Свобода совести в Беларуси в 2011 – первой половине 2012 гг.: мониторинг и анализ

Аўтар: 
Наталья Василевич

Конфесcионально-демографическая характеристика

В Беларуси не ведется статистики по общему количеству верующих и тех, кто идентифицирует себя с определенной религиозной традицией или церковью. Вопрос религиозной принадлежности не включается в перепись населения и не существует никакого другого механизма фиксировать индивидуальную религиозную идентичность на государственном уровне. Единственным официальным источником данных по этому вопросу является количество зарегистрированных религиозных организаций.  Проводятся и социологические опросы, результаты которых значительно отличаются в зависимости от используемой методологии. Обычно государственные власти и средства массовой информации используют следующие примерные данные: из почти десяти миллионов населения примерно 50% считают себя верующими, среди них примерно 80% определяют себя как православных, 15% как римо-католиков и 2-3% как протестантов различных деноминаций (прежде всего, баптистов и пятидесятников). В 2011 г. Институтом социологии НАН РБ был проведен опрос, результаты которого известны пока только по публикациям в прессе: “истинно верующих” по результатам этого опроса в Беларуси 20%, среди них православных – 57,3%, католиков 34,5%, а протестантов – 3,1% [1].

Следует отметить, что в случае с православными и римо-католиками само-идентификация происходит не столько с церквями или церковными общинами, сколько с православием и католичеством как национальной и культурной традицией, в то время как в случае протестантов члены церквей регистрируются, поэтому данные о зарегистрированных членах общин имеют статистическую ценность. В случае православных, даже если обратить внимание на зарегистрированных членов (учредителей) общин, то обычно в качестве таких выступает только 20 человек на общину (минимальное количество, необходимое по закону для ее государственной регистрации). Простая арифметика подсчета фиксированных членов православных общин Республики Беларусь дает следующие данные: если взять количество зарегистрированных общин Белорусской Православной Церкви (1567) и умножить на количество зарегистрированных прихожан (20), прибавить к полученному результату количество священнослужителей (1589), то в целом по Беларуси получится 32 929 человек в качестве “зарегистрированных православных”, т.е. 0, 32% от населения. По статистике Союза ХВЕ (теперь ОЦ ХВЕ) по состоянию на 2006 г. в качестве членов церквей объединения было зарегистрировано 31018 взрослых членов общин (в 2001 г. – 30947) взрослых [2].

Официальные данные о зарегистрированных общинах на 1 января 2012 г., озвученные в Справке Уполномоченного по делам религий и национальностей [3], следующие (в скобках для сравнения приводится количество на 1 января 2011 г.):
общее количество зарегистрированных религиозных организаций – 3374 (3321)
общее количество зарегистрированных религиозных общин – 3210 (3162)
Среди них:
Белорусская Православная Церковь Московского Патриархата – 1567 приходов (объединенных в 11 епархий), 1589 священников, 48,8%
Римо-Католическая Церковь – 479 приходов (объединенных в 4 епархии), 428 священников, 14,9%
Христиане веры евангельской (пятидесятники) – 512 общин, 15,9%
Евангельские христиане-баптисты – 286 общин, 8,9%
Адвентисты седьмого дня – 73 общины, 2,3 %
Лютеранская Церковь – 27 общин, 0,8%
Старообрядцы – 33 общины 1%
Иудеи – 53 общины, 1,7%
Мусульмане – 25 общин (24 суннитские, 1 шиитская), 0,8%
Полноевангельские Церкви (харизматические) – 55 общин, 1,7%

Сохраняется значительно отличие распространения общин по регионам с положительным дисбалансом в пользу Запада, где количество общин превышает соответствующее в восточных областях Беларуси в несколько раз: Брестская область -739, Минская – 667, Витебская – 533, Гродненская – 468, Гомельская – 383, Могилевская – 278). Такая неравномерность обусловлена историческими факторами, в первую очередь тем, что до 1939 г. в Восточной Беларуси практически вся религиозная жизнь была уничтожена, а в Западной Белауси, входящей в состав Польши, религиозная инфраструктура и уровень религиозности и количество ее носителей сохранялись.

