Право на свободу совести в современной Беларуси

Аўтар: 
Виктор Одиноченко (Беларусь)

Виктор Одиноченко (Беларусь), председатель комиссии по свободе совести РОО "Белорусский Хельсинский комитет", кандидат философских наук, доцент кафедры философии Гомельского госуниверситета им. Ф. Скорины

Прежде всего, мы хотели бы подчеркнуть сложность и неоднозначность  проблем, обозначенных темой нашего доклада. Изучение механизмов осуществления права на свободу совести в современной Беларуси требует пристального внимания и усилий по осмыслению нашей сегодняшней ситуации, а, соответственно, способности отказаться от устоявшихся взглядов и возможности по-новому взглянуть на мир. И дело тут не в оригинальности трактовки, которая может быть предложена нами или кем-либо еще. Просто сама реальность, анализу которой будет посвящено наше выступление, имеет новый по сравнению с предшествующим состоянием характер, полный своего качественного своеобразия. Поэтому в настоящее время существуют самые различные трактовки специфики религиозной ситуации в Беларуси и, соответственно, осуществления права на свободу совести. Мы же, не претендуя на окончательность суждений, хотели бы лишь подчеркнуть проблематичность темы. Именно на этом и сконцентрируем наше внимание, чтобы избежать опасности истолковать осуществление права на свободу совести в современной Беларуси упрощенно, обходя существующие проблемы, что, как правило, и делается в большинстве официальных публикаций.

Во-первых, проблематичным является само понятие «современный». В «Словаре русского языка» Ожегова оно определяется как «1. Относящийся к одному времени, одной эпохе… 2. Относящийся к настоящему времени, теперешний 3. Стоящий на уровне своего века, не отсталый». Мы  будем исходить из всех трех значений, и в этой связи подчеркнем: 1. наши рассуждения, как и рассуждения других авторов, пишущих на подобные темы, являются частью современной общественной ситуации в Беларуси и выражают те или иные ее стороны, а также в определенной мере оказывают на нее воздействие; 2. говоря о современной общественной ситуации в Беларуси, в частности в области соблюдения права на свободу совести, необходимо исходить из той теперешней фактической реальности, которая имеется в наличии, поскольку очень часто предлагаются трактовки создающие ложный образ имеющихся проблем; 3.  только исходящие из реальности («стоящие на уровне своего века») рассуждения имеют смысл и актуальность (от познелат. аctualisдейственный) для анализа и дальнейшего развития состояния  общества.  Современность – это то, что определяет в настоящее время нашу ситуацию. Именно осмысление ситуации, в которой мы находимся сейчас, и делает осмысленными рассуждения, касающиеся проблемы соблюдения прав человека в Беларуси и права на свободу совести в частности. 

Мы можем точно определить те события, которые определяют начало современной Беларуси. Это распад Советского Союза и принятие в июле 1991 г. Верховным Советом БССР Декларации о государственной независимости. В результате было образовано самостоятельное государство Беларусь. В стране началась трансформация всех сфер жизни, в том числе и религиозной. Процесс шел в двух направлениях: это, во-первых, отказ от советского наследия и, во-вторых, формирование новых структур и схем поведения. Хотелось бы подчеркнуть, что эти процессы не всегда были взаимосвязаны и зачастую находились, так сказать, в разных плоскостях. В обстановке глубоких социальных перемен при интенсивном отказе от старого у людей, в том числе и весьма прогрессивно настроенных, возникал вопрос, а что поставить на его место. И зачастую считалось, что на это место должно быть поставлено нечто иное, но  в принципе похожее на старое. Говоря библейским языком, хотели “влить новое вино в старые меха”. Во многих случаях такой подход был оправдан, например, в области государственного управления. Но более серьезная проблема заключались как раз в сфере общественного сознания. Здесь необходимо было в принципе отказаться от прежних форм и, что, на наш взгляд, наиболее важно, не пытаться что-либо поставить на их место, а стремиться к формированию качественно иного состояния общества.

Поясним, что мы хотим сказать. Советский Союз был идеологизированным обществом. Коммунистическая идеология пронизывала все сферы жизни: образование, культуру, экономику и т.д. Когда распался Советский Союз и прежняя идеология утратила свое руководящее значение, общество на какое-то время оказалось в состоянии мировоззренческой дезориентации. И поэтому был сделан вывод, что на место коммунистической идеологии должна быть выработана какая-то другая. Это отразилось в частности в повсеместном введении в вузах обязательного курса “Основы идеологии белорусского государства”. И также в качестве идеологической платформы власти в настоящее время стремятся использовать религию, более конкретно – православие. Однако, на наш взгляд, такой подход является следствием полного непонимания, что такое христианство и в чем его отличие от идеологических учений.

