Государство и церковь в 2007 году: «Вы соль земли»

Аўтар: 
Валентина Тригубович

Статья подготовлена специально для «Белорусского ежегодника — 2007». Этот сборник обзорных и аналитических материалов по развитию ситуации в Республике Беларусь в 2007 году издан в Вильнюсе (2008).

Торжественная церемония канонического вступления в должность митрополита Т. Кондрусевича, которая прошла в архикафедральном соборе на площади Свободы в Минске, 10 ноября 2007 года.

На протяжении всего 2007 года официальные представители власти старательно развивали тезис о том, что в нашей стране религиозная жизнь бесконфликтна и права верующих гарантированы. Было ли это попыткой стереть память о выступлении академика Анатолия Рубинова — первого заместителя главы Администрации Президента Республики Беларусь в конце 2006? (Напомним: его озабоченность усилением влияния религии, что «означает одновременно ослабление влияния государства, государственной идеологии» [1], была негативно воспринята церковным руководством и даже вызвала отповедь.) Или же это косвенно свидетельствует, что нет ясно очерченной той самой государственной идеологии, а ее эклектичная модель просто готова вобрать всё, выказывающее желание служить власть предержащим? Но почти две тысячи лет назад было сказано: «Богу — Богово, кесарю — кесарево». Православная церковь даже организовала в июне совместно с Национальной академией наук Беларуси международную научно-практическую конференцию «Беларусь: государство, религия, общество». Одним из центральных на ней было выступление митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси. «На государство общество возлагает исполнение политических функций и задач. По своей сути и по своей исторической природе политическая задача есть одновременно дело цивилизации и культуры. И уже поэтому политика государства не может игнорировать религию. Цель политики состоит в улучшении условий человеческой жизни, в обеспечении общего блага. С этой точки зрения на христианах также лежит своя политическая ответственность, индивидуальная в каждом случае. Однако политика не может решать высшие духовные проблемы человеческого бытия. Ибо духовная ответственность — это явление намного более личное, чем ответственность политическая. Ведь в первом случае мы ответственны перед Творцом и Его законом Вечной Жизни, а во втором — перед государством как политическим инструментом» [2].

Количество общин в Беларуси тем временем продолжает расти. В начале 2007 года их было 2 953 (из 3 103 религиозных организаций, зарегистрированных в стране). Такие цифры назвал уполномоченный по делам религий и национальностей Совета Министров Беларуси Леонид Гуляко [3]. По его мнению, это свидетельствует о сохранении высокого уровня религиозности в стране. Конфессиональная структура не меняется, новых религиозных направлений зарегистрировано не было, их по-прежнему 25. (Жаль, что не оглашаются сведения о том, кому было отказано в регистрации.)

