Шесть капель крови на обелиске

Аўтар: 
Яков Басин

Мало было воздвигнуть памятник, надо было еще отвоевать у чиновников право на это...

Пастор Николай Ильючик26 октября 2008 года в д. Богдановка Лунинецкого района общим собранием общины Церкви Христиан Веры евангельской избран новый пастор. Им стал житель деревни Николай Ильючик. Когда бывший пастор сложил свои полномочия, мнение односельчан — членов общины было единодушным.

Дело в том, что Николай долгие годы был рукоположенным дьяконом местной церкви пятидесятников. В свое время это служение нес его отец, который и здание приобрел, а затем отстроил, и многое сделал для консолидации рядов верующих. Община, которая существует еще с довоенных времен, пережила немало потрясений на своем пути. Да и сейчас трудностей хватает, и многое еще предстоит сделать. Сегодня в общине 175 верующих, и им уже тесно в старом помещении (освящено в 1984 году) — нужно новое.

Николай Ильючик — личность в масштабах Брестчины заметная. Кроме всего прочего, он еще и автор нескольких книг стихов и прозы, член Союза писателей Беларуси. Сегодня его имя можно встретить и на страницах зарубежных газет. Дело в том, что он — один из немногих жителей нашей республики, который по собственной инициативе и практически за свои деньги возвел пусть скромный, но все же памятник на месте гибели от рук нацистов евреев — жителей Богдановки.

Увековечение памяти жертв гитлеровского геноцида — одна из самых серьезных проблем, которые решает сегодня наше общество. Лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто», не подкрепленный делами, остается одним из тех пропагандистских клише, которыми и так по горло сыто наше поколение. Нет ничего более компрометирующего власти, чем невыполненные обещания. И нет ничего более гибельного для будущих поколений, чем забвение прошлого.

— В книге «Память» по Лунинецкому району Брестской области нет ни слова о расстреле шести мужчин из еврейских семей в деревне Богдановка в начале августа 1941 года, — говорит Николай.

2 августа 2006 г., в предполагаемый день, когда 65 лет назад произошла трагедия, памятник был торжественно открыт. А за три года до этого, в июне 2003 г., в лунинецком еженедельнике «Информ-прогулка» была опубликована статья Николая «Памяти жертв Холокоста». Она была приурочена к 22 июня — Дню памяти жертв Великой Отечественной войны. Вот что писал в ней Николай Антонович:

«Очень много написано и рассказано о трагедии еврейского народа в годы Великой Отечественной войны. Но почти во всех материалах говорится о крупных населенных пунктах, массовых казнях узников гетто. А ведь каждая человеческая жизнь — свой неповторимый мир. И нельзя допустить, чтобы память о ней канула в небытие.

Во многих деревнях жили до войны еврейские семьи. Это были трудолюбивые и порядочные люди... В Богдановке (в то время — деревне Логишинского района) проживало 5 еврейских семей. К сожалению, фамилий и полных имен уже никто не помнит. Удалось установить только имена или прозвища, которые дали им местные жители.

Моргун и его жена Песя жили с двумя дочерьми в центре села, напротив церкви, в добротном доме, имели небольшой магазинчик. Хозяин был способным кузнецом, дочки занимались шитьем.

Шолом, двое его сыновей — Шимель и Давид — и дочь Сарра жили примерно на месте нынешнего колхозного правления. Супруга Шолома Рохля умерла перед войной. Шимель с отцом промышляли кузнечным ремеслом, брали в аренду землю у зажиточных крестьян, но жили бедно. Кстати, евреям охотно сдавали землю, потому что они хорошо ухаживали за ней и удобряли. После их хозяйствования можно было не вносить навоз еще несколько лет без ущерба для урожайности.

На месте нынешней школы жил Нахман (Наха) с сыном Ёселем. В их доме было что-то вроде синагоги. Тут проходили богослужения, в праздники приезжали гости из других мест. В этом доме было множество книг — необычное явление для тогдашней деревни.

Там, где ныне проходит улица Брестская, жили Чечик и Лобчанка. Судя по всему, они переехали в Богдановку из Лобчи — отсюда и такое прозвище. Они торговали мануфактурой и продуктами.

По соседству с Нахой жили Ошер и его сын Ёсель. Они держали скот, нанимая в подпаски богдановских подростков, которые охотно выполняли эту работу: евреи платили достаточно хорошо.

Пять семей вели свой неспешный уклад жизни. Пять миров, пять вселенных со своими традициями и привычками. Но однажды летним днем 1941 года в Богдановку пришли фашисты. Эсэсовцев сопровождал кто-то [из местных жителей], показывая еврейские дома. Под плач и причитания гитлеровцы выгнали на улицу Моргуна, Давида (сына Шолома), Нахмана и его сына Ёселя, Чечика и Ошера. Четверо мужчин и два молодых парня... Под дулами автоматов шли шестеро мужчин в свой последний скорбный путь по центральной улице, потом свернули в урочище Грудки. Там, в редколесье, раздались выстрелы...

...Через какое-то время женщины и дети из еврейских семей были отправлены в гетто в Погост-Загородский. Фашисты их использовали на различных работах. Затем всех невольниц вывезли в Погост и Пинск, где они, скорее всего, и погибли. Дома евреев сгорели, когда фашисты сжигали всю Богдановку. А вот Шолома, у которого был расстрелян сын Давид, после войны видели в Пинске — он таким-то чудом уцелел«.

Вот такую бесценную информацию о довоенных евреях — жителях Богдановки собрал с помощью односельчан Николай Ильючик.

