Ватикан и евреи. Век ХХ

Аўтар: 
Басин Яков

Мы продолжаем публиковать материалы, посвященные одной из самых больных проблем человечества — иудейско-христианскому диалогу (см.: «За свабоднае веравызнанне». 2005, N8)

В октябре 2005 года исполняется 40 лет со дня обнародования Декларации «Nostra aetate» («В наше время»), принятой Вторым Ватиканским собором (1962—1965). Фактически Декларация была посвящена проблеме сосуществования различных конфессий, и, хотя полное ее название было «Об отношении Церкви к нехристианским религиям», основной темой был пересмотр представлений католической церкви о евреях.

Следует напомнить, что в 1965 году исполнялось 20 лет со дня окончания Второй мировой войны, в ходе которой еврейский народ — в результате гитлеровского геноцида — потерял каждого третьего. Во времена Холокоста христианские церкви практически ничего не сделали для того, чтобы спасти хотя бы часть подвергаемого тотальному уничтожению еврейского населения Европы. Не случайно еще в годы этого невиданного террора великий христианский богослов и мученик Дитрих Бонхоффер, подвергнутый пыткам и расстрелянный в апреле 1945 года за участие в заговоре против Гитлера, бросил в адрес Церкви обвинение, что «она виновата в смерти самых слабых и беззащитных братьев Иисуса Христа».

Взошедший на папский престол в 1958 году Иоанн ХХIII, по чьей инициативе и был созван Второй Ватиканский собор (первый проходил еще за сто лет до этого — в 1869—1870 гг.), решил, что пора подвести какую-то черту под зловещими событиями минувшей войны. Папа Иоанн ХХIII стоит того, чтобы о нем помнить: именно при нем мировой католицизм встал на путь либерализации и избавления от имиджа флагмана мировой реакции. Но в 1963 году Иоанн ХХIII умер, и его дело продолжил Папа Павел VI. Декларация «Nostra aetate», принятая при активном содействии Павла VI, содержала принципиально новый подход христианства к евреям.

Впервые в истории появился родившийся в самом центре христианского мира документ, снимавший с евреев многовековое обвинение в коллективной ответственности за смерть Иисуса. Хотя «еврейские власти и те, кто следовали за ними, требовали смерти Христа», — отмечалось в Декларации, — в «страстях Христовых» нельзя видеть вину всех евреев без исключения — как живших в те времена, так и живущих сегодня, ибо, «хотя Церковь — это новый народ Божий, евреев нельзя представлять отвергнутыми или проклятыми».

А еще впервые в истории в лоне Церкви появился документ, содержавший ясное и недвусмысленное осуждение антисемитизма. Как было записано в тексте Декларации, «Церковь, осуждающая все гонения на каких бы то ни было людей, памятуя об общем с иудеями наследстве, и движимая не политическими соображениями, но духовной любовью по Евангелию, сожалеет о ненависти, о гонениях и всех проявлениях антисемитизма, которые когда бы то ни было и кем бы то ни было направлялись против евреев».

В Декларации отмечалось, что Церковь помнит о духовной связи между «народом Нового Завета и семенем Авраама», о том, что «она получила откровение Ветхого Завета от народа, с которым Бог в Своей невыразимой милости заключил этот древний договор», и, помня о еврейском происхождении апостолов, до сих пор «черпает пищу из корня этой ухоженной оливы».

Декларация «Nostra aetate» для католической паствы, насчитывающей во всем мире 1 миллиард 700 миллионов верующих, была прямым призывом к действию, но прошло еще 9 лет, пока Папа Павел VI учредил специальную комиссию для содействия расширению религиозных связей между христианами и евреями, возглавляемую кардиналом И. Виллебрандсом. Однако к этому времени уже проводились (с декабря 1971 г.) ежегодные встречи Международного комитета по связям между католиками и евреями.

В августе 1978 года ушел из жизни Папа Павел VI, место которого занял венецианский кардинал, представитель католического реформизма Альбино Лучиани, принявший имя Иоанна Павла I. Это был первый за всю историю католичества папа, носящий двойное имя — в честь Иоанна ХХIII и Павла VI одновременно. Новый Папа, прозванный в народе «Смеющимся Папой», немедленно начал расследование деятельности Ватиканского банка IOR, но на 33-й день своего понтификата неожиданно для всех, в том числе для близких людей, знавших его совершенно здоровым человеком, скончался.

На святейший католический престол взошел польский кардинал Кароль Войтыла, принявший, как бы по наследству, имя Иоанна Павла II, уже одним этим фактом подчеркивая готовность продолжать начатое его предшественниками дело либерализации католического мира.

Это был первый случай за последние 456 лет существования института папства, когда во главе Ватикана стал кардинал неитальянского происхождения. Однако это не помешало ему обрести такой вес в католическом мире, что совсем не преувеличением кажутся слова, которые долгие годы звучали о нем среди священников самого различного ранга: «Он послан нам Небом!»