С руководителями всех религиозных объединений страны в сентябре встретился заместитель премьер-министра Александр Косинец. Он напомнил, что «конфессиональная политика нашего государства направлена на создание благоприятных условий для всех без исключения конфессий в Республике Беларусь» [4]. В качестве примеров содействия был назван Закон «О свободе совести и религиозных организациях» и Указ Президента об освобождении религиозных организаций от налогов на недвижимость и землю, включая строящиеся храмы. И тут же прозвучали претензии к сохранности культовых зданий, которые являются памятниками истории и культуры. Дескать, мы их вам дали, а вы не поддерживаете их в надлежащем состоянии. Да и новостройки затягиваете. Ну что тут сказать! Ведь именно государство в свое время отобрало у верующих храмы и превратило их в склады, спортзалы, дома культуры, цеха заводов, а то и просто в руины. Хотя то государство называлось иначе, чиновники были и остались самоуверенными невеждами. Возвращая теперь, после долгих просьб и ходатайств верующих то или иное здание, они не только не компенсируют его материальные потери, а людям не приносят извинений за моральные страдания, но еще и вынуждают прихожан в спешном порядке делать «евроремонт». Иначе как это можно назвать? К сожалению, и церковные структуры ради сиюминутной потребности часто жертвуют художественно-историческими ценностями. Ведь научная реставрация памятника архитектуры требует огромных вложений — высококлассных специалистов и качественных материалов, соответствующих той эпохе, когда здание возводилось. Ничего этого в стране нет и в помине. У общины, как правило, нужных денег не может быть по определению, а государство финансирует культуру, как говорится, по остаточному принципу. Основательные реставрационные работы на нескольких объектах (по всей стране!) из-за нехватки денег и кадров ведутся едва ли не с советских времен, и форсирование этих работ без необходимой поддержки приведет лишь к профанации, потере того ценного, ради чего все и затевалось. Тревожная ситуация с храмом в честь Преображения Господня (Спасо-Евфросиньевский) в Полоцке тому напоминание. Не секрет, что дешевле и проще в любом городе или селе построить сегодня новый храм, не обременяя себя архитектурными изысками и художественной уникальностью, чем поднять из руин (полуруин) намоленные предками стены. В старину они могли возводиться десятилетиями... Каждый человек вносил свою лепту. А сегодня мы словно очередную пятилетку перевыполняем, спешим сдать — отрапортовать. Конечно, современные технологии позволяют строить быстро. Но возвести здание — это не самоцель. Больно видеть, как порой после строительного энтузиазма община теряет интерес, не знает, чем заняться. Духовной жизни учиться труднее, чем спорить с прорабом. Пожалуй, следует уточнить, что среди новостроек (вице-премьер назвал количество — 252) преобладают православные храмы. Протестантам, чаще всего, местные власти отказываются давать участок под застройку. Католический храм начали строить в Минске впервые после 1917 года. И при этом по всей Беларуси есть немало бывших церквей, костелов, синагог, по-прежнему используемых государством для своих хозяйственных нужд, то есть — не по их прямому назначению. Как ни странно, их сохранность порой больше интересует общественность, чем руководство той конфессии, которой здание, по логике вещей, могло бы принадлежать. Так, громкие акции протеста, сбор подписей против переделки минского костела святого Иосифа под увеселительный комплекс проводили разноконфессиональные активисты, людей же в сутанах замечено не было.

Вернемся, однако, к встрече заместителя премьер-министра А.Косинца с лидерами религиозных объединений. Среди традиционных для таких мероприятий выступлений с уверениями в полном почтении были и попытки решить какие-то дела, вынести на обсуждение проблемные ситуации. В частности, председатель Религиозного объединения общин прогрессивного иудаизма в Республике Беларусь Яков Басин поднял вопрос об антисемитских выступлениях в прессе чиновников высокого ранга, о свободном распространении подобной литературы (преимущественно российской) в нашей стране [5]. Лидеры протестантских деноминаций говорили о притеснениях и несправедливостях, с которыми они сталкиваются повсеместно. Господин Косинец тут же дал поручение разобраться. Разумеется, уполномоченному по делам религий и национальностей Леониду Гуляко. Поскольку до конца года (а встреча, напомним, была в сентябре) никаких вразумительных ответов из Аппарата уполномоченного выступавшие не получили, можно смело утверждать, что встреча заместителя премьер-министра с религиозными лидерами была чисто протокольным мероприятием, не влияющим на реальное положение вещей.

Диалогом назвать «разговор» государства и религиозных сообществ не получается. Он очень избирательный, и тональность чиновничьих монологов зависит от конъюнктуры момента. «Если кто-то скажет, что в Беларуси процветает то ли антисемитизм, то ли мы угнетаем здесь мусульманское население, вы этому не верьте. Это недруги, враги Беларуси. Только они могут говорить об этой святой земле, этом святом государстве, этом святом народе такие вещи. Наша страна положила в основу политики принцип интернационализма. Мы не просто это декларируем, мы демонстрируем это на каждом квадратном метре нашей земли. Вы можете быть уверены, что так будет всегда» [6], — сказал Президент Александр Лукашенко на встрече с участниками международной научной конференции «Диалог христианства и ислама в условиях глобализации». Она собрала высоких представителей различных конфессий и религий Беларуси (православных, католиков, протестантов, мусульман, иудеев), а также религиозных деятелей стран ближнего и дальнего зарубежья (России, Украины, Германии, Польши, Великобритании, Италии, Бельгии, Австрии, Швейцарии, Финляндии, Латвии). Отметим отдельно делегацию Ватикана. Сама по себе столь представительная встреча интересное, но и чисто рабочее, межконфессиональное мероприятие. Нужное, полезное, подобных встреч проводится в мире немало. Но чем вызвана именно такая тематика в Беларуси, где мусульманство очень немногочисленно и не «засвечено» публично? Будь это в России, вопрос не возник бы. У нас же о чем спорить с высокой трибуны? Кого мирить? Правда, можно вести академические дискуссии, спокойно рассуждать о судьбах мира, демонстрируя исламским странам привлекательность «стабильной» страны. А может, правы были комментаторы: «Конференция в Беларуси, на нейтральной территории, вдали от шума российского, может опосредованно повлиять на уврачевание больных православно-мусульманских точек именно в России» [7]. Как тут не вспомнить, что Белорусская православная церковь — организатор мероприятия — всего лишь экзархат Московской патриархии.

