Заключение Комитета по правам человека ООН по заявлению № 1207/2003 (Малаховский, Пикуль против Республики Беларусь)

[Краткое изложение]

Комитет по правам человека ООН, созданный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах, 26 июля 2005 года рассмотрел сообщение № 1207/2003. Его авторами являются Сергей Малаховский и Александр Пикуль, граждане Беларуси, родившиеся в 1953 и 1971 гг. соответственно. Они утверждают, что являются жертвами нарушения Беларусью параграфов 1 и 3 статьи 18 и параграфов 1 и 2 статьи 22 Международного пакта о гражданских и политических правах. (Пакт и Факультативный протокол вступили в силу в Беларуси 23 марта 1976 г. и 30 декабря 1992 г. соответственно.)

Авторы являются членами Минской общины Ваишнавов (общины сознания Кришны), одной из семи таких общин, зарегистрированных в Беларуси. Соответствующий закон проводит различие между зарегистрированной религиозной общиной и зарегистрированным религиозным объединением. Авторы утверждают, что определенные виды деятельности, существенные для практики их религии, могут осуществляться только религиозным объединением. В соответствии с местным законом о «Свободе вероисповеданий и религиозных организациях» (далее — Закон) и Постановлением Совета Министров о «порядке приглашения в Республику Беларусь иностранных священнослужителей и их деятельности на ее территории» (далее — Постановление), только религиозные объединения имеют право основывать монастыри, религиозные братства и сестричества, религиозные миссии и духовные учебные заведения или приглашать иностранных священнослужителей для визитов в страну в целях проповеди или осуществления иной религиозной деятельности.

Мытарства авторов начались 10 мая 2001 года, когда они подали заявление в Комитет по делам религий и национальностей (далее — К. Р. Н.) с просьбой о регистрации семи общин сознания Кришны в Беларуси в качестве религиозного объединения. Их документы неоднократно возвращались на доработку и уточнение. Большинство требуемых изменений не были основаны на действующих законах, а, по-видимому, отражали личные взгляды должностных лиц, рассматривающих заявление.

24 сентября 2002 года авторы подали жалобу на отказ К. Р. Н. в регистрации объединения в суд Центрального района г. Минска; жалоба была отклонена 18 октября 2002 года. 29 октября 2002 года они подали апелляцию в Минский городской суд; апелляция была отклонена 28 ноября 2002 года. 21 декабря 2002 года авторы подали заявление о пересмотре дела Председателю Минского городского суда; оно было отклонено 17 февраля 2003 года. 14 апреля 2003 года они подали заявление о пересмотре дела в Верховный суд Беларуси; оно было отклонено 30 мая 2003 года.

Авторы утверждают, что поправки к Закону, принятые 31 октября 2002 года, еще больше усложнили регистрацию религиозного объединения. Теперь Закон требует, чтобы объединение состояло по меньшей мере из 10 религиозных общин, из которых хотя бы одна должна осуществлять свою деятельность в Беларуси на протяжении не менее 20 лет. Авторы утверждают, что отказ К.Р.Н. зарегистрировать их религиозное объединение, а также неспособность местных судебных инстанций поддержать их жалобы, в сочетании с последствиями, проистекающими из этих решений, представляют собой нарушение их прав в соответствии с параграфами 1 и 3 статьи 18 и параграфами 1 и 2 статьи 22. Они отмечают, что процесс безуспешных попыток регистрации объединения занял два года, что считается свидетельством дискриминационной политики государства-участника в отношении религиозных меньшинств.

В своих замечаниях от 29 апреля 2004 года государство-участник утверждает, что данное сообщение не свидетельствует о нарушении статей 18 и 22 Пакта. Оно отмечает, что авторы имеют возможность беспрепятственно практиковать свою религию как лично, так и совместно с другими. С 1992 года авторы принимали активное участие в минской общине кришнаитов, которая была зарегистрирована в соответствии с законодательством. Семь существующих кришнаитских общин в Беларуси имеют автономный статус и не подвержены религиозному контролю.

Государство-участник подтверждает, что ключевым требованием при регистрации религиозных объединений является то, что рассматриваемая организация должна иметь согласованный юридический адрес. Заявление авторов ссылалось на жилой дом по адресу ул. Павлова, 11, г. Минск. В Жилищном Кодексе государства-участника установлено, что любое использование жилого фонда не для целей проживания должно осуществляться с согласия местных властей и в соответствии с правилами, регулирующими санитарные нормы и пожарную безопасность; проверка указанного здания представителями властей показала нарушения этих норм. Государство-участник отмечает, что авторы предложили использовать это место для групповых целей — религиозных церемоний, ритуалов и других мероприятий, что подразумевает определенные меры безопасности и строгое следование соответствующим стандартам. Так, проверка здания после свадебной церемонии, состоявшейся 25 мая 2002 года, показала, что внутри здания использовался открытый огонь.

Авторы утверждают, что ссылки государства-участника в отношении безопасности рассматриваемого здания неточны, так как власти ранее проводили проверку пожарной безопасности этого здания и одобрили его использование в качестве юридического адреса при условии выполнения семи дополнительных требований по улучшению, что было исполнено авторами в полном объеме.

Утверждается, что ссылка государства-участника на использование открытого огня во время церемонии бракосочетания в указанном здании указывает на дискриминационный характер отказа в регистрации их объединения, так как в других религиях практикуются аналогичные формы богослужений без каких-либо неблагоприятных комментариев со стороны властей. И, наконец, авторы утверждают, что получение юридического адреса не обязательно имеет целью проводить религиозные церемонии и ритуалы в этом месте, но и иметь центр для организации своей деятельности. Соответственно, нет необходимости для особых мер безопасности, упоминаемых государством-участником.

Комитет по защите прав человека рассмотрел данное сообщение о конкретных обстоятельствах дела с учетом всей информации, предоставленной сторонами, как этого требует параграф 1 статьи 5 Факультативного протокола, и пришел к заключению, что отказ в регистрации равносилен ограничению права авторов на исповедование своей религии в соответствии с параграфом 1 статьи 18, которое несоразмерно и таким образом не отвечает требованиям параграфа 3 статьи 18. Поэтому права авторов, предусмотренные параграфом 1 статьи 18, были нарушены. Комитет считает, что авторы должны получить соответствующее средство судебной защиты, включая пересмотр заявления авторов в соответствии с принципами, правилами и практикой, действовавшими во время подачи авторами заявления, должным образом принимая во внимание положения Пакта.

Став государством-участником Факультативного протокола, государство-участник признало право Комитета определять, было ли допущено нарушение Пакта, и в соответствии со статьей 2 Пакта, государство-участник взяло на себя ответственность за обеспечение для всех индивидов, находящихся на его территории или под его юрисдикцией, соблюдения прав, признаваемых Пактом, а также за обеспечение эффективных и осуществимых средств защиты прав в тех случаях, когда установлено их нарушение. Комитет желает получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о мерах, принятых для приведения в действие точки зрения Комитета. Государство-участника также просят опубликовать точку зрения Комитета.

«...Равносилен ограничению прав авторов» - «За свабоднае веравызнанне» № 10, жнівень — верасень 2005