Свобода совести и религиозных организаций: точки напряжения

1. Свобода совести для заключенных
Основную конфигурацию религиозного поля в 2011 г. заложили президентские выборы 19 декабря 2010 г. и последовавшая за ними новая волна репрессий в отношении гражданского общества и политических сообществ. Значительное количество людей было административно задержано, а также в результате уголовного преследования более полусотни человек были приговорены к разным срокам наказания. Верующие активисты, которые находились в СИЗО, несмотря на предусмотреную законодательством возможность, лишались права встретиться со священнослужителем. Это коснулось следующих лиц: политика Павла Северинца (православный, о возможности встречи было достигнуто соглашение межде матерью Северинца и Борисовским епископом БПЦ Вениамином, викарием Минской епархии; однако несколько раз встреча по инициативе государственных органов переносилась, и так и не состоялась); журналиста Анджея Почобута (римо-католик; ему отказывали во встрече со священнослужителем на протяжении нескольких месяцев). Что касается политического активиста Сергея Коваленко, находящегося в заключении и объявившего голодовку, то ему также отказывали в визите, однако встреча с пастором реформаторской церкви в результате была ему дана, т.к. во время этой встречи пастор уговаривал заключенного остановить голодовку.

Вопрос доступа священнослужителей в места заключения, особенно в следственные изоляторы, остается довольно сложным. Несмотря на то, что соответствующий Закон “О содержании лиц под стражей”, а также Правила внутреннего распорядка СИЗО и изоляторов временного содержания [4], предусматривает право заключенных и содержащихся под стражей на визит священнослужителей, однако такие визиты возможны только по решению органов, ведущих уголовный процесс, поэтому достаточно сложно их добиться.

2. Дактилоскопия
После взрыва 11 апреля в Минском метро начался новый этап обязательной дактилоскопии, и многие верующие, в первую очередь православные, от этой процедуры отказывались. В июле 2011 г. за отказ пройти процедуру дактилоскопии был оштрафован священник Игорь Прилепский из Вилейки [5], в феврале 2012 г. – православный верующий Максим Алямовский из Могилева. В результате, вопрос о данной процедуре был поднят на общем собрании духавенства Минской епархии БПЦ, и адресован государственным органам [6].

3. Массовые мероприятия
Кроме обязательной дактилоскопии, нововведения затронули и порядок проведения массовых мероприятий, что приобрело еще большую актуальность во время летних акций “Стоп-бензин”, протестных акций на пограничных переходах и акций в рамках Революции через социальные сети, носившие довольно спонтанный характер и преимущественно организованные через социальные интернет-сети. Более строгому контролю начали подвергаться церковные общины, что особенно остро ощущалось во время больших религиозных праздников и паломничеств: на праздники Вербного воскресенья и Пасху в г. Минске и других населенных пунктах граждане допускались на территорию храма только после личного досмотра, в т.ч. и с использованием портативных металлоискателей; во время массового поломничества в Будслав, в римо-католический Санктуарий, были установлени металлические рамки, проводился досмотр личных вещей, на территорию не позволялось проносить даже зонты. Многие верующие считают такой порядок излишним и унизительным. Первоначально также Мингорисполком не согласовал маршрут проведения традиционного католического шествия в честь Божьего Тела [7], однако позднее, благодаря простестам католиков, разрешение на шествие было дано.

4. Священнослужители-иностранцы
Одним из наиболее важных вопросов для Римо-Католической Церкви является вопрос священнослужителей-иностранцев. Из 428 ксендзов 151 – граждане иностранных государств, и хотя усилиями властей с каждым годом количество иностранцев в клире РКЦ сокращается, они все еще играют заметную роль. В 2011 и начале 2012 гг. произошло похолодание отношений между белорусским государством и Римо-Католической Церковью, что было связано с неудволетворенностью белорусских властей в связи с недостаточной поддержкой со стороны руководства Церкви – как на международной арене, так и внутри страны. Ухудшение отношений с ЕС, а особенно с Польшей отразилось и на более жесткой политике белорусского режима по вопросу выдачи разрешений на служение на территории Беларуси ряда католических священнослужителей, являющихся иностранными, главным образом, польскими гражданами. Используя в качестве оправдания интересы белорусских католиков (в т.ч. интересы лингвистического характера), государства отказывает в визах или выдает визы на короткий период (3-6 месяцев). Во-первых, недостаточно клириков с белорусским гражданством, чтобы обеспечить все приходы, во-вторых, среди католиков очень важную роль имеет польское меньшинство, которое предпочитает использовать в богослужении родной язык. С конца 2011 г. 3 священнослужителя, имена которых не называются, были вынуждены покинуть приходы в Беларуси, множеству других были выданы визы только на короткий срок, и поэтому они не чувствуют уверенности в будущем, что осложняет пастырскую деятельность.