Идеология – это совокупность идей, представлений и взглядов, в которых выражены интересы тех или иных социальных групп. Идеология понимается предельно широко – как результат борьбы интересов. Христианство же, которое является одной из основ нашей культуры, в принципе не может служить инструментом политической борьбы, иначе оно утрачивает себя как таковое. В нем существует напряжение между земным и небесным миром и оно не считает, что какое-либо социальное устройство может рассматриваться в качестве идеального.

         В центре христианства – спасение человека. Оно не может быть непосредственно использовано для идеологических нужд. Трактовка христианства с идеологических позиций, в том числе и благожелательная,  искажает его суть и ведет к разрушительным  последствиям. Наиболее яркий пример – использование православия в качестве государственной идеологии в Российской империи. Это привело к униженному состоянию Церкви, подчинению ее государственным интересам, а также к катастрофическим последствиям 1917 г., когда с разрушением политической системы исчезла база и для ее идеологии.

 Сейчас нужно не реанимировать структуры прежнего общества, а создавать новые, более соответствующие реальной ситуации.

Актуальным для Беларуси па мере ее становления как независимой страны становится выработка своего пути развития. Сейчас уже очевидно, что разница в современной ситуации бывших советских республик во многом  обусловлена исторической и культурной традицией каждой их них. Раньше сичталось, что существует единый советский народ, с общей ментальностью, политическим и экономическим строем. Сейчас мы видим, насколько отличаются между собой, например, страны Прибалтики и Средней Азии. Все более очевидной, это следует подчеркнуть, становится разница между такими, казалось бы, близкими странами как Беларусь и Россия.

Поэтому при анализе осуществления права на свободу совести в современной Беларуси необходимо, во-первых, осмысление конкретной специфики трансформации религиозной ситуации в Беларуси, чтобы, говоря словами Библии, “держаться пути своего” (3 Цар. 8, 25), а, во-вторых, необходимо осмыслить ту роль, которую в современной Беларуси играет осуществление прав человека, и именно права на свободу совести. Следует подчеркнуть как актуальность этой проблемы для нашего общества, так и ее новизну. 

Дело в том, что в Советском Союзе государство имело тоталитарный характер и претендовало на решение всех имеющихся проблем. Считалось, что человек целиком от него зависит: оно дает работу, учебу, место в детском садике, путевку в санаторий и т.д. И, что самое главное, все эти  идеологические установки реально осуществлялись: государство действительно являлось всеобщим благодетелем и надсмотрщиком. Поэтому было утрачено само понимание, что такое права человека и зачем они. И сейчас у значительной части населения Беларуси пока что нет осмысления опыта своих прав.

Права человека – это признанная и гарантированная законом возможность личности на определенные действия и взгляды, обусловленные самой природой человека. Человек владееет этими правами просто в силу того, что он человек. Государство не дает эти права, но должно их  соблюдать. Эти права: 1. не отчуждаемые – человека нельзя их лишить; 2. всеобщие – они распространяются на всех людей независимо от их расы, пола, национальной, государственной и социальной принадлежности. Основным международным документом, касающимся прав человека является Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Для нас важны не только ее конкретные статьи, но и общие принципы, провозглашенные в  Преамбуле: «Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира;

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и

принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения… Генеральная Ассамблея  провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства». Подчеркнем, что под «варварскими актами», о которых говорится в Декларации, имеются в виду злодеяния фашизма, в победу над которым народ нашей страны внес свой героический вклад.

           В Конституции Беларуси содержаться следующие принципиальные положения, касающиеся прав человека: «Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства» (Ст. 2), «В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права» (Ст. 7), «Обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства» (Ст.21).

Именно реализация тех или иных прав человека является, на наш взгляд,  наиболее актуальной для той общественной ситуации, которая сейчас имеется в Беларуси. Потому что через эту реализацию происходит трансформация общества: во-первых, человек формируется как активная свободная и самоценная личность и, во-вторых, меняется характер взаимоотношений между человеком и государством. Государство перестает быть всепроникающим надындивидуальным институтом, который может авторитарно распоряжаться в любой сфере индивидуальной и общественной жизни, и постепенно приобретает служебный характер. Принцип, из которого исходит демократическое общество, и который должен быть осмыслен и укоренен в   Беларуси, таков, что государство имеет вторичный характер по отношению к человеку и обязано содействовать его благу. Это касается как государства в целом, так и отдельных служащих.