Говорить о равном отношении белорусского государства ко всем зарегистрированным религиозным конфессиям и деноминациям не приходится. Градация, зафиксированная в преамбуле Закона «О свободе совести и религиозных организациях» в 2002 году, стала своего рода черной меткой, поделила верующих на «своих» и «чужих». А ведь официальные правоведы уверяли оппонентов в ходе дискуссии по законопроекту, что преамбула не имеет силы закона... Правоприменительная практика показала обратное. И требование пересмотра дискриминационных норм, тех положений, которые идут вразрез с Конституцией Республики Беларусь и подписанными страной международными пактами, приобретает все большее число сторонников. Они инициировали в апреле общенациональную кампанию по защите прав на свободу совести, организовали по всей стране сбор подписей за пересмотр Закона 2002 года и положений ряда других законодательных актов, ущемляющих права верующих. В концу года на подписных листах было почти 40 тысяч фамилий. И кампания продолжается. Среди ее активистов — протестанты разных деноминаций, но немало и представителей других религий, а также людей, не причисляющих себя ни к одной из Церквей, но ценящих право каждого человека на свободу выбора. Громко заявили себя в ходе этой кампании активисты оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия». В большинстве своем это молодые люди — образованные, деятельные прихожане разных церквей (протестанты, католики, православные), жаждущие существенных социально-политических изменений. Они провели ряд пикетов, чтобы привлечь внимание общества к проблемам верующих, организовали научно-практическую конференцию, посвященную 80-летию Белорусской христианской демократии, создали правозащитный центр «Хрысьціянскі Праваабарончы Дом», начали проекты, связанные с популяризацией белорусской христианской культуры, музыки, литературы, восстановлением заброшенных и строительством новых храмов… Из многих начинаний оргкомитета БХД стоит выделить еще один проект — «Пакаяньне». Молодые люди проводят встречи с бывшими узниками ГУЛАГа, жертвами репрессивного советского режима, чтобы получить живую, эмоциональную поддержку своим убеждениям, и призывают всех, живших в то время, и нынешних сторонников «линии Сталина» покаяться в грехах коммунизма.

28 октября во многих протестантских церквах Беларуси прошли молитвы о прощении нашего народа за грехи коммунизма. Так, в церкви «Благодать» перед верующими выступили люди, пережившие при советской власти гонения за веру. В церкви «Иоанн Предтеча» перед началом молитвы были показаны видеоматериалы, собранные в разных местах Беларуси, с рассказами людей, переживших сталинские репрессии. Пастор «Церкви Иисуса Христа» Борис Черноглаз сказал в этот день своим прихожанам: «Церковь должна видеть бедствие народа. И обращать внимание не только на симптомы проблем, но и на духовные корни окружающей нас реальности. Только покаяние в совершенных грехах безбожия и человекоубийства позволит белорусскому народу возродиться». (Все упомянутые церкви — минские.) И дата для общей молитвы была выбрана не случайно. Она приближена к Дню памяти жертв политических репрессий, который в постсоветской России отмечают официально, а у нас — каждый на свой страх и риск. Так, в белорусском православном календаре 28 октября чествуются новомученики и исповедники земли Белорусской, пострадавшие за веру в годы советского террора. 23 личности были прославлены в 1999 году. В некоторых православных церквах и в этом году прошли поминальные службы.

Хотя БХД не прямая наша тема, вынуждены обратить внимание, что члены оргкомитета уже пережили милицейское нападение на офис, обыски в квартирах, конфискацию печатных материалов и электронных носителей, задержания во время сбора подписей за внесение изменений в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», а заявка на регистрацию партии «Белорусская христианская демократия», поданная оргкомитетом в Министерство юстиции, удовлетворена не была. Политика или вера насторожила власть предержащих?