5. Финансовые преследования
Кроме визовой проблемы в отношении католических священников, власти начали использовать новый способ преследования – финансовое расследование паломнического центра, которым руководит активный католический священник Вячеслав Барок из Витебской области. Деятельность центра носит явно некоммерческий характер, но власти пытаются заставить платить с нее налоги [8]. Дело против священнослужителя возбуждено на основании анонимного доноса.

6. Образование
С 1 сентября 2011 г. в силу вступил Кодекс об образовании, и основанное на нем “Положение о порядке, условиях, содержании и формах взаимодействия учреждений образования с религиозными организациями в вопросах воспитания учащихся” [9], которые значительно ограничивают присутствие религиозных организаций в учреждениях образования, в частности, запрещают присутствие религиозных символов в классах, а также выводят религиозное образование из образовательного компонента в воспитательный (беседы, экскурсии, подготовка и проведение праздников и др.). При этом, нормативный акт запрещает миссионерскую деятельность, распространение религиозной литературы, аудио-, видео- и других материалов религиозного содержания (кроме заявленных в списках к программам воспитательной работы), проведение богослужений, религиозных обрядов, ритуалов, церемоний [10]. В отличие от итальянского “дела о распятиях”, которое рассматривалось в Европейском Суде по правам человека, и в котором истица пыталась оспорить соответствие праву на образование обязательное наличие в государственных школах определенного религиозного символа (распятия), в случае с беларусским законодательством церковные иерархи его не комментировали.

7. Уголовная ответственность за незарегистрированную религиозную деятельность
Еще одним традиционно конфликтным вопросом в анализируемой сфере является существование уголовной ответственности за нерегистрированную религиозную деятельность. На протяжении 2011 г. преследования в виде предупреждений от прокуратуры на основании статьи 193-1 Уголовного кодекса затронул ряд протестантских общин, а также общин иного вероисповадания. Не все подобные случаи, однако, публично объявляются. В качестве примера известного случая можно привести получение предупреждения в апреле 2011 г. руководиетелем и четверкой активистов общины Международного совета церквей евангельских христиан-баптистов [11]. За отмену статьи начался сбор подписей под петицией в рамках кампании “Право на веру” [12]. Аналогичная кампания проходила в 2007 г., тогда за внесение изменений в Закон 2002 г. было собрано более 50 тыс. подписей, однако кампания так и не достигла результата.

Органы власти предпочитают проведение акций против неформальных собраний верующих не в рамках статьи 193-1, как это было в случае нападения на собрание в частном доме пятидесятнического пастора Антония Бокуна, которое произошло в феврале 2012 г. Во врмея неформальной встречи более 40 человек с детьми для общего ужина и обсуждения книги в рамках “Литвинского клуба” несколько одетых в камуфляж сотрудников милиции через окна вломились в дом, напугав детей и разбив окна в зимнее время; и задержали всех собравшихся, доставив их в РУВД для проверки документов по якобы анонимному сообщению о производстве наркотических средств [13].

8. Человеческая жизнь и семейные ценности
В церковной среде в 2011 г. вызвал критику Закон “О репродуктивных технологиях и гарантиях граждан при их применении”, который позволяе ЭКО, суррогатное материнство, донорство половых клеток и предусматривает возможность редукции эмбрионов и их использования для научно-практических целей.  Критика в отношении данного нормативно-правового акта касалась не только его содержания, но также и того факта, что не было проведено консультаций с религиозными организациями, хотя возможность таковых в случае биоэтических вопросов предусмотрена.  Добится подобных консультаций и значительного влияния на текст закона ни у БПЦ, ни у РКЦ не получилось.

Вопрос человеческой жизни был поднят также в результате смертного приговора, вынесенного в 2011 г. в отношении обвиняемых во взрыве в метро в апреле этого же года, и приведение его в исполнение в марте 2012 г. Католическая Церковь выступила с осуждением смертной казни как таковой и просила помиловать осужденных; Православная Церковь также обратила внимание на неоднозначность данного вида наказания. Но и в этом случае Церкви не были услышаны.

9. Рабочее воскресенье и субботник перед Пасхой
В 2012 г. актуальным стал вопрос выходных дней, когда сначала воксресенье 11 марта в связи с празднованием Международного женского дня было указом Президента объявлено рабочим днем, что вызвало недовольство представителей христианских конфессий, тем не менее это недовольство не носило резкого и радикального характера [14]. На передпасхальную (по православному календарю) субботу 14 апреля был назначен общереспубликанский субботник, таким образом, для православных верующих были ограничены возможности по празднованию самого главного праздника в году. Тем не менее, и в этом случае, особых протестов со стороны верующих не было.