       Необходимо сказать о той онтологической (касающейся бытия) основе, из которой вырастают права человека. Дело в том, что, если судить с точки зрения интересов общества, то очевидно объективное неравенство людей: есть мужчины и женщины, взрослые и дети, более и менее образованные, занимающие высокие посты и простые люди. И каждый из них занимает свое место в обществе, исполняет, так сказать “социальную роль”. Поэтому необходимо найти тот уровень бытия, исходя из которого, можно было бы говорить о принципиальном равенстве всех людей.  Исследования данной проблемы показывают, что в истории этот уровень впервые был задан христианством, так как именно в нем провозглашается тезис, что  «нет ни еллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3. 11). Сама идея прав человека выросла из концепции естественного права, которая утверждала, что вместе с закрепленными в законах нормами существует также “неписанное право”, которое вырастает из самой сущности человека. Основой такого понимания является христианское мировоззрение, согласно которому, все люди созданы по образу и подобию Божьему и потому являются принципиально равными. Первым, кто сформулировал концепцию естественного права, был великий христианский теолог Фома Аквинский (1225-1274).

 Поэтому очень легко работать в области защиты прав человека с верующими, поскольку они понимают, что это такое. Сам характер права на свободу совести предполагает, что человек имеет  не только экономические или социальные потребности, но также потребности в осуществлении себя как человека, своих взглядов, убеждений, идеалов. Поэтому в случае нарушения этих прав люди требуют не улучшить свое экономическое или социальное положение, но признать их право на человеческое достоинство. Также следует отметить, что, как правило, верующие готовы отстаивать свои права и идти для этого на определенные жертвы. Дело в том, что при осуществлении экономических и социальных прав человек естественно соотносит объем тех благ, которых он добивается, с предполагаемыми затратами. И если эти затраты кажутся эму слишком большими (а следует подчеркнуть, что требуя осуществления своих прав, он противостоит превосходящей его по мощи огромной государственной машине), то человек отказывается от усилий. Для верующих же осуществление их права на свободу совести имеет характер безусловной ценности, и для его осуществления они готовы идти на очень серьезные лишения материального плана. Вдохновляющим примером в этом для христиан является традиция мученичества за веру, в том числе и во времена недавних тоталитарных режимов. Дело в том, что верующие, в частности христиане, воспринимают свою деятельность не как реализацию своих собственных социальных прав, но как выражение обязанностей перед Богом. А эти обязанности имеют для них безусловный характер и не могут быть поколеблены никакими мирскими препятствиями. Также верующие имеют опыт преследования за свои взгляды. Об этом мы скажем более подробно.

В СССР проводилась последовательная атеистическая политика. Формально провозглашалась свобода совести, но, как и другие свободы (слова, ассоциаций, политической деятельности, национального самоопределения), она имела чисто декларативный характер и в реальности жестоко подавлялась. В статье 52 Конституции СССР было записано: «Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа – от Церкви». Однако атеизм в Советском Союзе являлся частью официальной коммунистической идеологии, его нельзя было критиковать. В СССР существовало противоречие между законодательством, провозглашавшим свободу совести и устанавливавшим уголовную ответственность за дискриминацию граждан по религиозному признаку, и различными постановлениями правящей коммунистической партии, в которых открыто провозглашалась политика, направленная на искоренение религии. Поэтому даже такое официально провозглашенное право на свободу совести, как право просто придерживаться своих религиозных убеждений и исполнять культовые предписания, не выполнялось. Власти рассматривали религию не просто как «пережиток прошлого» и «опиум народа», но и как «единственную легально существующую в СССР антикоммунистическую идеологию», с которой необходимо было бороться.  Верующий человек не мог занять руководящую должность, т.к. на эти должности, как правило, назначались только коммунисты, а членство в КПСС было несовместимо с религиозной верой. Фактически для верующих существовал запрет на получение высшего образование  и запрет на некоторые профессии, например, они  не могли  быть учителями в школе.  Опасно было заключать церковные браки, потому что об этом сообщалось по месту работы, и к вступившим в такой брак применялись меры воздействия, родители опасались крестить детей, нельзя было проводить отпевания умерших. Также в СССР существовало дифференцированное отношение властей к религиозным направлениям. Наиболее нетерпимая политика проводилась по отношению к приверженцам неопротестантских церквей (баптистам, пятидесятникам, адвентистам и т.д.). Если православные просто объявлялись «отсталыми людьми», а католики – «потенциальными агентами Ватикана», то неопротестанты – «фанатиками» и «религиозными изуверами». Члены непротестантских общин жестоко преследовались: их увольняли с работы, штрафовали, не давали возможности проводить религиозные собрания, руководителей сажали в тюрьму. Неопротестанты – это наиболее оболганная часть верующих в Советском Союзе. Средства массовой информации старательно создавали образ враждебного социалистическому строю «сектанта».

