратимся к законодательству, регулирующему порядок применения норм международных договоров.

«Нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется принятие (издание) внутригосударственного нормативного правового акта, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора». (Статья 20 Закона РБ «О нормативных правовых актах в Республике Беларусь» (21)).

Международные договоры в иерархии нормативных правовых актов следуют за Конституцией и конституционными законами. Вывод об этом, как отмечает профессор Г.А. Василевич, «можно сделать исходя из анализа части третьей ст. 8 и части четвертой ст. 116 Конституции, в которых определено право Конституционного Суда проверять на соответствие международным правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законы, декреты, указы Президента Республики Беларусь» (22).

Также согласно статье 27 Венской конвенции ООН о праве международных договоров (23) «участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

В соответствии со статьей 2 МПГПП (2) Республика Беларусь приняла на себя обязательство уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах ее территории и под ее юрисдикцией лицам права, признанные в Пакте. Государство может считаться выполнившим свои обязательства по ст. 18 МПГПП (2), если право на свободу религии или убеждений будет обеспечено в таком объеме и таким образом, как это истолковано в Замечаниях общего порядка № 22 (8). Если нормативные правовые акты государства ограничивают право на свободу религии или вероисповедания по сравнению с тем, как это предусмотрено названными международными актами, то верховенство будут иметь последние. В нашем судебном деле норма статьи 18 МПГПП (2) подлежит прямому применению в том смысле, в котором она истолкована в Замечаниях общего порядка № 22 (8). Таким образом, у суда имеется достаточное правовое основание для прекращения указанного дела ввиду отсутствия в действиях гражданина В. состава уголовного правонарушения.

Следует также отметить один практический аспект. Целесообразно, чтобы правовая аргументация была изложена письменно и приобщена к материалам дела. Это, во-первых, позволит рассчитывать на то, что при рассмотрении дела в кассационной и надзорной инстанциях на стадии подготовки материалов суд будет иметь возможность изучить и учесть все приведенные доводы. Во-вторых, при подготовке жалобы в международные органы у заявителя будет достаточное основание ссылаться на то, что внутренние средства правовой защиты были исчерпаны и в суде была изложена суть нарушения права.

 

  1. Полномочия суда при установлении коллизии норм закона и Конституции

 

Согласно ст. 112 Конституции Республики Беларусь (3), если суд (общий или хозяйственный) при рассмотрении конкретного дела придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он должен принять решение в соответствии с Конституцией и поставить в установленном порядке (обратившись в Верховный Суд или Высший Хозяйственный Суд) вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным. Как указывает профессор Г.А. Василевич, «аналогичное правило должно действовать и в случае выявления расхождений между вступившими в силу международными договорами и иными правовыми актами (законами, декретами, указами и др.). Причем внедрение на практике такого правила не требует специального законодательного урегулирования. К этому, по существу, обязывает содержание статей 8, 112, 116, 137, 142 Конституции, а также некоторых других актов законодательства» (22).

В нашем деле для суда становится очевидным, что имеет место коллизия норм Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» (11), соответственно и ст. 193-1 УК РБ (16), с нормами Конституции (3) и МПГПП (2). Руководствуясь статьей 112 Конституции (3) при рассмотрении дела суд должен непосредственно применить статьи 8 и 31 Конституции (3), ст. 18 МПГПП (2) и вынести решение, а на основании части третьей ст. 6 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" (15) инициировать рассмотрение дела в Конституционном Суде для вынесения заключения. Ходатайство об этом может быть заявлено также участниками процесса.

В данной части обоснования правовой позиции по делу задачей юриста  будет убедить суд применить изложенные механизмы. И эта задача не является легкой, поскольку суды в абсолютном большинстве случаев не выполняют ту обязанность, которая возложена на них ст. 112 Конституции (3), ст. 6 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» (15). Данное обстоятельство неоднократно отмечалось Конституционном Судом в ежегодных посланиях о состоянии конституционной законности.

 

Заключение

 

В заключение следует отметить, что далеко не всегда в делах о защите конституционных прав суды основывают свои решения на нормах Конституции и международно-правовых актов. Такая судебная практика пока является большой редкостью. Однако не вызывает никаких сомнений, что использование всех способов защиты, активное применение в судебной практике конституционных и международно-правовых норм будет способствовать как повышению уровня защищенности конституционных прав, так и выполнению образовательной задачи.

