Это сладкое слово «Свобода»

В апреле этого года в Иерусалимской городской русской библиотеке состоялась презентация третьего тома воспоминаний Григория Григорова «Поворот судьбы и произвол». О содержании книги говорит его подзаголовок: «Итоги и анализ произошедшего в России/СССР в ХХ веке». Автор, проживший долгую жизнь и бывший свидетелем и участником большинства глобальных событий бурного ХХ века, находившийся рядом с их крупнейшими фигурантами, на последней странице своего фундаментального повествования вынужден признаться, что существует ряд вопросов, на его взгляд достаточно важных, на которые он в течение своей жизни так и не нашел ответа. Первым же из них он ставит перед читателем глобальную проблему: смогут ли граждане Советского Союза в обозримом будущем избавиться от рабской психологии и мистического отношения к верховной власти, будь то генеральный секретарь правящей партии или самодержец? Иными словами, сможет ли население теперь уже бывшего СССР в течение двух-трех поколений обрести то чувство, которое в мировой практике называется свободой личности?
По случайному совпадению презентация проходила накануне светлого еврейского праздника Песах. Как мы знаем, у этого праздника много названий – «Праздник весны», «Праздник исхода», но наиболее важным, скорее всего, является утверждение Песаха как «Праздника Свободы», ибо именно после выхода из египетского рабства еврейский народ смог обрести свободу – главное условие нормального, независимого существования человека и сохранения его человеческого достоинства. И поразительно, насколько современным является библейское повествование об этих событиях, хотя происходили они в глубоком прошлом, которое мы иногда неосмотрительно называем доисторическим. Но, как выясняется, уже тогда люди ставили перед собой тот самый вопрос, на который в течение своей долгой жизни так и не смог ответить автор вышеназванной книги.
1
Какое же это увлекательное занятие – вспоминать о событиях, случившихся много столетий назад, сознавая при этом, что речь идет о том, чем живет сегодня наш народ. Не все исторические события имеют, так сказать, «выход в современность». Но Исход занимает особое место в еврейской истории, ибо, вполне возможно, что, если бы его каким-то образом не произошло, евреев сегодня как народа вообще бы не существовало. Они растворились бы в огромной массе египтян и исчезли с исторической арены, как это случилось с большинством их современников древнего мира. Но именно с теми, «доисторическими» евреями связано глобальное событие в истории человечества: учение о монотеизме пришло на смену учению о политеизме, возник и утвердился основной нравственный закон в жизни людей.
Историю Исхода и историю жизни Моисея сегодня может рассказать каждый еврейский школьник. Его главные положения сформулированы в Десяти заповедях, смысл которых сводится к утверждению полной ответственности человека за свои деяния. Для нас же крайне важно осмыслить глубинный, философский смысл тех событий, и первый же вопрос, на который предстоит ответить, как случилось, что именно Моисей стал вождем и пророком своего народа.
Думается, ответ лежит в его биографии. Дело в том, что, воспитываясь в семье дочери фараона, он избежал жизни в рабстве, в тех условиях забитости и униженности, в которых жили все остальные его соплеменники. Именно потому Моисею удалось избежать возникновения в его душе рабской психологии. Только в условиях свободного существования у него смогли развиться такие духовные качества, как гордость, человеческое достоинство, смелость в отстаивании собственного мнения, забота о ближнем, упорство и самоотверженность в достижении цели. И именно поэтому на него выпал выбор Всевышнего для решения важнейшей жизненной задачи – вывода из рабства и дарования свободы того народа, которого он избрал для глобальной цели – донести до человечества его Учение, его Закон. Не случайно есть в Библии слова, приписываемые Богу: «Если и есть у вас пророк, то Я, Господь, в видении открываюсь ему.... Не как с рабом Моим Моше, доверенным во всем доме Моем. Устами к устам говорю Я с ним. И явно говорю, а не загадками. И лик Господа зрит он».
2
По мнению историков, пребывание евреев в египетском рабстве продолжалось 210 лет. За это время они адаптировались для жизни в Египте, обзавелись хозяйством и были связаны родственными и дружескими связями с огромным количеством не только своих соплеменников, но и египтян. Они уже свыклись с местными обычаями и, несмотря на поистине рабское существование, уход от, пусть плохого, но, тем не менее, наполненного определенным достатком существования в неизвестность – к жизни в пустыне, полной лишений и опасностей, для большинства из них не был желанным. Моисею еще нужно было уговаривать своих соплеменников совершить исход, успокаивая их, что всё будет происходить под бдительным оком Бога и при его покровительстве. А еще предстояло как-то договориться с фараоном, чтобы тот отпустил евреев, но тот, не смотря на то, что пришли в Египет евреи сами, упорно отказывался сделать это. И Моисей обратился к фараону с фразой, которая и в наше время используется лидерами многих освободительных движений.