Хотелось бы подчеркнуть, что трансформация в религиозной сфере, которая началась в конце 80-х лет прошлого века,  имела принципиальный характер и оказала существенное воздействие  на перемены в других сферах общества. Связано это было, во-первых, с тем, что отношение к религии в общественном сознаниии изменилось на прямо противоположное: если раньше она рассматривалась как “пережиток прошлого” и “единственная легально существующая форма антикоммунистической идеологии”, то позже превратилась в “основу духовности” и “неотъемлемую часть национальной культурной традиции”. И, во-вторых, свобода совести, как и рыночная экономика, а также политическая демократия, была несовместима со старой советской системой. И само восприятие религии не как некого маргинального явления, а как части существующей общественной системы предусматривало существенную трансформацию системы в целом. Необходимо отметить, что трансформационные процессы в большинстве сфер общественной жизни Беларуси идут очень тяжело, мы действительно являемся постсоветским обществом, руководство страны ориентируется в основном на старые схемы поведения, на то, что было ранее, а не на новые формы общественной жизни. В в осуществлении права на свободу совести это проявляется, во-первых, в том, что государствнные органы считают себя источником этого права (как впрочем, и остальных прав человека), исходят из того, что именно они его дают, и соответственно верующие должны быть им за это благодарны. Т.е. отсутствует понимание права на свободу совести как основополагающего права человека, существующего помимо и независимо от государства. Во-вторых, в деятельности государственных органов осуществляется неравное отношение к различным религиозным организациям. И, в-третьих, религия, прежде всего православие, используется нынешним руководством Беларуси в своих идеологических и политических целях.

Существуют объективные показатели, которые свидетельствуют о распространении религии в нашем обществе. Наиболее очевидный из них – это количество религиозных общин. С 1988 г. (этот год считается переломным в отношении к религии) она возросла более чем в 4 раза  (с 768 до 3106 на начало 2010 г.). Для иллюстрации роста религиозных организаций на Беларуси приведем следующую таблицу:

 

 

 

Конфессия

Количество
религиозных общин

на

1.01.

1988

на

1.01.

1996

на

1.01.

2005

на

1.01.

2006

на

1.01.

2007

на

1.01.

2008

на

1.01.

2009

на

1.01.

2010

  1.  

Православная церковь

399

938

1315

1349

1399

1431

1473

1509

  1.  

Старообрядческая церковь

22

32

33

33

33

32

32

32

  1.  

Римско-католическая церковь

121

372

433

438

440

457

467

470

  1.  

Католики латинского обряда

0

0

1

1

1

1

1

1

  1.  

Греко-католическая церковь

0

11

13

13

13

14

14

14

  1.  

Реформатская церковь

0

1

2

1

1

1

1

1

  1.  

Лютеранская церковь

0

5

22

25

27

27

27

27

  1.  

Евангельские христиане баптисты

171

192

257

265

267

268

269

272

  1.  

Иоганская церковь

0

1

1

1

1

1

1

1

  1.  

Новоапостольская церковь

0

17

20

20

21

21

21

21

  1.  

Пресвитерианская церковь

0

0

1

1

1

1

1

1

  1.  

Христиане веры евангельской

39

311

482

488

493

494

500

501

  1.  

Христиане полного Евангелия

0

21

55

54

54

54

54

55

  1.  

Христиане веры апостольской

0

8

10

9

9

9

9

9

  1.  

Церковь Христова

0

6

5

5

5

5

5

5

  1.  

Мессианские общины

0

2

2

1

2

2

2

2

  1.  

Адвентисты седьмого дня

11

34

69

72

74

73

72

72

  1.  

Свидетели Иеговы

0

11

26

26

26

26

26

26

  1.  

Мормоны

0

3

3

4

4

4

4

4

  1.  