Продолжается давление на протестантов. Дело минской церкви «Новая жизнь» о праве пользоваться и распоряжаться купленным и отремонтированным зданием бывшего колхозного коровника основательно «зависло» в судебных инстанциях; так «зависает» плохой компьютер — не знаешь, когда он включится, что при этом будет утеряно, какие действия предстоит сделать в первую очередь. Заявки верующих-протестантов в органы местной власти на аренду помещения для проведения богослужения по всей Беларуси регулярно отклоняются в связи с «невозможностью совмещения еженедельных богослужений вашей общины с основными направлениями деятельности ДК по культурному обслуживанию населения». Хотя несколько лет тому назад общины и администрации зданий со взаимной пользой находили «возможность совмещения». Одновременно ужесточились наказания за проведение богослужений в частном помещении, без разрешения властей. Случаи такие имели место в разных городах Беларуси. Так, в мае получил трое суток ареста и штраф в размере 620 тысяч рублей «за проведение несанкционированного массового собрания» в собственном доме Антоний Бокун, пастор церкви Христиан веры Евангельской «Иоанн Предтеча». Все попытки пастора обжаловать решение суда Центрального района г. Минска и наказать сотрудников милиции, проявивших жестокость при задержании, окончились безрезультатно. Но комментарий самого Антония Бокуна оптимистичен: «Если нет подобных обжалований, создается впечатление, что всё нормально и всё спокойно. А так есть документальные свидетельства, что не всё хорошо в религиозном законодательстве. Ведь задержание, которое случилось со мной, может случиться с каждым служителем в любой ситуации, ибо моя «вина» — это то, что я проводил богослужение, что я пастор и был в церкви в воскресенье» [9].

Семья пастора Ярослава Лукасика была вынуждена покинуть Беларусь.

Еще более драматична история пастора Ярослава Лукасика из поселка Нарочь Мядельского района. Гражданин Польши, он 14 лет легально прожил в Беларуси, женат на белорусской гражданке, у них трое малолетних детей, которые «говорят на белорусском языке, воспитываются на белорусском наследии». Евангельскому христианину в мае аннулировали разрешение на постоянное проживание в Республике Беларусь и предписали в месячный срок покинуть ее территорию. Мотивация: «деятельность, направленная на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь в сфере межконфессиональных отношений». В чем проявилась эта деятельность, пояснить никто не смог, хотя высылаемый обратился в суд, его жена Наталья выступила с открытым обращением к Департаменту по гражданству и миграции МВД Беларуси и к Администрации Президента Республики Беларусь. Этим же адресатам направили свое обращение 40 пасторов, в том числе три епископа евангельских церквей — Сергей Хомич, Сергей Цвор (Объединенная церковь Христиан веры Евангельской) и Вячеслав Гончаренко (Объединение общин христиан полного Евангелия). Они просили отменить решение об аннулировании разрешения Ярославу Лукасику на постоянное проживание в Беларуси и выражали обеспокоенность тем, что подобные действия в отношении иностранных служителей в последнее время приобретают систематический характер. Обращаясь к суду Мядельского района, Ярослав Лукасик писал: «я не был уличен в каких-либо противоправных действиях ни в сфере межконфессиональных отношений, ни, тем более, в сфере национальной безопасности. Не было составлено ни одного протокола об административном правонарушении в этих сферах, не было ни одного решения суда — не было вообще ничего. Решение Мядельского РОВД построено исключительно на какой-то информации из КГБ. (…) У нас складывается впечатление, что мы попали в прошлое, на 70 лет назад, когда только по информации из НКВД решались судьбы людей. Неужели за эти годы ничего не изменилось? Неужели и сейчас без суда и следствия могут выноситься судьбоносные решения?» Информационный центр «Евангельская Беларусь» распространил текст мотивировочной части постановления Мядельского районного суда, датированный 4-м июля 2007 года. Среди прочих обвинений читаем: «В период с 20 марта по 24 марта 2006 года в качестве служителя Минской общины христиан веры Евангельской (ХВЕ) «Иоанн Предтеча» принимал участие в массовых несанкционированных акциях протеста на Октябрьской площади в г. Минске, в ходе которых призывал участников к противодействию властям» [10]. Пастырь не оставил свою паству в трудную минуту… Его попытки отстоять право жить вместе с семьей успеха не принесли. Ярославу Лукасику на пять лет запретили въезд в Беларусь. Он вынужден был уехать в Польшу, вскоре за ним последовала и жена с детьми.