Эта фраза – самый знаменитый лозунг в истории человечества. Моисей сказал фараону всего три коротких слова. Но именно эти три слова перевернули всю мировую историю. Они стали символом стремления людей к свободе и независимости. Эту фразу использовали в качестве лозунга черные рабы Америки в своей борьбе с рабовладельческим государством. А в древнем Египте этими словами евреи не только выразили свой протест против национальной дискриминации, но и огласили свое право на выбор собственного пути в жизни, в том числе и на возвращение на свою историческую родину в Эрец-Исраэль.
«Отпусти мой народ!» – потребовал Моисей у фараона.
3
Когда Моисей получил от Бога поручение вывести свой народ из египетского рабства, ему было уже 80 лет, и для фараона он был просто пожилым евреем, с которым можно не считаться. Фараон решил наказать Моисея и всех евреев за дерзость: он приказал надзирателям заставить подчиненных им рабов выполнять еще большую работу, чем прежде. Фараон был убежден в своем всесилии, поэтому, чтобы убедить его, что есть сила гораздо более могущественная, чем он, Бог наслал на Египет десять несчастий, которые вошли в историю как Десять казней египетских.

Фараона очень пугали эти казни, и каждый раз, узнав об очередной из них, он поспешно давал разрешение евреям уйти из Египта, но, придя в себя, отменял это решение. И Моисей понял: евреев надо увести раньше, чем фараон вновь обманет его.
Бегство было настолько стремительным, что евреи даже не приготовили в дорогу провизию. У них не оказалось готового хлеба – тесто не успело подняться. Поэтому уже в пустыне они, как пишет Библия, «испекли... из теста, которое вынесли из Египта, пресные лепешки, ибо оно еще не вскисло». Эти плоские пресные хлеба евреи стали называть маццой.
Библейская легенда о мацце имеет глубочайший не только исторический, но и философский смысл. Дело в том, что у маццы есть еще одно название – «хлеб лишений». Жесткий, сухой, грубый хлеб обычно давали рабам, а мягкий, хорошо выпеченный хлеб предназначался свободным людям. А в результате получилось так, что и в рабстве, и уже в условиях свободы евреи ели один и тот же жесткий, грубый хлеб. Что ж они тогда выиграли от своей свободы? Они выиграли саму СВОБОДУ! Вот почему мы говорим о важнейшем историческом уроке Исхода евреев из рабства: разница между свободой и рабством заключается не в степени комфорта, а в свободе распоряжаться собственной судьбой.
4
Тора гласит, что перейдя Красное море, евреи оказались в пустыне, и тут выяснилось, что испытания, выпавшие на их долю, еще только начинаются. Им предстояли долгие годы странствий, прежде чем они окажутся в своей Земле обетованной. Их спасение – одно из тех чудесных избавлений от смертельных опасностей, которыми так насыщена вся история еврейского народа. И они, естественно, видели в этом руку Бога. Кто еще мог спасти израильтян, кроме него! И они с благодарностью возносили ему славу в своих молитвах. Они были убеждены, что это Он раздвинул воды Красного моря. И это Он указывал им дорогу в пустыне – в дневное время шел перед ними, скрываясь в столпе облачном, а ночью – в столпе огненном, освещая путь. И кто, кроме Него, мог помочь им, страдающим в бесконечной Аравийской пустыне от жажды и голода сначала найти пресный источник, а потом отловить целую стаю перепелов, которые пошли для приготовления пищи. И никак, кроме как божественным даром, нельзя назвать сыпавшуюся им с неба манну во все дни недели, кроме шаббата, когда нельзя заниматься никакой работой, даже приготовлением пищи. И так все 40 лет скитаний по пустыне, до последнего дня. И разве без помощи Бога они, обессиленные и изможденные, могли бы победить напавших на них амалекитян? Просто Бог услышал молитвы, которые направлял ему стоявший во время битвы на высокой скале Моисей.