Иудейская религия

1

10

27

28

29

29

29

30

  1.  

Прогрессивный иудаизм

0

5

17

17

17

17

17

16

  1.  

Мусульманская религия

1

20

24

24

24

24

25

25

  1.  

Бахаи

0

3

5

5

5

5

5

5

  1.  

Кришнаиты

0

6

5

5

6

6

6

6

  1.  

Армянская апостольская церковь

0

0

1

1

1

1

1

1

 

Всего:

765

2009

2829

2886

2953

3003

3062

3106

 

    Также изменилось отношение граждан к религии. Согласно социологическим опросам, накануне распада Советского Союза к числу неверующих относило себя около 65% населения республики, а в середине 1998 г. – только 25,4%, т.е. почти в 2,5 раза меньше. За это же время почти вдвое возросла категория тех, кто причисляет себя к верующим – с 22 до 37,5%. Однако эти цифры не должны вводить в заблуждение – как показывают социологические исследования, религиозность жителей Беларуси имеет преимущественно декларативный характер: верующими называет себя около 50 %, в то время как регулярно посещает храмы и выполняют предписания своей религии не более 7 % населения. Модным стало демонстрировать свою религиозность. Господствует неопределенная духовность, считается, что нужно во что-то верить. Большинство белорусов отождествляет себя с православием, однако речь в данном случае идет не о религиозной, а скорее о культурной идентификации – человек заявляет о своей принадлежности к определенной традиции.   За годы советской власти у большинства людей было утрачено само понимание того, что такое религия. Она сводилась, во-первых, к исполнению традиционных обрядов (как пример: почти 100% населения «христианских территорий» и при коммунистах праздновало Пасху) и, во-вторых, к средству утешения человека в его бедах. В полном соответствии с марксистской идеологией, основной функцией религии считалась иллюзорно-компенсаторная, и  зачастую реакцией на социальные катаклизмы и беды начала 1990-х гг. явилось обращение к религии.

На наш взгляд, одной из актуальных задач, стоящих перед нашим обществом, является формирование понимания того, что такое религия (конкретно – христианство) и что такое свобода совести.

Понятие «свобода совести» обычно определяется как право на свободу выбора атеистических или религиозных убеждений, а именно: право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, оно означает, что человек может сам определять свое отношение к религии: быть приверженцем той или иной религии, быть индифферентным к любой религии, быть атеистом. Свобода совести предполагает, что человек не только имеет те или иные религиозные или антирелигиозные убеждения, но и может эти убеждения реализовать в своей жизни. Именно вопрос реализации убеждений является основным в праве на свободу совести: те или иные взгляды человека являются его личным делом, никто не может запретить иметь любые убеждения, даже самые невероятные, и это не поддается правовому регулированию, однако человек должен иметь возможность строить свое поведение в соответствии со своими взглядами, и только так может быть реализована свобода совести. Право на свободу совести законодательно закреплено в международных документах и законодательстве большинства стран. 

В белорусском законодательстве проблеме необходимости соблюдения прав человека уделяется очень большое внимание. Эти принципиальные положения конкретизированы в отношении права на свободу совести: «Религии и вероисповедания равны перед законом» (Ст. 16, ч.1), «Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом» (Ст. 31).

О праве на свободу совести граждан Беларуси говорит также закон «О свободе совести и религиозных организациях»: «Каждый имеет право на свободу выбора атеистических или религиозных убеждений, а именно: самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой» (Ст. 4), «Каждый имеет право свободно выбирать, иметь, менять, выражать и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться какому-либо принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию той или иной религии, к участию или неучастию в деятельности религиозных организаций» (Ст. 5, ч.1, 2), «Религии и вероисповедания равны перед законом. Идеология религиозных организаций не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан» (Ст. 6), «Граждане равны перед законом независимо от их отношения к религии. В официальных документах отношение гражданина к религии не указывается, кроме случаев, когда этого желает сам гражданин. Воспрепятствование осуществлению прав на свободу совести и вероисповедания, а также установление каких-либо преимуществ либо ограничений прав граждан в зависимости от их отношения к религии не допускаются и преследуются по закону» (Ст. 7, ч. 1-3).

Таким образом, в Беларуси в принципе сформирована правовая база для обеспечения права на свободу совести. Однако необходимо учитывать сложность правового регулирования религиозной ситуации в поликонфессиональной Беларуси, а также то, что белорусское законодательство относительно молодое и в нем могут быть недоработки, в том числе и в отношении обеспечения права на свободу совести. Перечислим замечания, которые наиболее часто приводятся в этой связи.