Случай с депортацией показательный, но не единичный. Около 30 священнослужителей, монахов и монахинь, миссионеров, активистов благотворительных религиозных организаций вынуждены были за этот год покинуть нашу страну не по своей воле, как правило, без объяснения причин. Преимущественно это католики и протестанты. На уже упоминавшейся встрече с руководителями религиозных объединений заместитель премьер-министра А.Косинец напомнил, что в течение семи лет должна произойти полная замена иностранных ксендзов белорусскими. Теперь в нашей стране 581 католический священник, из них 190 — иностранцы, причем 181 — граждане Польши. Кадровый вопрос очень непростой. Это не та профессия, которую можно «поставить на конвейер». За предыдущий год Гродненская и Пинская католические семинарии выпустили 12 священнослужителей. Даст Господь призвание молодым людям — научить их труда не составит. Хотя кадровый вопрос должен решаться руководством самой Церкви при согласии и поддержке паствы, верующие опять сталкиваются с диктатом чиновников и недремлющим оком белорусских спецслужб. «Религиозные вопросы находятся в постоянном поле деятельности КГБ, поскольку это очень деликатные вопросы. Если обстановку в этой сфере постоянно не отслеживать, то мы можем получить плачевные последствия» [11], — заявил журналистам председатель Комитета государственной безопасности Беларуси Юрий Жадобин.

Знаковым событием 2007 года стало назначение нового главы Католической церкви в нашей стране, Костела в белорусской традиции. Минско-Могилевскую архидиацезию возглавил уроженец Беларуси Тадеуш Кондрусевич (род. в 1946 на Гродненщине). Он занял высокую должность вместо 93-летнего Казимира Свёнтка, ушедшего на пенсию в 2006 году. Архибискупа Митрополита Тадеуша Кондрусевича хорошо знают в нашей стране. С 1988 года он был пробощем гродненских парафий, в 1989 Папа Ян Павел ІІ назначил его администратором Минской диацезии для католиков Беларуси. Бискуп Тадеуш Кондрусевич причастен к открытию Гродненской высшей духовной семинарии, 97 до того недействующих костелов, при нем началось издание религиозной литературы на белорусском языке. Это было сделано всего за полтора года. С 1991 он работал в Москве, возглавлял Конференцию католических бискупов Российской Федерации.

Возвращения Тадеуша Кондрусевича на родину ждали. У него репутация ученого теолога, деятельного администратора, современно мыслящего человека, опытного дипломата. Кроме белорусского и русского, знает литовский, польский, английский и итальянский языки. Общителен и трудолюбив. Церемония канонического вступления на должность состоялась 10 ноября, но архибискуп Митрополит уже посетил несколько городов, встретился с клиром, верующими, семинаристами, пообщался с руководством страны и Православной церкви, выступил на международной конференции «Диалог христианства и ислама в условиях глобализации», провел пресс-конференцию для журналистов… В беседе с Леонидом Гуляко, уполномоченным по делам религий и национальностей, Тадеуш Кондрусевич подчеркнул: «Костел — не от мира сего, но существует в мире, а поэтому не может быть оторванным от актуальных проблем и вызовов современности. Как Костел существует для людей, так и власть должна всё делать на пользу обществу» [12].

С назначением нового главы Католической церкви в Беларуси ожили разговоры о возможности заключения конкордата между нашей страной и Ватиканом. Для усиления позиций Костела это имело бы огромное значение. Исчезла бы монополия Православной церкви на лидерство в государстве. Договор с Ватиканом имел бы статус международного, в то время как соглашение с Православной церковью подписано внутригосударственное — с Белорусской православной церковью. Ресурсы — финансовые, кадровые — не сравнимы. Появилась бы реальная возможность для визита Папы в Беларусь. Уточним: не руководство Костела стало источником рассуждений о возможном конкордате, а представители государственной власти [13]. И вряд ли это стремление к более справедливому, то есть равному отношению ко всем зарегистрированным в стране религиям и деноминациям. Скорее, демонстративный жест в сторону Западной Европы. Авось поспособствует улучшению имиджа…