 

  1. Том Фарр. Предыстория доклада «О состоянии вероисповедания в странах мира» // Вопросы демократии. Электронный журнал Государственного департамента США, ноябрь 2001 г.

 

  1. Международный пакт о гражданских и политических правах. Ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 05.10.1973 г. с оговоркой. Постановлением Верховного Совета Республики Беларусь от 10.01.1992 г. N 1393-XII оговорки сняты.

 

  1. Конституция Республики Беларусь. 15 марта 1994 г. N 2875-XII, с изменениями и дополнениями, принятыми на Республиканских референдумах 24.11.1996 г., 17.10.2004 г. (Решение от 17.11.2004 г. N 1).

 

  1. Всеобщая декларация прав человека.  Принята в г. Нью-Йорке 10.12.1948 г.

 

  1. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Вступила в силу 03.09.1953 г.

 

  1. Декларация ООН о ликвидации всех форм нетерпимости на основе религии и убеждений. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 25.11.1981 г.

 

  1. Итоговый документ Венской встречи государств-участников ОБСЕ, 1989 г. («Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе»).

 

  1. Замечания общего порядка  № 22, приняты Комитетом ООН по правам человека. Сорок восьмая сессия (1993 г.).

 

  1. Рекомендации по анализу законодательства о религии и вероисповедании. Утверждено Венецианской Комиссией 18.06.2004 г., одобрено Парламентской Ассамблеей ОБСЕ 5.07.2004 г. ОБСЕ/БДИПЧ 2004 г.

 

  1. Свобода религии или убеждений: законы, влияющие на структуризацию религиозных общин. Обзорная конференция ОБСЕ сентябрь 1999 г. Справочный документ БДИПЧ 1999/4.

 

  1. Закон Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях».  N 2054-XII от 17.12.1992 г. НРПА от 06.11.2002 г., N 123, 2/886.

 

  1. Положение об Уполномоченном по делам религий и национальностей и его аппарате. Утверждено постановлением Совета Министров Республики Беларусь N 891 от 15.07.2006 г. НРПА N 112 от 24.07.2006 г., 5/22604.

 

  1. Положения о порядке приглашения иностранных граждан и лиц без гражданства в Республику Беларусь в целях занятия религиозной деятельностью. Утверждено постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.01.2008 г. N 123 от 30.01.2008 г. НРПА № 31 от 11.02.2008 г., № 5/26713.

 

  1. Решение Конституционного Суда № Р-199/2007 от 05.04.2007 г. «О праве обжалования в суд письменного предупреждения о нарушении законодательства религиозной организацией». НРПА № 92 от 18.04.2007 г., 6/677.

 

  1. Закон Республики Беларусь «О Конституционном Суде Республики Беларусь». N 2914-XII от 30.03.1994 г. "Ведамасцi Вярхоўнага Савета Рэспублiкi Беларусь", 1994, N 15, ст. 220.

 

  1. Уголовный кодекс Республики Беларусь. N 275-З от 09.07.1999 г. НРПА от 15.10.1999 г., N 76, 2/50.

 

  1. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях. N 194-З от 21.04.2003 г. НРПА от 09.06.2003 г., N 63, 2/946.

 

  1. Мануссакис против Греции. Судебное решение от 26 сентября 1996 г. Права человека. Международно-правовые документы и практика их применения. Том 4. Минск, «Амалфея», 2009.

 

  1. Закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях». Принят  Государственной Думой  19 сентября 1997 г.

 

  1. Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях». Принят Верховной Радой, постановление № 988-12 от 23.04.1991 г.

 

  1. Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь». N 361-З от 10.01.2000 г. НРПА от 21.01.2000 г., N 7, 2/136.

 

  1. Василевич Г.А. (доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь (по состоянию на 01.09.2006). Научно-практический комментарий к Закону «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

 

  1. Венская конвенция ООН 23 мая 1969 г.  «О праве международных договоров». Вступила в силу для Республики Беларусь 31 мая 1986 г. Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 20 мая 2003 г. N 3/766.

 

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 12 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.