Имеется противоречие между первой и второй частью статьи 16 Конституции:  «Религии и вероисповедания равны перед законом» и «Взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа». Во второй части фактически провозглашается неравное отношение к религиям со стороны государства, обусловленное их влиянием на формирование «духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа». Кроме того, непонятно, кто будет определять степень этого влияния. Беларусь – традиционно поликонфессиональное государство, за политическое влияние тут боролись католичество и правоcлавие, большой вклад в культуру в период Реформации внесли протестанты. Поэтому вопрос о влиянии крайне сложен, и, кроме того, его обсуждение в настоящее время способно породить ненужную, на наш взгляд, полемику между представителями различных религиозных направлений.

В части 3 статьи 16 Конституции сказано: «Запрещается деятельность религиозных организаций, их органов и представителей, которая… препятствует исполнению гражданами их государственных, общественных, семейных обязанностей или наносит вред их здоровью и нравственности». В статье не определено, что является гражданскими и т.д. обязанностями граждан. Воздержание христиан от супружеских отношений во время поста может быть расценено, как неисполнение семейных обязанностей, ограничение в еде – как причинение вреда здоровью.

Очень большие возражения вызвала преамбула принятого в 2002 г. закона «О свободе совести и религиозных организациях», где сказано: «Настоящий Закон регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания… исходя из: …признания определяющей роли Православной церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа; духовной, культурной и исторической роли Католической церкви на территории Беларуси; неотделимости от общей истории народа Беларуси Евангелическо-лютеранской церкви, иудаизма и ислама». Данные положения, на наш взгляд, не соответствуют историческим фактам, и, кроме того, порождают недоразумения во взаимоотношениях органов власти и религиозных организациях на местах: хотя в законе и не употребляется термин «традиционные религии», перечисленные в преамбуле пять конфессий воспринимаются именно в качестве таковых, а остальные автоматически становятся «нетрадиционными».

Мы считаем, что тот подход к характеристике религиозных конфессий, который применен в преамбуле закона о свободе совести и религиозных организациях, не соответствует белорусским реалиям и заимствован из аналогичного российского закона. Но там действительно идея об определяющей роли Православной церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций  народа имеет смысл, поскольку в России преобладает православие, по крайней мере, среди титульной нации. Беларусь же всегда была поликонфессиональной страной: на ее историческое и культурное развитие оказывали влияние различные религиозные направления. Например, такие известные деятели белорусской культуры ХVI столетия как В. Тяпинский и С. Будный были протестантскими проповедниками. В настоящее время второй по численности зарегистрированных религиозных общин в Беларуси является церковь христиан веры евангельской (пятидесятников). И то, что из 25 существующих в Беларуси религиозных конфессий в преамбуле упомянуты только 5, на наш взгляд, противоречит реальной религиозной ситуации в стране.

   Согласно закону  о свободе совести,  религиозные организации делятся на два вида: общины и объединения. Первые образуются не менее двадцатью гражданами Республики Беларусь, достигшими восемнадцатилетнего возраста, проживающими в одном или смежных населенных пунктах для совместного исповедания веры, вторые образуются при наличии не менее десяти религиозных общин единого вероисповедания, из которых хотя бы одна осуществляет свою деятельность на территории Республики Беларусь не менее двадцати лет. Согласно новому закону, религиозные общины не имеют права учреждать собственные средства массовой информации, создавать духовные учебные заведения и готовить кадры священнослужителей, приглашать иностранных священнослужителей для удовлетворения религиозных потребностей верующих. Таким правом наделены лишь религиозные объединения.  Возражения вызвало увеличение количества граждан, необходимых для основания религиозной общины (раньше было десять) – это не дает возможности исповедовать свою веру представителям тех религиозных направлений, которых в данном населенном пункте проживает  немного. Кроме того,  установление нормы в двадцать лет для того, чтобы была возможность образовать религиозное объединение, не учитывает того факта, что двадцать лет назад (напомним, новый закон о свободе совести принимался в 2002 г.) был период коммунистического господства, и многие религиозные направления просто не могли быть зарегистрированы. Отметим, что Государственный комитет по делам религии и национальностей (в настоящее время этот орган называется  «Аппарат уполномоченного по делам религий и национальностей при Совете министров Беларуси») учел эти соображения, и были перерегистрированы все религиозные объединения, которые существовали на момент принятия нового закона независимо от того, действовали их общины на территории Беларуси 20 лет назад или нет.