Пока подобные проекты еще только витают в воздухе, Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, и Митрополит Минско-Могилевский архибискуп Тадеуш Кондрусевич налаживают добрые отношения, именуя свои Церкви — сестрами. Духовные пастыри имели обоюдоинтересную встречу и беседу. Во всех публичных выступлениях архибискуп подчеркивает, что, отвечая на вызовы секуляризованного мира, обе Церкви должны стремиться к единению, находить общий язык и работать сообща. Публичной демонстрацией этого тезиса стало подписание 27 ноября Декларации социального партнерства в области СПИДа, проект поддержан Представительством ООН в Республике Беларусь. Кроме глав Православной и Католической церквей документ подписали генеральный секретарь Союза евангельских христиан баптистов Виктор Крутько и представитель Республиканского религиозного объединения «Союз евангелическо-лютеранских общин в Республике Беларусь» Николай Бадрусев. Работа по этой программе идет в нашей стране не первый год, и те самые силы в ней задействованы, но, похоже, решено придать этому большее пропагандистское звучание.

Межконфессиональные контакты, а тем более сотрудничество, выстраиваются очень осторожно, есть множество предубеждений, порой на подсознательном уровне. Люди, недавно обретшие веру, не всегда готовы подвергнуть ее испытаниям в контактах с инакомыслящими. Надежнее — не спешить, начинать с чего-нибудь малого. Реально существует межхристианское сотрудничество в социальных проектах, в деле защиты прав верующих порой выступают вместе протестантские объединения (Объединение общин полного Евангелия в Республике Беларусь, Объединенная церковь христиан веры Евангельской и др). Контакты даже на личностном уровне могут принести человеку массу проблем. Не секрет, что нынешние власти недолюбливают, мягко говоря, белорусскую эмиграцию. Однако люди старшего поколения, глубоко верующие в массе своей, приезжая на родину или общаясь с родными и друзьями, всегда стараются помочь в церковном строительстве. Кто-то жертвует на колокола в соседней деревне, кто-то крестнику учебу оплачивает… Известный на Западе белорусовед Янка Запрудник (живет в США) с женой Надей и ее подругой Лизой Литарович несколько лет помогали строительству церкви в честь святой Евфросинии Полоцкой в городском поселке Ивенец Минской области. Реально помогали — молитвой и деньгами. (Надя и Лиза — прихожанки одноименной церкви в штате Нью-Джерси, находящейся в юрисдикции Константинопольского патриархата). И на празднике по случаю освящения нового храма в числе награжденных Митрополит Филарет назвал и доктора Запрудника. Он удостоен медали святителя Кирилла Туровского. Какая полемика разгорелась! «Как он, последовательный антисоветчик и националист, посмел принять медаль из рук русификатора!» А это едва ли не единственный случай публичной благодарности старым эмигрантам. Похоже, элементарного воспитания нашим людям не хватает, о братской любви пока еще говорить не приходится.

Неоднозначно восприняли в Беларуси и уход в мир иной Первоиерарха Белорусской автокефальной православной церкви (БАПЦ) Митрополита Изяслава (Ивана Бруцкого), писали — «так называемого». Он скончался 26 ноября в США на 82-м году жизни. Клир и миряне оказались теперь в очень непростой ситуации. Вопрос о преемнике открыт. Готового решения ни у кого нет. Из Беларуси «подсказок», похоже, ожидать не следует.

Если у нас трудно найти взаимопонимание людям церковным, то еще более сложно наладить отношения между религиозным сообществом и общественными организациями, хотя у них и люди зачастую «пересекаются», и благородные помыслы в чем-то совпадают. Во многих случаях мешает… советское воспитание, черно-белое видение мира, непонимание общественными (политическими) лидерами психологии верующих, их поведения, шкалы ценностей и т.п. Политики готовы отстаивать свободу слова, например, но свобода совести в стране им зачастую представляется обеспеченной.

Ликвидировать их элементарную неграмотность в этом вопросе пытаются активисты Партии БНФ и оргкомитета партии «Белорусская христианская демократия» вместе с коллегами из Движения «За Свободу». В ноябре ими был проведен двухдневный семинар «Роль и место религии в Беларуси: исторический и современный контекст», на котором докладчиками выступили православные священники и светские кандидаты наук. Планируется продолжение разговора, уже с приглашением ксендзов. «Круглый стол» на тему «Свобода совести и вероисповедания в Беларуси» привлек внимание даже дипломатического корпуса, на его заседании выступил председатель Движения «За Свободу» Александр Милинкевич. А епископ Вячеслав Гончаренко сказал: «Верующие, которые стоят за правду, ведут серьёзную духовную битву. Молитва высвобождает иную атмосферу, пути, по которым приходят в страну перемены».