10. Конкордат и отношения с Римо-Католической Церковью
Тема подписания конкордата с Римо-Католической Церковью является одним из основных мотивов отношения последней с белорусским государством. Впервые она прозвучала со стороны белорусских властей в 2008 г., при том, что соглашение о сотрудничестве, возможность которого предусматривается Законом Республики Беларусь “О свободе совести и религиозных организациях”, принятым в 2002 г., с Белорусской Православной Церковью было заключено еще в 2003 г. Если сначала власти утверждали, что подписание состоится в первом квартале 2009 г. [15], потом церковные иерархи сообщали в декабре 2010 г., что текст уже готов и должен быть подписан [16]. Однако до сегодняшнего дня подписания не состоялось, и пока даже не известно, готовится ли текст, каково будет его содержание и какие реальные сроки подписания данного документа. Более того, на встрече с кардиналом Куртом Кохом в к. 2011 г. Президент Лукашенко высказал свое разочарование деятельностью Католической Церкви по отстаиванию позиции белорусских властей на международном уровне [17]. По мнению белорусских аналитиков Пикулика и Мельянцова [18], именно Ватикан мог бы стать наиболее подходящей кандидатурой для роли посредника между Европейским Союзом и властями Республики Беларусь, однако попытки привлечь его в таком качестве во стороны последних с 2008 г. не увенчалась успехом, на что указывает фрустрация и с одной стороны, о которой упоминалось, а также и с другой стороны, связанная с затягиванием инициатив по подписанию межгосударственного документа, а также с различными способами давления на Римо-Католическую Церковь в Беларуси, описанными выше.

Выводы
Слабость позиции Церквей и иных религиозных организаций, игнорирование их со стороны государства, связаны с непоследовательностью и неконсолидированностью позиций по вопросам общей заинтересованности.
Чем больше нарастает кризис легитимности, с чем бы он не был связан – экономическим кризисом, политическими репрессиями, санкциями на международном уровне, тем большее давление оказывают на Церкви власти, пытаясь использовать ресурс легитимности внутри страны и вне ее, тем большее значение приобретает политическая лояльность религиозных организаций, которой если не за совесть, то хотя бы за страх будут добиваться власти, при этом не поддаваясь на давление со стороны церквей и не желая вступать с ними в равноценный диалог. Ситуация в таких условиях может развиваться или в сторону уменьшения независимой социальной активности церквей, или в сторону усиления репрессивного механизма со стороны властей, или, в случае консолидации позиции и выражения солидарности религиозных организаций, может поставить власти перед необходимостью диалога и учета мнения религиозных организаций. На данный момент пока не ясно, станут ли религиозные организации стремиться к консолидации друг с другом для остаивания общих интересов и ценностей перед лицом государственной власти либо будут продолжать стратегию неудачных дипломатических игр без прямой конфронтации с властями.

============

1 http://news.tut.by/society/279195.html

2 Мартинович В. Выступление на круглом столе “Современные секты в протестантизме”. – Приход в честь иконы Божьей Матери “Всех скорбящих Радость”. – 29.06.2009 г.

3 http://www.belarus21.by/ru/main_menu/religion/sotr/relig_sit

4 Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания органов внутренних дел, утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь 20.10.2003 № 234; Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утвеждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь 13.01.2004 № 3

5 http://churchby.info/rus/720/

6 http://churchby.info/bel/837/

7 http://catholic.by/2/home/news/belarus/minsk-mohilev/109030-bozaje-ciela.html

8 http://forb.by/node/272

9 http://churchby.info/rus/723/

10 http://churchby.info/bel/725/

11 http://svabodavery.org/2011/09/prokuratura-vynesla-oficialnoe-preduprezhdenie-rukovoditelyu-i-aktivistam-nezaregistrirovannoj-religioznoj-obshhiny-v-gomele/; http://svabodavery.org/2011/09/miliciya-grozit-baptistam-tyuremnymi-srokami/

12 http://svabodavery.org

13 http://forb.by/node/157

14 http://forb.by/node/340

15 http://churchby.info/bel/news/2009/05/08-1/

16 http://storico.radiovaticana.org/bie/storico/2010-12/443835.html

17 http://forb.by/node/25 

18 Пикулик А., Мельянцов Д. Конфликт в ЕС: в поисках здравого смысла. – http://belinstitute.eu/index.php?option=com_content&view=article&id=1187%3A2012-04-06-13-47-15&catid=3%3Aeu&Itemid=28&lang=ru

Василевич Н. Свобода совести в Беларуси в 2011 - первой половине 2012 гг.: мониторинг и анализ. - Центр "Экумена"

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
16 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.