 Согласно статье 16 закона о свободе совести «Религиозные организации подлежат обязательной государственной регистрации. С момента государственной регистрации религиозная организация приобретает статус юридического лица». Фактически запрещена религиозная деятельность без государственной регистрации религиозной общины в качестве юридического лица. За это предусмотрена ответственность по статье 1931 Уголовного кодекса: «Организация деятельности, либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, в отношении которых существует вступившее в законную силу решение уполномоченного государственного органа об их ликвидации или приостановке их деятельности, а равно организация деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию, – наказывается штрафом или арестом на срок до шести месяцев или лишением свободы на срок до двух лет».

Такие положения статьи 26 закона о свободе совести, как «Ввозить в Республику Беларусь религиозную литературу, иные печатные, аудио- и видеоматериалы религиозные организации могут только после проведения государственной религиоведческой экспертизы. При распространении религиозной литературы, иных печатных, аудио- и видеоматериалов может проводиться государственная религиоведческая экспертиза по решению республиканского органа государственного управления по делам религий. При поступлении религиозной литературы в библиотечные фонды проведение государственной религиоведческой экспертизы является обязательным», противоречат положению  о недопустимости цензуры, зафиксированному в статье 33 Конституции.

Согласно статье 14 закона о свободе совести религиозные общины имеют право действовать только на территории того населенного пункта, где они зарегистрированы, а согласно статье 26 «Распространение религиозной литературы, аудио-, видео- и других материалов религиозного содержания может осуществляться религиозными организациями в принадлежащих им на праве собственности или иных законных основаниях помещениях, а также местах, в установленном порядке выделяемых для этих целей местными исполнительными и распорядительными органами». Члены религиозных организаций не имеют права распространять свои религиозные убеждения и осуществлять какую-либо религиозную деятельность (проповедовать, распространять литературу, проводить богослужения и пр.) за пределами территории населенного пункта, в котором зарегистрирована данная община. Таким образом, фактически религиозным организациям запрещена миссионерская деятельность, что для многих из них является неприемлемым в силу их религиозных взглядов, и на этой почве возникают конфликты с властями. Кроме того, данное положение закона не дает возможности создавать новые религиозные организации, ведь для их регистрации необходимо не менее двадцати приверженцев, чтобы последние появились, необходима проповедь, а она фактически запрещена. Также деятельность незарегистрированной религиозной организации запрещена и за это предусмотрена административная и уголовная ответственность, а в начальный период своего формирования община должна действовать независимо от того, зарегистрирована она или нет, иначе она просто не сформируется.

 В Законе о свободе совести неконкретно сформулированы причины, по которым религиозной организации может быть отказано в регистрации. Среди таковых названы: «создаваемая религиозная организация не соответствует требованиям, содержащимся в статье 13 настоящего Закона» и «по итогам проведения государственной религиоведческой экспертизы, осуществляемой в случаях, установленных настоящим Законом» (Ст. 21). На наш взгляд, признаки религиозной организации сформулированы в статье 13 крайне запутано, и значительная часть религиозных организаций, действующих сейчас на территории Беларуси, может быть лишена регистрации из-за несоответствия этим признакам. Требования же для прохождения религиоведческой экспертизы таковы, что в Беларуси в принципе не может быть зарегистрировано ни одно новое религиозное направление.  Согласно статье 17 закона о свободе совести, в которой говорится о порядке регистрации религиозных общин, «религиозная община, исповедующая вероучение, ранее неизвестное в Республике Беларусь, к заявлению прилагает также сведения об основах этого вероучения и соответствующей ему культовой практике, в том числе об истории возникновения религии, исповедуемой данной общиной, о формах и методах ее деятельности, об отношении к браку и семье, образованию, исполнению государственных обязанностей, получению медицинской помощи последователями данной религии, а также иные значимые сведения по запросу республиканского органа государственного управления по делам религий», причем при предоставлении недостоверных сведений община не будет зарегистрирована. Однако положения вероучения многих религий по тем вопросам, на которые необходимо ответить, достаточно сложны для интерпретации, и поэтому любые поданные сведения могут быть восприняты как недостоверные (например, есть библейское положение «Блаженны нищие духом» (Мф. 5. 3), значит, можно сделать вывод, что христиане отрицательно относятся к образованию, хотя с точки зрения христианства этот вывод – откровенная глупость).