Образовательными программами, надо признать, озабочены все. Определенные преимущества тут имеет православная церковь, ведь она подписала с государством в 2003 году Соглашение о сотрудничестве и надеялась на понимание и поддержку. В этом году Министерство образования и Белорусская православная церковь подписали Программу сотрудничества до 2010 года. Подводя итоги предыдущего этапа совместной работы, министр Александр Радьков отметил, что «в более чем 270 школах страны (в 438 классах) почти пять тысяч учащихся имеют возможность изучать курс по основам православной культуры. Всего в Беларуси открыто 10 православных классов и 14 православных групп в дошкольных учреждениях, где обучается и воспитывается около 400 детей». Бодро рапортуя о совместно проведенных конференциях, о факультативных занятиях в школах и спецкурсах в вузах, министр уточняет: «Основополагающим принципом такого взаимодействия останется право ребенка и родителей на воспитание в соответствии с личными убеждениями и семейными традициями» [14]. Но референт Белорусского экзархата по связям со средствами массовой информации и общественностью архимандрит Алексей Шинкевич разочарован: «Это просто громкие слова о сотрудничестве. В действительности это не реализуется. Пусть они покажут хотя бы одну школу, где это есть, где это работает» [15].

Оценки Митрополита Минского и Слуцкого Филарета более сдержанны, хотя он и отмечает, что «школа и религия уже не рассматриваются как нечто несовместимое». По его мнению, «в современном мире очень тяжело воспитать образованного и духовно богатого человека без консолидации родителей, педагогов и духовенства» [16]. Для более действенной работы в этом году создан Отдел образования и катехизации Минской епархии во главе с клириком Свято-Духова кафедрального собора иереем Александром Шимбалёвым, старшим преподавателем Белорусского государственного педагогического университета имени М.Танка. (Надо ли уточнять, что все иные конфессии обучают своих приверженцев, как говорится, «на дому». В государственную школу им хода нет. Даже там, где несколько лет назад католики и протестанты могли время от времени проводить с детьми беседы, всё закрыто. Воспитанникам детских домов и интернатов запрещают посещать воскресные школы при протестантских церквах.)

Международный фестиваль «Магутны Божа», 30 июля 2007 года.

Религиозное просвещение не так однозначно и прямолинейно, как может показаться на первый взгляд. Ведь оно во многих случаях направлено на взрослых людей, сознание которых сформировано в советское время, то есть — атеистическое, безбожное. Веру искусственно не привьешь, можно дать только некую сумму знаний, способных подтолкнуть человека к пути поиска истины. И вопросов у неофита будет возникать бесконечное множество. Отец Александр Шрамко, клирик минской церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы в 1996 — 2007 годах, готов отвечать каждому. Он один из тех священников, кто умеет честно и со знанием дела вести беседу не только с Фомой неверующим, но и с образованным современником, не боясь показать неприглядные стороны как общественной, повседневной жизни, так и церковной. Его статьи в «ЖЖ», изданная в Москве (2006 г.) книга «Дневник священника» — это «нестандартные ответы на трудные вопросы». Отца Александра увещевали, грозились наказать, если он не прекратит свою публицистическую деятельность. Чаша терпения священноначалия переполнилась, когда он выступил публично в поддержку кампании сбора подписей за изменение Закона «О свободе совести и религиозных организациях». Последовал запрет на право участвовать в богослужениях… до раскаяния. Однако хотелось бы отметить одно обстоятельство. Прежде, чем его «делом» занялся церковный суд, Александр Шрамко был вызван для беседы сотрудником Аппарата уполномоченного по делам религий и национальностей. Из этой же организации последовал и «звоночек» в епархию: «На каком основании православный священник принимает участие в пресс-конференции протестантов?». Сам священник-диссидент не теряет надежду на возвращение к церковному служению, а пока ведет блог в газете «Наша Ніва», участвует в других интернет-проектах. Он тверд в своей вере. И для общества его личность крайне привлекательна.