О трагедии еврейских семей своей родной деревни Николай узнал еще в детстве от родителей и все последующие годы жил с мечтой увековечить память безвинно уничтоженных людей.

— Так как мы с женой протестанты, — рассказывал он позднее корреспонденту БелаПАН (статья была опубликована в газете «Народная воля» 20 октября 2006 г.), — то решили, что десятую часть доходов, которая расходуется на дела Божьи, направим на возведение памятника. На собранные средства были приобретены необходимые материалы, а сам мемориал по моему проекту мне помогали создать друзья и сыновья, один из которых учится в пятом классе, а двое — в третьем.

Однако происходило все не так быстро и не очень гладко. Чтобы собрать нужную сумму, Николай Ильючик ходил по семьям, писал о своей затее в прессе, обращался к местным жителям с просьбой откликнуться и рассказать о событиях 1941 года. Но еще сложнее оказалось общение с властями. С эскизом будущего памятника он обратился в Лунинецкий райисполком, но там его, как выразился журналист И. Разумовский из «Агентства еврейских новостей», «просто отругали, как школьника, сказав, чтобы не лез не в свое дело».

— Я побывал на приеме у всех председателей райисполкома, которые за три года успели сменить друг друга в этой должности, но никто ничего не решал, — рассказывал позднее Н. Ильючик — И тогда я вместе с друзьями во дворе своего дома изготовил на собранные средства памятник и установил его на месте расстрела.

Однако проблемы после этого не только не кончились, но и появились новые. Отдел культуры Лунинецкого райисполкома отказался зарегистрировать мемориал как памятный знак. Более того, над Николаем нависла угроза серьезного штрафа за самовольное занятие участка земли, хотя это не только кусок пустыря, но и место захоронения, которое охраняется законом о кладбищах.

Государство не вложило в создание мемориала ни копейки. Казалось, поблагодарили бы благородных людей, широко осветили бы это событие в прессе, на телевидении, разрекламировали как некий почин. Но у нас, как известно, никакая самодеятельность не поощряется, даже самая благородная: все может происходить только с ведома чиновников. Вот и стоит одиноко обелиск, которого нет ни на одной карте Брестской области. И не ухаживают за ним местные школьники, как это происходит со всеми остальными, «официально установленными», памятниками жертвам нацизма.

Памятник жертвам нацизма в с. БогдановкаУход за памятником взяли на себя Николай, члены его семьи и их друзья — те, кто и деньги собирал, и памятник своими руками делал, устанавливал, территорию облагораживал. И сегодня, когда мы видим, как замалчивается (а порой и фальсифицируется) история гибели сотен тысяч людей, уничтоженных лишь по причине их принадлежности к еврейскому народу, для нас очень важно не только сохранить имена погибших (правда, их надо сначала установить), но и имена тех, кто, вопреки обстоятельствам, делает все, чтобы возродить подлинные страницы истории своего края. Внесем их в свои анналы и мы.

Семья Николая Антоновича Ильючика: жена Раиса — гардеробщица в местной школе, трое их сыновей — Антон, Виктор и Виталий, отец Николая Антон Романович (1924 г.р.). У семьи — небольшое личное хозяйство. Хобби — фотография, литература, история, краеведение.

Друзья, близкие и соратники семьи Ильючиков, также жители д.Богдановка: Константин Васильевич Ильючик, Василий Степанович Савич, Иван Сергеевич Савич. В работе им помогали дети: Саша и Сережа Ребковец, Дима Антонович, Саша Савич. Низкий поклон вам, друзья!

* * *

Надпись на памятникеСтоит на окраине деревни Богдановка памятник. В центре бетонного круга с выступающими углами шестиконечной звезды Давида — металлическая труба в виде огарка поминальной свечи, обмотанная колючей проволокой. Со свечи стекают 6 капель крови, навечно замерзших в металле — по числу казненных. На эбонитовой плите надпись на белорусском языке: «На гэтым месцы ў жніўні 1941 года былі расстраляны фашыстамі мірныя жыхары вёскі Багданаўка габрэйскай нацыянальнасці. Вечная памяць!»

Памятник не сразу был признан местными властями, но его признали местные жители, которые приносят сюда цветы и привозят свадебные кортежи.

Публикации в прессе и отклики из-за рубежа сделали свое дело: в начале 2008 года памятник зарегистрирован Лунинецким райисполкомом как памятный знак местного значения и закреплен для ухода за ним за той организацией, где работает сам Николай — за местным подразделением МЧС.

От редакции:

Памятник, установленный в д. Богдановка Лунинецкого района Брестской области Николаем Ильючиком вместе с друзьями и членами его семьи, — не единственный, возведенный силами жителей республики и за свой счет. Едва ли не первым, кто сделал это, был калинковичский журналист Владимир Смоляр. Он стал инициатором создания памятника на месте расстрела 30 еврейских семей в д. Ситня (Калинковичского р-на) в 1991 г. и памятных знаков в деревнях Озаричи (Калинковичского р-на) и Юровичи (Полоцкого р-на) в 1995 г.

В 1992-1993 гг. тракторист Михаил Тарасевич установил два больших памятных камня на местах гибели евреев д. Шацк (Пуховичского р-на) — в лесу и на старом еврейском кладбище.

В 2007 г. школьные учителя из д. Жуковщина Шарковщинского района Иосиф Квач и Вячеслав Липский со своими учениками установили памятный знак на месте гибели в 1943 г. еврейской семьи из семи человек.

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 9 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.