Согласно статье 25 закона о свободе совести, «богослужения, религиозные обряды, ритуалы и церемонии беспрепятственно проводятся в культовых зданиях, сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, на кладбищах и в крематориях. Религиозные обряды, ритуалы и церемонии при необходимости могут проводиться по месту жительства граждан по их просьбе при условии соблюдения правил общежития и общественного порядка, если они не носят массового и систематического характера». Здесь не расшифровывается, что значит «массовый» и «систематический» характер обрядов, ритуалов и церемоний. Входит ли сюда совместная молитва верующих и изучение ими религиозной литературы? Например, неопротестанты регулярно собираются по домам, молятся и читают Библию. Нарушают ли они при этом закон? Обязаны ли они просить разрешения властей на такие собрания?

Следует подчеркнуть, что мы только перечислили те положения белорусского законодательства, касающегося права на свободу совести, которые вызывают наибольшие возражения, и не анализировали практику их применения, где также возникает множество проблем.

      На наш взгляд, осуществление права на свободу совести в современной Беларуси должно происходить в двух направлениях. Первое имеет, так сказать, мировоззренческий характер и касается понимания природы прав человека. Это те права, которые присущи человеку как таковому, уже в силу его человеческой природы. Они не даются государством, государство их только должно выполнять. Причем, на наш взгляд, наиболее актуально это осмысление не столько со стороны государственных служащих, сколько со стороны самих граждан. Следует отметить, что государством в последнее время прилагаются интенсивные усилия по дебюрократизации и формированию внимательного отношению чиновников к обращениям людей: издаются инструкции, проводятся проверки силами госконтроля и Администрации Президента. И улучшения в этом плане работы государственного аппарата очевидны. Но задача состоит в том, чтобы у самих граждан выработать понимание их собственных прав, которые они имеют по соотношению к государству. Семинары, которые проводят правозащитные организации, публикации на эту тему в прессе, введение курса «Права человека» в ВУЗах, другие мероприятия являются, на наш взгляд, лишь предварительным условием в этом процессе. Прежде всего, осознание человеком своих прав происходит  через развитие общественной жизни.

            Второе направление имеет технический характер и касается тех органов, которые ответственны за исполнение законодательства о свободе совести и религиозных организациях в Беларуси: Аппарата уполномоченного по делам религии и национальностей, прокуратуры, силовых ведомств. В русле их работы необходимо стремиться, во-первых, к действительной реализации тех прав, которые закреплены в законодательстве, а именно права осуществлять свои религиозные взгляды в тех случаях, когда это не противоречит закону, и, во-вторых, к обеспечению реального равенства религий.  При этом, безусловно, нужно учитывать специфику современной религиозной ситуации в Беларуси, а также историческую традицию. Равенство религиозных направлений перед законом не означает унифицированного отношения к ним со стороны общества и государства. Необходимо исходить из реального положения вещей. Скажем, Православная церковь, которая является на территории Беларуси самым многочисленным религиозным направлением, насчитывает 1509 приходов, 12 объединений, 31 монастырь, 14 братств, 9 сестричеств, 5 духовных учебных заведений, среди которых семинария, академия и институт теологии, объективно занимает иное место в обществе, чем, например, Армянская апостольская церковь, имеющая в республике только одну общину. И, соответственно, характер взаимодействия государственных органов с двумя этими направлениями будет разный. Тем не менее,  принцип равенства всех верующих должен, на наш взгляд, неуклонно соблюдаться. Иначе у представителей малочисленных религиозных направлений может возникнуть чувство второсортности и правового неравенства, что ведет к разобщению белорусского общества и дестабилизации обстановки в стране.

Отметим, что необходимость последовательного соблюдения права на свободу совести обусловлено также интересами дальнейшего развития страны. После распада Советского Союза в 1991 г. Беларусь прошла определенный путь  в направлении формирования  независимого европейского государства. Несмотря на имеющиеся трудности и противоречия, постепенно становится все более очевидным, что альтернативы укреплению демократии и последовательному соблюдению прав человека для нашей страны не существует. Беларусь – европейская страна, об этом свидетельствует не только ее географическое положение, но также история и культура. Вхождение в мировое сообщество, прежде всего в Европу, является для нас одним из важных факторов дальнейшего развития.  Но главное сейчас – это организация нормальной  религиозной жизни в самой Беларуси.

 

 

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.