Но вот однажды наступил день, когда израильтяне достигли горы Синай и разбили стан у ее подножия. Именно об этой горе говорил Моисею Бог, открывшись в неопалимой купине: «Когда ты выведешь народ из Египта, вы совершите служение Богу на этой горе». Именно тогда Моисей и совершил восхождение на вершину. Он провел там 40 дней, в которые Бог снизошел к нему и вручил Скрижали Завета – две каменные плиты, на которых были начертаны Десять заповедей. Однако, спустившись с горы, Моисей неожиданно увидел, что его соплеменники, не дождавшись его возвращения, соорудили себе идол для поклонения – Золотого тельца (быка). Они стали поклоняться этому тельцу и приносить ему жертвы в надежде на возвращение домой. Они признали его своим божеством, объявив, что это не Бог, а он, телец, вывел их из рабства: «И сказали они: вот Бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!» У египтян бык служил воплощением главного языческого божества, и признание его вновь идолом избавившегося от египетского рабства народа было для Моисея признаком морального падения своего народа. В бешенстве он разбивает сооруженного идола, а заодно и принесенные с горы скрижали.
5
Как же трудно дается человеку расставание со своим прошлым! Прожив долгие годы в определенных условиях, свыкнувшись с определенной обстановкой, окруженный определенными людьми, впитав менталитет и образ жизни этих людей, становясь похожим на них «по образу и подобию своему», человек обретает тот душевный комфорт, который делает его земное существование вполне для него приемлемым. И поэтому, попадая в иные условия, лишаясь этого душевного комфорта, не привыкнув самому за себя решать возникающие проблемы, он зачастую теряет способность к адаптации к новым условиям, теряет волю к сопротивлению. Вспомним эпизод из советского фильма «Джентльмены удачи». Один из его героев, сбежав из тюрьмы и оказавшись на свободе, не знает, что ему с этой свободой делать. Он не приспособлен к новой жизни. Он вспоминает о той жизни, где плохо, но зато все просто, где не надо самому думать и что-то решать. И однажды он говорит с тоской: «А в тюрьме сейчас макароны дают».
Оказавшись на свободе, евреи попали отнюдь не комфортные условия. Но они доверились своему лидеру, Моисею. Однако тот ушел на встречу с Богом, поднялся на гору и исчез на долгих 40 дней. И люди, привыкшие, что за них все решают другие, заволновались. А вдруг Моисей вовсе не вернется? А вдруг он погиб? Они еще не только не успели привыкнуть к тому, что теперь они должны все решать сами за себя, – они даже думали о том, что так должно быть.
Люди выходят из психологической зависимости от чужой воли годами, а народ – целыми поколениями. Антон Павлович Чехов говорил, что сам он всю жизнь «по капле выдавливал из себя раба». Поэтому не будем слишком строги к евреям, бежавшим из египетского рабства и оказавшимся в сложных условиях. Они захотели вновь попасть туда, где им, быть может, и плохо, но где для них все знакомо, где есть условия для привычного существования, где можно вернуться к привычному душевному комфорту. Вот почему они решили обрести спокойствие, вновь обратившись к старым символам Бога. Но вернувшийся Моисей пресек этот возврат к идолопоклонству.
6
Как гласит еврейская традиция, Бог простил Моисея за то, что тот разбил скрижали. Он понял, что только такой ценой Моисей смог эмоционально подействовать на сознание своего народа, дать ему почувствовать всю глубину падения. Но Моисей исправил положение: он высек из камня новые скрижали и поднялся с ними на гору. Всевышний начертал на них те же слова, что были на разбитых плитах, и именно они стали величайшей ценностью всего еврейского народа.
Нет, не случайно евреи получили от Всевышнего Скрижали Завета лишь тогда, когда не только физически освободились от рабской зависимости, а и реально ощутили себя свободными людьми. Рабы не могли получить скрижали, ведь начертанные на них основные принципы Закона – свидетельство обретенной СВОБОДЫ, которой евреи на всем многовековом своем пути уже никогда не лишались, не смотря на то, что перед ними раз за разом возникали все новые и новые фараоны.
И когда в наши дни то перед одним, то перед другим народом встает вопрос: «Свобода или рабство?», всякий раз возникает образ вышедшей из Египта еврейской общины, которая обрела Землю обетованную лишь спустя 40 лет после Исхода и многострадальных скитаний по пустыне, но только тогда, когда ушли из жизни те, кто еще помнил, что такое рабство. Даже Моисея с ними не было, хотя именно ему они были обязаны своей свободой. И это был уже совсем другой народ. СВОБОДНЫЙ НАРОД!

Дапісаць новы камэнтар

Значэньне поля ня будзе паказанае публічна ні ў якім разе.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
17 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.