Довольно часто можно столкнуться с мнением (особенно в негосударственных СМИ), что влияние религии на общественную жизнь — минимально. При том, что существуют радио- и телепрограммы, накануне больших церковных праздников в Минске и других городах проводятся выставки-ярмарки, рождественские и пасхальные послания глав трех-четырех христианских конфессий публикуются в государственных газетах, в них же сообщается о главных праздниках иудеев и мусульман… И значительные культурные акции проходят по инициативе религиозных сообществ. Назовем хотя бы апрельский ІХ Международный фестиваль Православных песнопений, Международный фестиваль христианских документальных фильмов и телевизионных программ «Magnificat», в третий раз прошедший на Витебщине в июне и показавший новые фильмы 14 стран, Международный христианский фестиваль духовной музыки «Магутны Божа» в Могилеве, в пятнадцатый раз собравший в июле исполнителей и творческие коллективы из Беларуси, Украины, России, Польши, Сербии, Италии и Германии, шестой фестиваль «Дни христианской культуры» в Витебске (декабрь — январь). Проводятся они совместными усилиями Церкви или Костела и светских властей. Но всякий раз, когда чиновники от культуры берут верх в оргкомитете, инициатива теряет свой шарм и приобретает казенный оттенок. Духовная жизнь немыслима без свободы. Да, можно согласиться с радетелями благочестия, что у нас во время великого поста мясные отделы на рынках и в магазинах так же полны покупателей, как и в другие дни. И не слышно с церковного амвона голоса в поддержку униженных и оскорбленных отменой социальных льгот, неправедными судебными решениями. А можно ли говорить о моральности тех преподавателей, которые по указке сверху ломают судьбы юношей и девушек, сказавших правду о властях и системе, изгоняя их из вузов? Действительно, протестные акции верующих не совпадают с лозунгами и выступлениями других социальных групп. Они защищают лишь свои интересы. И действуют робко, все больше просят власть предержащих проявить милость, обратить внимание, посодействовать. Только на совместную молитву собираются тысячными сообществами. Но религиозные убеждения — личное дело каждого человека. Здесь не может (не должно!) быть никакого насилия. И цифры верующих, которыми оперируют Церкви, аналитики, государственные структуры, очень приблизительны. Так, авторы справочника «Кто есть кто в Беларуси» (Вильня, 2007), включив в анкету-опросник пункт «вероисповедание», получили такие самоидентификационные ответы: атеист, православный, римо-католик/греко-католик, христианин, но часто — «из православной/католической» семьи, «крещен в церкви/костеле». Во многих же случаях строка была пропущена, осталась без ответа. Скорее всего, человек индифферентен в этом вопросе. Значит, при принятии решения учитывать его особенности не будет. А справочник «собрал» элиту общества, лидеров «вертикали», оппозиции, VIP-персон.

Людям (в первую очередь — молодым) надо дать время и возможность выбора. Ограничивая свободу личности, в том числе и на вероисповедание, государство работает против национальных интересов, против самого себя. Ведь сказанное в Нагорной Проповеди адресовано всем верующим: «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:13—16).

------------------

1. Советская Белоруссия, 12 декабря 2006 года.

2. Минские епархиальные ведомости. 2 (81), 2007.

3. Звязда, 19 студзеня 2007 года.

4. Звязда, 20 верасня 2007 года.

5. За свабоднае веравызнанне. № 17 (верасень 2007 — студзень 2008).

6. www.belta.by, 26 октября 2007 года.

7. http://churchby.info, 31 кастрычніка 2007 года.

8. www.info.belreform.org, 29 октября 2007 года.

9. www.svaboda.org, 19 чэрвеня 2007 года.

10. www.info.belreform.org, 17 июля 2007 года.

11. http://churchby.info, 21 снежня 2007 года.

12. www.catholic.by, 26 верасня 2007 года.

13. www.charter97.org, 19 верасня 2007 года.

14. http://churchby.info, 12 ліпеня 2007 года.

15. www.svaboda.org, 12 ліпеня 2007 года.

16. http://churchby.info, 12 ліпеня 2007 года.

Тригубович В. Государство и церковь в 2007 году: «Вы соль земли» - «За свабоднае веравызнанне» № 18, люты — сакавік 2008

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
14 + 4 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.