Иоанн Павел II сыграл за свои 27 лет понтификата огромную роль в миротворческом процессе и в борьбе с коммунистическим тоталитаризмом. В этом отношении он был едва ли не самым последовательным политиком такого ранга в мире во второй половине ХХ века. Он стал первым Папой в истории, переступившим порог православной и протестантской церквей, мечети и синагоги. Он стал также первым Папой в истории, попросившим прощения у всех конфессий, приняв при этом на себя одного грех всех злодеяний, когда-либо совершенных служителями Католической церкви. Опубликовав папскую энциклику Centesimus annus образца 1991 года и открыто осудив «коммунистический материализм», Иоанн Павел II стал одним из глашатаев скорого развала мировой «системы социализма». Именно ему принадлежит ставший популярным афоризм: «Коммунизм — это лекарство, оказавшееся страшнее всех болезней капитализма».

Столь же последовательным Папа Иоанн Павел II был и в вопросах иудео-христианского диалога. В октябре 1985 года в Риме состоялась встреча Международного комитета по связи между католиками и евреями, посвященная 20-летию Декларации «Nostra aetate». Папа дал аудиенцию ее участникам. В ходе встречи было торжественно отмечено 850 лет со дня рождения крупнейшего раввинистического авторитета и кодификатора Галахи (еврейского Закона) Маймонида (Рамбама), памяти которого был посвящен особый доклад.

В ходе встречи прошла также дискуссия по поводу нового ватиканского документа «Замечания о правильном способе представления евреев и иудаизма в проповедях и катехизисе римско-католической церкви». Впервые в документе такого рода было упомянуто государство Израиль, говорилось о трагедии Холокоста, признавалось духовное значение иудаизма в наши дни и приводились конкретные указания, как толковать новозаветные тексты, не делая антисемитских выводов.

Спустя полгода, в апреле 1986 года, Папа Иоанн Павел II первым из всех католических иерархов посетил римскую синагогу. Он беседовал с главным раввином Э.Тоаффом и президентом еврейской общины профессором Дж.Сабаном, назвав евреев «старшими братьями». Посещая десятки городов мира с апостольскими визитами, Иоанн Павел II никогда не забывал обращаться с приветствиями к еврейским общинам. Говоря о страданиях евреев во время Холокоста, он всегда называл этот геноцид ивритским словом «Шоа».

Аналогично вели себя и его соратники по службе в Ватикане. В 1990 году президент комиссии по религиозным отношениям с евреями архиепископ (позднее кардинал) Э.Кессиди заявил:

«То, что антисемитизм нашел место в христианской мысли и практике, требует от нас акта Тшува [«раскаяния»]». Фактически эти слова являются пусть косвенным, но все же признанием вины католического мира в Холокосте.

Свидетельством высокой степени толерантности Папы по отношению к евреям служат некоторые акции Католической церкви, при которых ряду евреев выказывались величайшие знаки уважения и признательности. Так, в 1981 году Папа Иоанн Павел II назначил архиепископом Парижа (то есть главой католической церкви Франции) Жана Мари Люстиже — еврея по происхождению. Спасаясь от нацистов в период оккупации Франции, будущий кардинал Люстиже (тогда еще Арон Люстигер) принял католичество (мать его погибла в Освенциме).

В 1998 году Католическая церковь причислила к лику святых погибшую в Освенциме Эдит Штейн. Изучая философию в Геттингене, Эдит прочитала автобиографию знаменитой испанской монахини святой Терезы Авильской, жившей в ХVI веке. Под впечатлением прочитанного, Эдит обратилась в католичество и стала автором многих философских трудов. В годы оккупации Эдит скрывалась в одном из голландских монастырей. Когда архиепископ Нидерландов публично осудил нацистский антисемитизм, ее вместе с группой священников и монахов еврейского происхождения вывезли в Освенцим и уничтожили.

В конце 1986 года президент Всемирного еврейского конгресса Эдгар Бронфман начал кампанию за официальное признание Ватиканом Израиля. Папа приветствовал это начинание, и при его самом непосредственном участии 30 декабря 1993 года дипломатические отношения между Израилем и Ватиканом были установлены.

В 2000 году Папа нанес визит в Израиль. Он посетил Институт Катастрофы и героизма Яд Вашем и помолился у Стены Плача. В расщелину Стены он, по традиции всех паломников, вложил записку со своим прошением Всевышнему, а затем принес покаяние перед еврейским народом.

За период правления Папы Иоанна Павла II во многом изменилась церковная практика католицизма: из повседневной церковной службы удалено большинство антииудейских и антиеврейских тем, отменены антисемитские решения целого ряда средневековых соборов. Но многое еще предстоит сделать, и остается только надеяться, что новый ватиканский понтифик достойно продолжит дело, начатое его великим предшественником.

Басин Я. Ватикан и евреи. Век ХХ - «За свабоднае веравызнанне» № 10, жнівень — верасень 2005

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.